Перейти к содержимому


Фотография

Спасти Русского Гамлета.


  • Закрытая тема Тема закрыта
Сообщений в теме: 81

#81      Road Warrior

Road Warrior

    Арбитр

  • Администрация
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 45 053
  • Пол:Мужчина

Отправлено 19 Июнь 2019 - 08:54:36

10(22) марта 1801 года. Санкт-Петербург. Михайловский замок.
Иван Петрович Кулибин, механик и изобретатель.


   Сегодня утром ко мне пришел дворцовый служитель с запиской, написанной самим императором Павлом Петровичем. В последнее время государь часто заказывал мне различные хитрые механизмы, за которые он щедро платил. Деньги мне были кстати – я продолжал начатые несколько лет назад эксперименты по созданию вечного двигателя. Увы, ничего путного у меня пока не получалось. Казалось, еще чуть-чуть, еще одна попытка, и двигатель, который я называл «самоходной машиной», заработает. Но все мои усилия оказывались тщетными. Видно, удача мне изменила – технические сложности, которые я когда-то решал играючи, сейчас мне не удавалось никак разрешить.

  А супруга моя, Авдотья Васильевна, с печалью смотрела на меня, и лишь тогда, когда нужда в деньгах становилась совершенно невыносимой, жаловалась мне на то, что ей порой просто не на что купить еду для нашей большой семьи. Вместо того, чтобы тратить заработанные деньги на семью, я расходовал их на свои неудачные эксперименты. Жена моя была совершенно права, но я все же надеялся в самое ближайшее время изобрести наконец свою «самоходную машину», которая принесет мне немалый доход.

  Так что мой вызов к императору меня обрадовал. Государь наверняка предложит мне изготовить нечто сложное, то, что он не может предложить сделать иностранным мастерам, которые часто не знают самых известных законов механики.

  В своем кабинете император был не один. За столом, заваленном какими-то бумагами, сидело двое. Один из них, человек примерно моего возраста, с любопытством посматривал на меня, время от времени поглаживая короткую седую бороду. Второй, чуть помоложе, взглянул на меня с интересом и что-то шепнул седобородому. Я понял, что это люди нездешние – они были одеты странно, не так, как это принято при дворе царя. Как, впрочем, и я, единственный из подданных государя, которому разрешено было являться во дворец в простом долгополом кафтане и мужицких сапогах. Ну и бороду я не брил, потому что не хотел быть похожим на никонианцев. Как последователь старой и истиной веры, я старался держаться особняком от тех, кто курил табак и играл в карты. Были среди никонианцев и хорошие люди, но от веры своей я не отступал, и заставил окружающих меня смириться с этим. Императрица Екатерина Алексеевна и ее сын Павел Петрович тоже махнули на меня рукой, и не старались заставить меня отречься от старой веры.

  Но седобородый не был похож на моего единоверца. Даже борода его еще ничего не значила. В отличие от моей, окладистой и тоже подернутой сединой, она была аккуратна подстрижена, а шея и щеки подбриты.

– Доброе утро, ваше императорское величество, – приветствовал я царя. – Вы хотели видеть меня?

– Да, сударь, – голос у императора был немного хриплым, как у человека, который о чем-то совсем недавно много говорил. – Я хочу представить вас двум моим друзьям – господину Патрикееву и господину Коновалову. Они прибыли издалека и хотели бы заказать вам изготовить несколько механизмов, которые понадобятся нам. Я не очень хорошо разбираюсь во всех ваших механических штучках, и потому попрошу господ Патрикеева и Коновалова самим рассказать вам обо всем.

  «Новые друзья царя? – я вспомнил, что о них толковали мои знакомые. – Правда, они были людьми незнатными, и знать то, что творилось в царских покоях, они не могли».
– Иван Петрович, – начал седобородый, которого государь представил как господина Патрикеева. – мы хотели бы заказать вам несколько весьма нужных нам вещей. Первый, и самый срочный заказ – это изготовление трех крепких и надежных телег для наших самодвижущихся машин…

  Услышав про самодвижущиеся машины, я едва не упал в обморок. Неужели эти люди уже создали вечный двигатель?!

  Я дрожащим голосом задал этот вопросу господину Патрикееву, который развел руками, и сообщил мне, что вечный двигатель невозможно создать в принципе.

– Поймите, уважаемый Иван Петрович, – участливо произнес седобородый, – наши ученые с использованием законов физики и механики доказали, что двигатель, который раз приведенный в действие, может работать вечно, противоречит этим самым законам.

