Перейти к содержимому






Фотография
- - - - -

Вступительное слово на встрече с доверенными лицами. 10 декабря 2012 года Москва

Написано nu-pogodi , в Киноленты 11 декабря 2012 · 563 Просмотров

http://www.youtube.com/watch?v=UX_0MFI16dU&feature=player_detailpage

Владимир Путин провёл встречу с доверенными лицами, поддержавшими его в период избирательной кампании.

Это первая встреча Президента с доверенными лицами после вступления в должность. Ранее институт доверенных лиц действовал только во время предвыборной кампании.
Накануне с доверенными лицами Владимира Путина встречались представители Администрации Президента, Правительства и Федерального Собрания для обсуждения реализации положений предвыборных статей главы государства и соответствующих Указов, подписанных Президентом 7 мая 2012 года.
В список доверенных лиц входит порядка 550 человек из разных регионов страны. Среди них – представители общественных объединений, творческой интеллигенции, известные деятели науки, спортсмены, журналисты, врачи и представители других профессий.
* * *
В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые друзья, коллеги!
Позвольте мне так к вам обратиться: именно коллеги, – потому что в ходе предвыборной кампании мы с вами делали общее дело, работали в ходе этой предвыборной кампании. И я попросил вас собраться прежде всего для того, чтобы поблагодарить вас за эту совместную работу.
Мы не ошиблись с выбором доверенных лиц. Люди вы все известные и в своих отраслях, и в своих коллективах, и в регионах страны. И не просто известные люди, а люди уважаемые, достигшие больших результатов в своей собственной работе. Конечно, ваше мнение для людей было важным. Я это прекрасно понимаю и благодарю вас за поддержку. Спасибо вам большое.
Предвыборная кампания – это, конечно, очень важный этап в жизни конкретного человека, вашего покорного слуги, да и, думаю, в вашей жизни, поскольку вы принимали участие в этой работе. Но ещё важнее то, что предстоит сделать после избирательной кампании: и нашей, да и во всём мире именно так.
В ходе совместной работы мы с вами наметили большой, огромный план дальнейшего развития нашей страны. Должен заметить, что те документы, которые появились и в ходе избирательной кампании, и после её завершения, в значительной степени опирались в том числе и на ваше мнение. И я уверен, что если вы читали (а мне хочется надеяться, что вы читали) и статьи, и указы от мая текущего года, то вы не могли не увидеть там ваших собственных идей, ваших собственных предложений. Наверное, не всё было реализовано, но тем не менее основные моменты всё-таки я старался учесть.
(Обращаясь к М.Пиотровскому.) Михаил Борисович, я Вас поздравляю с днём рождения! Он совсем недавно у Вас был.
Ещё раз повторяю: вы не могли не увидеть там ваших собственных предложений и идей. Но теперь самое главное – нужно выполнять то, что мы с вами сформулировали в качестве основных задач на ближайшую, среднесрочную либо на стратегическую перспективу для России. Поскольку это самый важный момент, и мы все несём за это в известной степени солидарную ответственность, я и позволил себе вас сегодня здесь собрать, попросить вас приехать в Москву, если кто-то приехал из других регионов, вообще приехать сюда на встречу.
Что бы мне хотелось? Это необычно, и в целом раньше так мы никогда не делали, но мне бы хотелось сохранить этот большой коллектив. Сохранить для того, чтобы была возможность с вами хотя бы пару раз в году встречаться, сверять часы. Пятьсот с лишним человек – это, конечно, люди самых разных взглядов, в том числе и политических взглядов, но это и хорошо, потому что это даст возможность посмотреть на проблемы с разных сторон. Даст возможность и мне, и вам посмотреть, что же делается, что реально происходит в стране, чего мы добиваемся, каких результатов, а что не удаётся и почему.
И мне бы хотелось, и я намерен вас сегодня об этом попросить, чтобы мы с вами такую совместную работу продолжили в ближайшие годы. Повторяю, в силу объективных причин, да и ни к чему частить с такими встречами, но пару раз в году, мне кажется, вполне можно было бы встретиться. Это во-первых.
И, во-вторых, многие из здесь присутствующих так или иначе принимают участие в работе Общероссийского народного фронта. Поэтому можно было бы (я попрошу об этом своих коллег из Администрации) доверенных лиц так или иначе встроить в работу Общероссийского народного фронта, но не в целом всего фронта, а по различным направлениям либо секциям: по науке, по искусству, по образованию, по экономике, по военным делам, по военной реформе и так далее.
Таким образом, я бы хотел добиться того, чтобы и доверенные лица подключились к текущей работе, а пару раз в году, как я уже говорил, могли бы встречаться в широком формате и обмениваться мнениями о том, что происходит в стране либо в конкретном регионе, либо в какой-то конкретной отрасли.
