Перейти к содержимому


Фотография

Авиация и методы борьбы с ней: выводы из войны на Донбассе


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В теме одно сообщение

#1      Гродненский

Гродненский

    Старожил

  • Модераторы
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 2 554
  • Беларусь
  • Гродно
  • Пол:Мужчина

Отправлено 19 июня 2017 - 15:07:17

Украинцы не были в состоянии обнаружить и уничтожить ни одной колонны т.н. сепаратистов, а удачные атаки по целям или объектам не имели влияния на оперативную и даже тактическую ситуацию. Применяя классические бомбы и неуправляемые ракеты, действующие обычно в парах штурмовые вертолеты (Ми-24) или в парах или по одиночке боевые самолеты (Су-24, Су-25, МиГ-29) имели небольшую силу поражения  - пишет Мартин Гавенда в своем анализе для Defence24 об участии украинской авиации в войне на Донбассе.

 

1138c6d5b92eb9250ec383a8ad81bf0d.jpeg

Украинские Су-25.

 

Украинские ВВС в момент начала конфликта были в плачевном состоянии. Самолетов и вертолётов в  рабочем состоянии было относительно мало, экипажи боевых самолетов имели малый налет (гораздо лучше было с вертолетчиками – благодаря миссиям в Африке), практически не было точного вооружения, провальными были координация действий и связь. В целом можно сказать, что если говорить только о боевых действиях (т.е. исключив медицинскую эвакуацию, транспортные перелеты и т.д.), украинская авиация была мало эффективна.

 

На общую оценку активности украинской авиации огромное влияние  имел противовоздушный арсенал, которым располагали противники. Т.н. сепаратисты обладали в мае и июне 2014 года ПЗРК и малокалиберным оружием, в июле появились первые самоходные системы «Стрела-10». Действия украинской авиации вдоль границы затрудняло также воздействие средств ПВО и РЭБ с территории России. Переломным оказался август и вход на Донбасс российских батальонных тактических групп: активность украинской авиации была полностью остановлена, так как воздушное пространство над восточной Украиной де-факто было закрыто.

 

8760ccf3914f2ed381bb814832fad07b.jpeg

Украинский Су-24МР.

 

Из применения авиации и многоуровневой системы ПВО в донбасском конфликте можно сделать несколько общих выводов:

 

- эффективность авиации опирается на комплексной разведке (спутниковой, воздушной, личной и т.д.), а с этим на Донбассе было плохо.

 

Без постоянно актуализируемых (лучше всего в режиме реального времени) данных о противнике, невозможным является эффективное поражение воздушными средствами сил и средств противника. Действие авиации без наведения, например, способом самостоятельного поиска целей на избранных территориях, является малоэффективным и подвергает ее угрозе.  Точное распознание хотя бы части противовоздушных средств  сделает возможным выбор оптимальной трассы вылета и возвращения. Отсутствие связи может стать причиной удара по собственным подразделениям, отсутствие наведения с земли практически делает невозможным миссии прямой поддержки.

 

- Поражение противника неуправляемым оружием относительно мало эффективно, особенно при ударах одиночных машин.

e128fb203cbfde2e94f09d63a912bc70.jpeg

Украинский Ми-24.

 

Украинцы не были в состоянии обнаружить и уничтожить ни одной колонны т.н. сепаратистов, а удачные удары по целям и объектам не имели никакого влияния на оперативную и даже тактическую ситуацию. Применяя классическое оружие (классические бомбы, неуправляемые ракеты), действующие обычно в парах штурмовые вертолеты (Ми-24), или действующие в парах или поодиночке боевые самолеты (Су-24, Су-25, МиГ-29) имели небольшую силу поражения.  Практически не известны случаи, чтобы массированные авиаудары успешно ограничили движение колонн противника и нанесли ему потери даже летом, т.е. в период, когда ПВО сепаратистов была еще слаба. Вертолеты Ми-24 практически не использовали управляемые ракеты. Удары одиночных самолетов по стационарным целям на практике оказывались малоэффективными. Примером может быть налет Су-24М на базу бригады «Призрак» 24 мая 2014 года – противнику практически не нанесены достойные внимания потери.

 

- Беспилотники, даже малого радиуса действия, либо импровизированные, в современных боевых действиях необходимы.

 

На Донбассе беспилотники применялись либо для быстрой тактической разведки, либо для взаимодействия с артиллерией. Если говорить об эффективности артиллерии сепаратистов (де-факто российской), то она была достигнута благодаря  беспримерному до сих пор применению беспилотников. Россияне разработали целую процедуру эффективного взаимодействия беспилотников «Орлан-10» с артиллерийскими батареями. Правительственная сторона имела крайне ограниченные возможности ведения воздушной разведки: действия постсоветских беспилотников («Рейс») были неэффективными, а угроза для классических самолетов-разведчиков чересчур велика.

 

- Потенциальная угроза многоуровневой ПВО вынудила украинскую авиацию к снижению практически на уровень верхушек деревьев.

 

a9d45d91af9119a08ee0b327bbd865fb.jpeg

Ми-8.

 

Вначале угроза противовоздушным оружием исключительно на низшем уровне (стрелковое оружие, мелкокалиберное, ПЗРК) вынудило украинскую авиацию занять более высокие, безопасные эшелоны. Только вот наращивание ПВО на Донбассе стало причиной тому, что самолеты и вертолеты должны были спуститься вниз, и выполнять полеты прямо над землей, практически на границе безопасности. Это, естественно, повлияло на эффективность их применения.

 

- Малокалиберные средства и ПЗРК эффективно ограничили действия украинских вертолетов.