На этом свой монолог я хотел бы закончить и предоставляю вам слово. Пожалуйста.
М.ТОЛБОЕВ: Владимир Владимирович! Друзья, коллеги!
Вы помните, я выступил в период предвыборных дебатов, озвучивал состояние дел малой авиации. Вашим указом от 13 ноября создана Комиссия при Президенте России по развитию авиации общего назначения. Это очень большое дело. От имени тысяч любителей авиации я Вас благодарю.
Второе. Я хотел бы такой вопрос поднять.
Нет, я ещё раз спасибо скажу по одному поводу. Я один из тех, кто считал не на месте господина министра обороны. Мы трое суток гуляли, как в простой песне: «четвёртые сутки пылают станицы», армия радовалась.
В.ПУТИН: Пора бы и прекратить.
М.ТОЛБОЕВ: Спасибо Вам.
И одна просьба общего значения. У меня орден Трудового Красного Знамени, в 1988 году его мне вручал Генеральный секретарь Горбачёв. Это Трудовое Красное Знамя, а есть боевое Красное Знамя. У меня есть и боевые награды, но это трудовые. Героя России я получил не за боевые действия, а за испытание авиационной космической техники, то есть тоже за труд. Опыт Советского Союза показывал, что героизм можно совершать не только на поле боя, но и на трудовых фронтах.
Со мной рядом уважаемый член нашей общей команды Гамзат Магомедович [Гамзатов, председатель Общественной палаты Республики Дагестан]. Например, в сложнейших условиях строил и построил у нашего села огромную не только ГЭС, но и исторические музеи – целый комплекс, а награды за это… Я не знаю, как государство может обозначить. Можете Вы подойти к этому вопросу как наш самый большой человек, возродить традицию, стимулирующую передовую, огромную работу?
В.ПУТИН: Если я Вас правильно понял, Вы предлагаете возродить звание Героя Труда, да?
М.ТОЛБОЕВ: Да. Геральдисты знают, как это делать. Наше дело какое? Мы воспринимаем то, что Вы указом озвучиваете.
Я очень благодарен. Благодарю, что я Ваше доверенное лицо, что Вы мне доверяете. Для меня это очень много значит. И я Вам доверяю как моему Президенту. Я хочу Вам пожелать больших, хороших, крепких успехов на таком большом посту за Россию. Всего доброго.
В.ПУТИН: Спасибо большое.
Первое, что касается развития малой авиации. Мы с вами говорили на предыдущей встрече. Полностью согласен. При такой колоссальной, огромной территории, как территория Российской Федерации, и при недоразвитой инфраструктуре железнодорожного и автомобильного транспорта, автомобильных дорог, конечно, это надо всё развивать, при таких территориях всё-таки во многих местах единственным средством транспорта является авиация, прежде всего малая авиация. Нам, безусловно, надо возрождать это. Поэтому я говорил во вступительном слове, что многие идеи, которые вы высказывали, нашли отражение в последующих документах, в том числе в указах Президента. Это одно из предложений, которое вы сформулировали на предыдущей встрече. И оно действительно попало в одно из решений последнего времени.
Но сразу хочу сказать и обозначить свою позицию. Не помню, говорил ли я в прошлый раз, наверное, не мог не сказать. Нам нужно возрождать малую авиацию, но на собственной базе при современных, разумеется, высокотехнологичных решениях, при использовании опыта зарубежных стран, может быть, даже и неплохо, и с привлечением их опыта, их капиталов, их технологий, но производство должно быть в России.
Очень много поступает предложений, связанных с отвёрточной сборкой, то есть крупными деталями завозить, здесь просто скручивать – и пускай летают. Казалось бы, неплохо. Но если мы пойдём по этому пути, то мы никогда не получим собственной компетенции, а она нам нужна как воздух. Поэтому мы должны здесь действовать так, как в принципе у нас неплохо получилось в автопроме. Мы можем и должны приглашать иностранных участников этого процесса и с капиталами, и с технологиями, но с одним обязательным условием – с ростом локализации, то есть расширением внутреннего производства на российской территории. Мы по этому пути и должны пойти. Это первое.
Теперь что касается звания Героя Труда. Вам-то, думаю, всем понятно, ваш труд такой, что был достоин звания, и вы достойны были звания Героя России. Не важно, что это не боевая работа, но у вас она такая, что мало чем отличается от боевой, она связана с риском для жизни. Но в целом, конечно, я думаю, что неплохо было бы нам возродить и то звание, о котором Вы сказали, – Герой Труда. Надо только подумать, нельзя делать полную кальку с советского времени. Надо подумать, и нам всем вместе подумать, и с обществом посоветоваться, с общественными организациями: должны быть критерии, ясные и понятные критерии, не просто за количество проработанных лет, а за результаты, за вклад в развитие страны. Вот в этом направлении если мы чёткие критерии сформулируем, а это, мне кажется, можно сделать, после этого можно и возродить звание Героя Труда.
Пожалуйста, прошу Вас.
Н.АНТОШКИН: Владимир Владимирович, Толбоев выразил не только своё личное мнение. В связи с тем, что я уже десятки лет руковожу геройскими организациями, мы этим вопросом занимались уже лет 15 назад, когда ещё покойному Президенту Ельцину предлагали, что надо возродить, потому что труд бойца и труд работника разный. Я выступаю от имени всего геройского сообщества, в том числе и Героев Социалистического Труда, и прошу поддержать наше мнение, которое высказал Толбоев. Это нужно сделать. Это для морального стимулирования работников труда, начиная наукой и культурой и кончая другими сферами. Критерии, конечно, отработают. У Вас подготовленный аппарат, как разложить, за что – это не проблема.
В.ПУТИН: Согласен.
Н.АНТОШКИН: Главное, чтобы Вы приняли сейчас это мудрое политическое решение.
В.ПУТИН: Считаем, что мы с вами такое решение приняли.
Н.АНТОШКИН: Мы, Герои Советского Союза, Героев Социалистического Труда [в зале] не имеется, Герои России имеются. Поэтому мы выражаем мысли не только сидящих в зале – за нашими спинами миллионы людей. Это они хотят, мы их волю выражаем. Мы передаточное звено от Президента к народу и связь с Вами.
И ещё одна просьба. Я думаю, народ бурными и продолжительными аплодисментами, наверное, поддержит. Похлопаем! Погромче только! Поддерживаем это звание? (Аплодисменты.) Все поддерживают.
И второй вопрос. Мы вчера тоже поднимали много вопросов. Спасибо, правильно сделали, уже очень многие высказались. Нам нужно – нам, Вашим доверенным лицам, – чтобы всё время поступал материал, на основе которого мы могли бы грамотно людям объяснять политику нашего государства, нашего Президента, нашего Правительства, потому что на пальцах сейчас очень тяжело работать в нашей многоукладной экономике и в нашей многопартийной системе. Когда поступает определённый материал, нам легче в этом вопросе работать. Если есть такая возможность, предлагали и сайт открыть, предлагали и другие вопросы. Наверное, какой-то обобщающий материал всё время должен нам поступать. Мы верим Вам. Мы Ваши доверенные лица, и мы должны чётко проводить эту политику в государстве.
В.ПУТИН: Хорошо. Я с Вами полностью согласен. Такая информация, конечно, у вас должна быть. Мы подумаем, и я лично подумаю на тему о том, как организовать этот процесс. Вы абсолютно правы.
Ещё раз вернусь к предложению возродить звание Героя Труда. Я согласен с этим. И будем считать, что мы такое решение приняли. Думаю, что Вы совершенно точно сформулировали главную цель – нужно обратить больше внимания на человека труда, где бы он ни работал: и рядового рабочего, и инженера, и учёного, и работающего в области науки или в искусстве.
РЕПЛИКА: Госслужащих.
В.ПУТИН: Госслужащих, совершенно верно. Людей, которые делают дело своей головой и своими руками, – вот на них надо обратить больше внимания. И моральные стимулы здесь, конечно, крайне важны. Нам вообще об этом нужно отдельно поговорить.
Да, пожалуйста.
А.НАЗЕЙКИН: Назейкин Анатолий Григорьевич, руководитель профсоюза работников связи Российской Федерации.
Я с 2000 года доверенное лицо, Владимир Владимирович, Вы знаете это прекрасно, - 12 лет. И поэтому считаю, что то, что Вы сделали сейчас институт доверенных лиц таким постоянно действующим органом, это очень здорово. Мы настаивали и в те годы, чтобы это было, но тогда как-то не прислушались. Сейчас Вы прислушались. Это очень здорово. Это обратная связь. И если даже, может быть, продумать какой-то статус доверенного лица, продумать какой-то документ доверенного лица…
В.ПУТИН: Машину, секретаршу… (С м е х.) Не надо? (А п л о д и с м е н т ы.) Давайте не будем бюрократизировать эту работу.
А.НАЗЕЙКИН: Владимир Владимирович, Вы знаете, что почтовики России, а это 400 тысяч человек, в основном (300 с лишним тысяч) вступили в Общероссийский народный фронт. Они были активными избирателями и агитаторами, вообще отрасль связи Вас активно поддерживала. Вы знаете, выборы закончились, единственный наказ от отрасли связи был именно по почте - принятие государственной программы модернизации федеральной почтовой связи.