 

Вертолеты Ми-24 из охотников стали дичью. Исключая начальную неожиданность, достигнутую сепаратистами под Славянском, активность вертолетов была малоэффективной. Действия штурмовых вертолетов, базирующиеся на неуправляемых ракетах и предпринимаемые в обстановке угрозы, не были эффективными и не имели реального влияния на тактическую ситуацию.

 

Часть воздушных операций были отброшены на этапе планирования или были прерваны. При этом стоит вспомнить, что украинская сторона выполнила несколько тактических десантов (перебросок вертолетами к цели), но ни в одном случае не были реализованы (либо запланированы) действия боевой группы, соединенной с эвакуацией вертолетами.  

 

- На потери и малую эффективность применения авиации имело влияние отсутствие интегрированных средств самозащиты самолетов и вертолетов.

d6a906f1a26e42f161194a557a7cdd6e.jpeg

МиГ-29 ВВС Украины.

 

Сейчас следует считать необходимым стандарт оснащения вертолетов рассеивателями выхлопных газов (т.н. EWU), или интегрированными системами самозащиты (активной и пассивной) нового поколения. Системы самозащиты не всегда передавали украинским экипажам тревожную информацию об угрозах (облучение РЛС, угроза от выпущенной ракеты, неэффективными были системы постановок активных помех, и т.д.). Украинские выводы ведут к констатации, что даже наиэффективнейшие системы самозащиты БКО-2 на Су-24М/МР (т.е. и так старых) были бессильны в отношении новых систем, например,  «Панцирь-С1».

 

- Эффективность украинских Вооруженных сил, в том числе и авиации, была успешно ограничена средствами РЭБ.

 

На войне в Донбассе сепаратистско-российская сторона развернула современные средства РЭБ, которые в соединении со средствами ПВО закрыли перед украинской авиацией пространство над восточной Украиной. Таким образом, мы можем говорить о развитии на Донбассе  определенных элементов стратегии закрытия доступа  (A2AD,  anti-access and area denial — ограничение и воспрещение доступа и манёвра – прим.) в тактико-оперативном локальном варианте.

 

- ПЗРК способны поражать самолеты.

 

Конфликт на Донбассе подтвердил более ранний опыт, например, из Грузии, что ПЗРК способны поразить самолет, но это часто заканчивается только повреждением, а не уничтожением цели (малая сила поражения). Само поражение зачастую является успехом ПВО, но желаемы обычно т.н. «kill hits» , т.е. поражение, заканчивающееся уничтожением воздушного судна.  К известным случаям повреждения ПЗРК Су-25 в Грузии можно добавить подобные случаи в Донбассе: поврежденный Су-24МР (четыре запущенные ракеты, но успешно) и Су-25М1, которые несмотря на попадания из ПЗРК смогли вернуться с задания.

 

- Решаясь на силовое решение любой ситуации с участием вражеских вооруженных групп, следует изначально признать, что они способны (и планируют) сбивать воздушные цели.

 

Трагической для украинской авиации оказалась первая фаза т.н. АТО на Донбассе, т.е. период «как-бы-войны». Украинская  сторона ограничивала применение авиации для разведывательных, транспортных и демонстрационных полетов, как бы не давая себе отчета в угрозе. В итоге сепаратисты, обладая еще относительно слабой ПВО нанесли «застигнутой врасплох» правительственной стороне серьезные потери – в особенности это было заметно 2 мая над Славянском. Невозможно избавиться от впечатления, что первые сбитые Ми-24 были в определенном смысле результатом легкомысленного их применения, не предполагающего реальной угрозы с земли.

 

9b0827282f0da5f93d8224c3f4a0cfa9.jpeg

Сепаратисты и российские войска располагают противовоздушными системами "Панцирь-С1".

 

Конечно, некоторые из вышеперечисленных элементов случались одновременно и оказывали взаимное влияние на малую эффективность действий украинской авиации, которые в экстремальных случаях заканчивались сбиванием.

 

Примером стечения таких обстоятельств может быть атака двух пар Ми-24П по горе «Гагарин» во время боев за Луганск в августе 2014 года. Шел затяжной бой, гору занимала российская  боевая группа (парашютисты с БМД). Атаковали значительные силы – две пары Ми-24 П из 7-й бригады.  Первая пара обстреляла указанный район, однако вторая ошибочно (вследствие отсутствия координации и связи) атаковала тот же самый район, что имело плачевные последствия – ракетой из ПЗРК был сбит Ми-14П. Таким образом, здесь мы имеем дело с примером неудачной реализации боевого задания: несмотря на относительно большие привлеченные силы (целых 4 Ми-24П), эффективность атаки слабая, и вдобавок миссия закончилась потерей вертолета.

 

Конечно, украинская сторона провела несколько удачных операций вертолетов или самолетов (вроде донецкой 26 мая), но в целом авиация оказала минимальную поддержку неземным силам АТО, понеся при этом болезненные потери.  

 

Многие из вышеприведенных выводов можно признать типичными также и для других современных конфликтов, где можно наблюдать, например, эффективность ПЗРК, массовое тактическое применение малых и импровизированных беспилотников, значение наведения с земли, малую фактическую (т.е. не пропагандистскую) эффективность неуправляемого оружия (дешевого, но мало прицельного) в областях сильного противодействия, и т.д.

 

 

 

Lotnictwo i metody jego zwalczania. Wnioski z wojny w Donbasie [ANALIZA]


  • Лютый, mdk2 и ант изволили поблагодарить

#2      Изнуренков

Изнуренков

    Старожил

  • Модераторы
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 7 593
  • Пол:Мужчина

Отправлено 19 июня 2017 - 22:03:53

чой-то ясновельможный пан про АТО говорит? а как же агрессия клятых москалив?


  • Лютый изволил поблагодарить