Сложилась такая ситуация, что сегодня 80 процентов сельской связи - отделения убыточные, Север весь убыточный. Сегодня финансовое положение такое, что зарплата у почтовиков очень низкая, к сожалению. Мне как руководителю профсоюза стыдно говорить об этом, но очень низкая. Некоторые отделения связи даже в Москве пришлось закрывать. Поэтому ситуация очень тяжелая. Не от того, что руководство чего-то недорабатывает, отсутствие государственной программы - очень отрицательно сказывается. Наказ был Вам как будущему Президенту Российской Федерации. Сегодня эта программа не принята. Я думаю, что вообще-то с кого-то надо спросить, кто отвечает. В Правительстве Дворкович ведет эту тему. Но сегодня программы нет, и я людям не могу сегодня объяснить, почему ее нет. Поэтому я думаю, что за невыполнение Ваших наказов кто-то вообще-то должен отвечать. Это раз.
Второе. Естественно, остановилось все строительство сортировочных центров. Построено два центра (Владимир Владимирович, найдите время, посетите их): в Подольском районе тысячи новых высокоавтоматизированных рабочих мест и под Санкт-Петербургом. Как раз 25 миллионов, о которых Вы говорили, - это новые рабочие места. Сейчас все строительство остановлено, потому что нет государственной поддержки. За счет почтальонов сегодня строить, сами понимаете, и так зарплата низкая. Поэтому, еще раз говорю, программа должна быть обязательно. Да, акционирование, почта-банк, этот вопрос надо решать, но четко должно быть все прописано, когда будет акционирование, когда будет почта-банк, когда будет закон о почтовой связи, все четко. Пока это все расплывчато, что надо бы и так далее. Поэтому когда нет четкой программы, очень печально.
Очень печально, Владимир Владимирович, что Вы подписали закон о "письмах счастья". Вас просто подставили. Они сэкономили сейчас 2,5 миллиарда, отобрали их у тех же почтальонов, операторов, сортировщиков. Минфин - инициатор. И так государственной поддержки нет, хотя я скажу, Владимир Владимирович, Вы, будучи Председателем Правительства, очень много почте помогали, мы говорим большое спасибо. Сейчас эти "письма счастья", кроме отрицательного, ничего хорошего не несут. 80 миллионов лишились сегодня информации. Я сам связист, сегодня интернет у нас занимает очень малую часть, он есть, конечно, в крупных городах, это надо развивать, но хотя бы на несколько лет этот закон отложить. Надо, конечно, переходить и на интернет, это наша перспектива. Но сегодня с 1 января 13-го года, как подарок новогодний сделали всем, кто получает, это 80 миллионов застрахованных лиц, я считаю, что это неправильно. Поэтому если можно что-то сейчас сделать, как-то отложить действие закона о "письмах счастья", то я был бы Вам благодарен.
И хочу сказать, Владимир Владимирович, все-таки надо социальную программу государства не только для бюджетников проводить, надо, чтобы государство социальную политику проводило и в акционерных обществах, очень много народа работает там, где присутствие государства есть, где контрольный пакет государства есть. Вот там социальной политики не просматривается четкой.
Я приведу пример по нашему "Ростелекому". Министерство связи и профсоюз подписали отраслевое тарифное соглашение. И Вы знаете, совет директоров отклонил, не присоединился к отраслевому соглашению, мотивируя тем, что там прописана индексация заработной платы. И все! Совет директоров (а это - контрольный пакет у государства), соответственно, принимает такое решение.
Поэтому я считаю, что какая-то выгодная должна быть социальная политика в отношении акционерных обществ там, где присутствует государство.
И я прошу Вас - программу модернизации государственной - примите, пожалуйста.
Спасибо.
В.ПУТИН: Я постараюсь ответить очень коротко.
Это даже был не вопрос, это была позиция профсоюзов. Собственно говоря, не только профсоюзов, многих людей, которые в отрасли работают, она мне хорошо известна. Но чтобы было понятно всем присутствующим - действительно проблема есть. И действительно отрасль не в самом лучшем положении находится. И заработные платы небольшие, и технологически развивается не теми темпами, которыми должна была бы.
В чем проблема? Пути решения - их много, но главные такие: либо давать нужно много из бюджета, либо повышать тарифы, то есть увеличивать расходы граждан на услуги почты. И то и другое - очень сложное решение и с политической, и с социальной, и с экономической точки зрения. Денег в бюджете, как всегда, недостаточно. А перекладывать эту нагрузку на граждан, это - достаточно непростое политико-социальное решение.
Вот в этом и сложность решения проблемы. Но в чем Вы абсолютно правы - это все равно делать нужно и нужна программа развития. И мы обязательно на этом внимание сосредоточим. Я еще раз обязательно вернусь к этому в разговорах с Правительством. Обязательно это будем делать.
Да, и в акционерных обществах с участием государства, особенно там, где контрольный пакет, конечно, представители государства должны соответствующим образом реагировать на социальные вопросы. Они не просто так там сидят. Это правильно.
Пожалуйста.
Э.БАГИРОВ: Сейчас, как известно, идет антикоррупционная кампания. И в интернете внимание приковано…
В.ПУТИН: Это не кампания.
Э.БАГИРОВ: Ну, то есть как это называется? Не кампания разве?
В.ПУТИН: Нет, это не кампания. Это наша политика борьбы с коррупцией. Долгосрочная и рассчитанная на положительный результат.
Э.БАГИРОВ: Хорошо. Назовем это так.
Я буду краток. Я хочу Вам вернуть Ваш же вопрос из интернета. Где посадки, Владимир Владимирович?
В.ПУТИН: Посадки? Вы знаете, с горяча чего не скажешь. А мы все раздражены подчас тем, что у нас происходит, тем, что мы видим. И, конечно, посадки должны быть обязательно. Кстати говоря, их не так уж и мало. Но вопрос не в жестокости наказания. Вопрос в его неотвратимости. Это самое главное, это Вам любой юрист скажет. И мы должны стремиться именно к этому. Хочу еще раз подчеркнуть и еще раз вернуться к своей реплике. Это ни в коем случае не кампания. Мы должны последовательно проводить борьбу на подавление, на искоренение коррупции. Конечно, она не вчера родилась и мы не единственная страна, которая сталкивается с такой проблемой. Вообще, в условиях переходной экономики, когда не сформулированы все требования к участникам рынка, к участникам деятельности в социальных сферах, это непростая задача, но она в целом решаемая. Нам нужно бороться с коррупцией не только в высших эшелонах власти и не только говорить о том, что происходит в Министерстве обороны, нам нужно не забывать, что людей беспокоит и тревожит на улицах городов и поселков, когда сотрудники соответствующих служб деньги вымогают. Нам нужно не забывать, что происходит в социальных сферах, неприятно говорить, но в том же образовании и в здравоохранении и так далее, и тому подобное. Нам все это нужно иметь в виду и нужно работать по всем этим стратам и по всем этим направлениям. Мы так и будем делать обязательно.
Пожалуйста.
С.МАРКОВ: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Прежде всего хотел выразить Вам еще раз свою поддержку.
В.ПУТИН: Спасибо.
С.МАРКОВ: Мы с Вами, Вы знаете. Из-за рубежа иногда на Вас наваливаются, мы за Вашей спиной, никогда Вас не сдадим, будьте уверены.
Сначала хотел поддержать коллегу. Действительно, сейчас это, может быть, главное, о чём разговаривают люди на кухнях, в трудовых коллективах: очень беспокоит, чтобы это не превратилось действительно в кампанию. Тем более сегодня пресса пишет, что практически все по игорному делу освобождены, никого сейчас нет в заключении. Обсуждают люди, что мерой пресечения назначается домашний арест в 13 комнатах – это кажется людям не очень адекватной реакцией. Поэтому здесь тоже люди будут поддерживать и просят: вперёд…
В.ПУТИН: Если позволите, я сразу выскажу своё мнение. Я уверен, что подавляющее большинство находящихся в зале меня поддержат. Конечно, мы должны быть жёсткими и последовательными, но мы должны всегда действовать только в рамках закона. Это непростое дело и для следственных органов, и для органов дознания, и для судов – работать грамотно, квалифицированно и доводить дело до окончательного решения. Почему я это говорю? Потому что по многим составам коррупционного характера, вообще в экономике процесс доказывания достаточно сложный, а выносить решения судов, приговоры судов только потому, что мы уверены в том, что человек совершил преступление, но не смогли набрать доказательств, нельзя, иначе мы скатимся опять в 37-й год – вот в чём всё дело.
С.МАРКОВ: Да, это тоже правильно.
Владимир Владимирович, Вы были Премьер-министром – в основном социально-экономическая проблематика. Сейчас Вы Президент, и в Вашу компетенцию входит внешняя политика. Ситуация за это время изменилась, растёт напряжённость, использование силы во внешней среде, плюс у нас в последние буквально дни происходит обострение с нашими партнёрами. В чём Ваше видение этого изменившегося, в чём изменится, скорректируется внешняя политика?
Хотелось бы, чтобы, с одной стороны, мы твёрдо утверждали свой суверенитет, свою самостоятельность на арене, в то же время не скатились опять к какому-то противостоянию с нашими партнёрами. Ведь у нас же должны быть нормальные стратегические партнёрские отношения. Как Вы видите внешнюю политику в новых условиях? И плюс у нас же Таможенный союз. Как это мы будем вписывать теперь?
В.ПУТИН: Вы специалист, сами можете кому угодно лекцию прочитать, но я своё мнение, конечно, сформулирую и сделаю это с удовольствием. Вы знаете, и все присутствующие здесь знают (я говорил об этом много в последнее время), вообще эксперты и не только в нашей стране, в мире эксперты говорят о чём? Сейчас мы живём во времена перемен, потому что происходит другая структуризация мировой экономики, появляются новые лидеры в мировой экономике. Это прежде всего страны БРИКС – Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка входят в это сообщество.
Азиатско-Тихоокеанский регион растёт такими темпами, которые дают все основания полагать, что в ближайшие 10 лет произойдёт смена лидера в мировой экономике, а это неизбежно, просто по факту, приведёт к перераспределению веса стран в мировой политике. И на самом деле на экспертном уровне все давно с этим согласились, вопрос только, как это произойдёт: будет ли для сегодняшних действующих лидеров это «жёсткая» или «мягкая» посадка, что за этим последует, как будут себя вести новые лидеры. Безусловно, Россия должна найти себя в этой трансформации, своё место, утвердить его.
Что происходит? Конечно, Россия, безусловно, стала мощнее, сильнее, влиятельнее за последние 15 лет. Это очевидный факт. Это не значит, что мы должны что-то диктовать или продвигать во что бы то ни стало какие-то свои интересы в ущерб другим странам. Но без мнения России и без её эффективного участия многие проблемы не решаются. Не думаю, что это всем нравится. На самом деле это тоже нормально, потому что одно дело – решить самостоятельно и никого не спрашивать, а другое – с кем-то считаться. Это раздражает и часто вызывает у наших партнёров поиск таких инструментов, которые позволили бы на Россию нажать где-то там, чтобы она была податливой в чём-то другом.
Какие используются штампы? Мы ещё не вышли целиком из коммунистического прошлого, у нас демократия какая-то не такая, и выборы не такие. Всё ставится под сомнение, легитимность. А если мы здесь не легитимны, то какое право мы имеем там что-то говорить в условиях внешней политики? Что может сказать о музыке Чайковского человек без прописки – вот логика! (Смех.)
Но это всё уходит в прошлое. Я и раньше всегда говорил, что кому-то казалось, что мир стал однополярным. Ничего подобного не произошло – 15 лет назад не было, а сейчас тем более. Уже нет ни одного, наверное, человека, который говорил бы о том, что мир однополярный. Он многополярен и укрепляется в таком качестве. И мы в этой мировой геополитической трансформации должны найти своё место. Можем мы это сделать? Конечно, можем: с нашей огромной территорией, с нашими традициями, с нашей растущей экономикой и военной мощью. Но, без всякого сомнения, мы должны это делать современными способами – не на условиях конфронтации, а на условиях продвижения и защиты своих собственных национальных интересов, но, разумеется, сопоставляя их и считаясь с интересами наших партнёров.
И.ГЛАЗУНОВ: Владимир Владимирович, мы все горой стоим за Вас. То, что Запад шумит, это говорит о том, что Россия растёт, становится могучей. Вы однажды повторили прекрасные слова Александра III: «У России два союзника: её армия и флот». Это гениальные слова.
Хочу поблагодарить Вас от всей души за помощь молодым художникам, уже сказывается результат. Когда был конкурс на лучший памятник Столыпину, 25-летний студент поддержанной Вами Академии живописи, ваяния и зодчества занял первое место среди самых маститых скульпторов нашей страны. Они сами не поверили: «Это, наверное, какой-нибудь XIX век. Это вообще кто?» А это был 25-летний Ярослав Бородин. Мы отлили эту скульптуру и хотим от академии Вам преподнести, потому что то, что Вы заложили памятник Столыпину, это великое событие, говорящее о преемственности, о традиции. И «им нужны великие потрясения, а нам нужна великая Россия» [высказывание П.А.Столыпина]. Спасибо за то, что Вы говорили о патриотизме.
Последнее, что я хотел сказать. В связи с этим задумали мы сделать музей сословий России, очень бы хотелось Вам показать. Напротив Белого дома – эскиз этого музея, в моей двухэтажной мастерской собраны все вещи: крестьянства, дворянства, купечества. Такого музея нет нигде в мире. Это ещё раз освежит нашу память о нашем величии, о достоинстве и о будущем поколении, которое должно быть преемственным величию наших предков.
Спасибо Вам за то, что Вы делаете, Владимир Владимирович.
С любовью к Вам! Спасибо!
В.ПУТИН: Спасибо.
То, что памятник, о котором Вы сказали, выглядит как классическая работа, очень приятно. Это говорит о том, что у нас замечательные школы и таланты не иссякают.
Вы знаете, я отвлекусь от контекста и расскажу вам одну историю. Неудобно, конечно, стыдновато, тем не менее скажу вам. Это было в Петербурге уже достаточно давно, где-то в начале 90-х годов. Я выходил из Большого зала филармонии после концерта. Выхожу, народу много кругом, и рядом со мной человек небольшого роста, два слова совершенно случайно друг другу сказали. А там же, знаете, у нас замечательный памятник Пушкину стоит, на площади Искусств. Мы повернулись, я говорю: «Какая замечательная работа. Как красиво!» А там ещё подсвечено так. И вдруг мой собеседник говорит: «Да, я ею очень горжусь. Это одна из лучших моих работ». [Скульптор Михаил] Аникушин. Я обалдел, я думал, что это классик какой-то. Ну, собственно, он и есть наш классик. Но то, что у нас такие есть скульпторы, художники сегодня, – это здорово очень.
(Обращаясь к С.Маркову.) Я, кстати говоря, не ответил на вторую часть Вашего вопроса по поводу Таможенного союза. Вы знаете, весь мир идёт по пути интеграции. Мне не нужно приводить примеры Евросоюза, где, кстати говоря, я уже об этом тоже упоминал, количество обязательных решений, принимаемых Европарламентом, обязательных решений для членов Евросоюза, больше в процентном отношении, чем количество обязательных решений бывшего Верховного Совета СССР в период Советского Союза. Вот там какая степень интеграции.
Правда, тоже есть свои проблемы, они немаленькие. Многие эксперты считают, что вперёд забежали, своевременно недоурегулировали макроэкономические вопросы, согласование валютных политик и так далее. Весь мир идёт по этому пути, в Северной Америке объединение Канады, США, Мексики, в Юго-Восточной Азии – везде. Мне очень странно слышать, когда некоторые коллеги из-за рубежа говорят, когда мы идём по пути интеграции, что это возрождение амбиций России как бывшего Советского Союза. Какая чушь! Для нас это естественный абсолютно процесс. Почему? Потому что у нас есть нечто такое, чего в других интеграционных объединениях вообще нет, – у нас есть общий язык, великий русский язык. У нас есть в известной степени общий менталитет, поскольку мы вышли из одной страны. У нас общая транспортная инфраструктура. У нас общая инфраструктура энергетики. У нас огромная, просто несопоставимая с другими странами и с другими интеграционными объединениями кооперация между важнейшими отраслями экономики. Надо сказать, что и в культуре очень много общего. Поэтому для нас это абсолютное движение к повышению своей конкурентоспособности.
Да, пожалуйста.
М.ЮДЕНИЧ: Я хочу продолжить коллег Багирова и Маркова по поводу коррупции. Но не по поводу посадок, а вот о чём хочу сказать.
Мне кажется, что в обществе сегодня всё отчётливее зреет мысль, что власть одна с коррупцией не справится. И Владимир Владимирович Путин, насколько бы он ни хотел, до каждого города не доедет и каждого воришку за ушко не вытащит.
Поэтому образуются сейчас, я это вижу отчётливо и в интернете (поскольку я работала как Ваше доверенное лицо в основном в интернете), отчётливые формирования людей по принципу, например, контроля за ЖКХ. Это небольшие региональные объединения, они не рвутся в Думу, они не хотят депутатских мандатов – они хотят контролировать те средства, которые выделяются их регионам, для того чтобы у них потолок, извините, не проливался дождём.
Мне кажется, что эти движения (их сейчас много: за ЖКХ, за страховщиками, за строительством и так далее) мы должны поддержать.
В.ПУТИН: Да.
М.ЮДЕНИЧ: Не удушить в политических объятиях, знаете, как мы сейчас накинемся все и загубим, но аккуратно поддержать. Возможно, я думаю, что стоит в ведомственных министерствах аккредитовать эти организации, чтобы они могли на каких-то основаниях принимать участие в этом контроле. Вот такая мысль для Вас, чтобы Вы знали об этом, мы как-то подумали на эту тему.
И второй вопрос. Владимир Владимирович. Он тяжёлый, но я была бы плохим Вашим доверенным лицом, если бы я Вам его не задала. Он касается лейтенанта Сергея Аракчеева. Я знаю, что Вы знаете, кто это такой. Это лейтенант внутренних войск, который дважды был оправдан судом присяжных и тем не менее находится сейчас в заключении, прошёл детектор. Я знаю, что многие люди Вам о нём говорили, в том числе присутствующий здесь коллега Юрий Поляков. Мы убедили его написать прошение о помиловании. Он не хотел этого делать, потому что у него была уверенность в том, что прошение о помиловании пишут только те, кто виновен. На самом деле это не так, в законе этого нет. Мы убедили его написать прошение о помиловании. Оно сейчас у Вас. Рязанский губернатор его поддержал.
Поэтому, когда Вы будете рассматривать это прошение, я очень прошу Вас учесть мой голос как Вашего доверенного лица. Я много раз встречалась с Аракчеевым, я много раз с ним говорила. Я убеждена, что это честный, добрый и чрезвычайно преданный России человек. Когда я его спросила: «А чего ты не сбежал?» – потому что у него был второй человек по делу, который ушёл в бега, и его никто не ищет; он ушёл и ушёл, – он мне сказал: «А почему я должен уходить? Я русский офицер, я ничего плохого не совершал». Вот просьба.
В.ПУТИН: Хорошо.
М.ЮДЕНИЧ: Спасибо.
В.ПУТИН: Я услышал вторую часть Вашего выступления и обязательно обращу на это внимание. Первое.
Второе. Что касается людей, которые занимаются контролем за деятельностью различных структур на местах, в муниципалитетах и в регионах. Чрезвычайно важная работа. И Вы абсолютно правильно сказали: из Москвы не дотянуться до каждого села, посёлка и даже значительного города. Поэтому гражданская активность в этом отношении крайне востребована. А у нас ведь, между прочим, почти миллион всяких структур, которые занимаются контролем. Но, к сожалению, эффективность их работы пока не очень большая. А вот такая форма работы меньшими силами и почти бесплатно для государства – но эффект будет гораздо более серьёзный. Я с этим абсолютно согласен.
И нужно подумать, конечно, о том, как их поддержать, какие формы поддержки могут быть.
Я услышал Ваше предложение. Подумаем. Здесь коллеги в зале присутствуют, в том числе Руководитель Администрации. Мы пометили и подумаем над этим.
М.ЮДЕНИЧ: Спасибо.
В.ПУТИН: Пожалуйста.
В.БАРАНЕЦ: Добрый день, Владимир Владимирович!
Позвольте представиться: полковник в отставке Баранец, военный обозреватель газеты «Комсомольская правда».
В.ПУТИН: Я в курсе, да.
В.БАРАНЕЦ: Спасибо.
Владимир Владимирович, я сейчас набрался нахальства и представил себя на Вашем месте. И смотрю, как вот этот «батальон» всё время у Вас что-то просит. Получается, что Вы должны работать, а мы Вами должны руководить. Ну, наверное, должно же быть наоборот.
В.ПУТИН: Это взаимный процесс.
В.БАРАНЕЦ: Да. Владимир Владимирович, я не принадлежу ни к елейному, ни к рыдающему «хору доверчивых лиц». Я просто хочу работать. Но прежде всего я хочу передать Вам благодарность от миллионов читателей «Комсомольской правды» в погонах и без за то мужество и героизм, которые Вы проявили при освобождении армии от прежнего военного руководства.
Ещё хочу Вас поблагодарить, Владимир Владимирович, за то, что все мои обращения как доверенного лица в Администрацию Президента, в Вашу пресс-службу даже в каких-то мелочах услышаны, и Вы на них отреагировали. Я пришёл к выводу, что с Вами можно работать. (Смех в зале.)
А теперь в соответствии с директивой Вашего пресс-секретаря Дмитрия Пескова перехожу к конструктивной критике.
Владимир Владимирович, есть у нас один политический деятель в России, который говорит, что реформы Сердюкова были хорошими, всё он правильно делал. И вот у меня спрашивают читатели, которых у меня гигантская аудитория: «Виктор Николаевич, спросите у Владимира Владимировича, если всё так хорошо, то зачем сейчас Шойгу приходится ломать?» Мне бы хотелось задать Вам первый вопрос. Владимир Владимирович, куда пойдёт сейчас военная реформа: мы будем перестраивать то, что «накосячил» Сердюков, либо Шойгу поведёт нашу армию вперёд? Это первый мой вопрос как Верховному Главнокомандующему. Спасибо.
И второй вопрос, извините, наболело у военных людей. Владимир Владимирович, Вы уже не раз показывали, что способны исправлять ошибки, и это тоже правильно, это нисколько не умаляет Ваш авторитет. Армия всё это видит, и народ видит. Владимир Владимирович, сейчас я




Сентябрь 2020

П В С Ч П С В
 123456
78910111213
14151617181920
21222324 25 2627
282930    

пользователей просматривает

пользователей, гостей, анонимных