  Мое огорчение оказалось настолько сильным, что я даже на какое-то время перестал слышать то, что говорил мне этот странный человек. Только пару минут спустя до меня донеслись слова: «Наши экипажи обходятся без лошадей…»

– Позвольте, господин Патрикеев, но я десять лет назад изготовил подобный экипаж для государыни-императрицы, приводимый в движение силой двух лакеев.

– Иван Петрович, наши экипажи приводятся в движение мотором, работающем на бензине. Они могут двигаться со скоростью восемьдесят верст в час, и перевозить груз весом больше сотни пудов…

– Этого не может быть! – воскликнул я. – Таких машин еще никто в мире не строил!

– Но, тем не менее, они есть, – с улыбкой произнес господин Патрикеев. – Не так давно государь изволил лично прокатиться на такой машине. Ну, а если вы продолжаете сомневаться в их существовании, то я вам их покажу. К сожалению, во избежание ненужных толков, пока нет возможности продемонстрировать нашу технику на ходу.

– Хорошо, господа, – ответил я, – допустим, у вас и в самом деле есть такие чудо-машины. Но тогда для чего вам нужны повозки для этих самых машин? Ведь они и сами могут передвигаться в нужном направлении с огромной скоростью…

  Господин Патрикеев и господин Коновалов переглянулись с императором. Дождавшись кивка царя, господин Патрикеев сказал:

– Видите ли, Иван Петрович, все дело в том, что бензина, с помощью которого движется такая машина, у нас не так уж и много. И потому, исключительно для сбережения этого самого бензина, нам и понадобится повозка, на которых наши машины будут следовать до нужного места. Ваша задача – сделать повозку достаточно крепкой и надежной.

  «Странно, – подумал я, – что-то тут нечисто. Что это за таинственный бензин, который предназначен для машин новых друзей царя, и почему его у них немного? И самое главное – откуда они его раньше брали?»

  Видимо, прочитав сомнения, появившиеся на моем лице, господин Патрикеев посмотрел на своего товарища, который до этого скромно молчал, и лишь внимательно слушал наш разговор.

– Видите ли, Иван Петрович, – сказал господин Коновалов, – вопрос с бензином – это следующее задание, которое мы хотели бы вам поручить. Нужно будет изготовить нечто вроде перегонного куба, с помощью которого и изготовляется бензин. После того, как такой куб будет изготовлен, бензина у нас будет предостаточно. Я сделал схему этого самого куба, думаю, что вы, с вашим опытом и умом быстро во всем разберетесь.

  Услышать такой комплимент в свой адрес, скажу честно, мне было приятно. К тому же посмотрев на руки господина Коновалова, я понял, что он сам механик, и мне потом, после аудиенции у государя, будет весьма интересно с ним поговорить.

– Хорошо, господа, я согласен. Хотелось бы посмотреть на ваши чудо-машины. Меня интересуют их размеры и вес. Без всего этого трудно будет начать работу над заказанными вами повозками. Заодно вы покажете – что это за штука такая, бензин…

– Сударь, – подал голос император, – вам все это покажут, и вы своими глазами увидите то, о чем вам сегодня здесь рассказывали. Но я предупреждаю вас – вы никому на свете не должны рассказывать о том, что увидите. Это один из самых больших секретов Российской империи.

– Государь, – сказал я, – клянусь сохранить в тайне все, что я узнаю от вас и господ Патрикеева и Коновалова. В чем я готов целовать крест…

– Тогда, Иван Петрович, – сказал господин Патрикеев, понимаясь со стула, – я попрошу следовать за нами. Вы ведь, наверное, просто сгораете от любопытства…


  • Андрей 1969, Колко, Vlad-23 и еще 1 изволили поблагодарить

#82      Road Warrior

Road Warrior

    Арбитр

  • Администрация
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 45 053
  • Пол:Мужчина

Отправлено 20 Июнь 2019 - 08:24:05

31 марта (12 апреля) 1801 год. Балтийское море, бухта Кёге.
Борт 74-пушечного корабля Его Величества «Элефант».
Вице-адмирал Горацио Нельсон.


  Свершилось! Наш флот, несмотря на все опасности, вошел в Балтийское море!

  Правда, сделать это оказалось не так уж просто. Я не говорю о том кровопролитном сражении с упрямыми датчанами, которое, если сказать честно, я чуть было не проиграл. Но я добился своего, а победителей, как известно, не судят. Жаль только, что все лавры достанутся этой бездарности Паркеру, который не понимает, что потеря времени – это предпосылки нашего будущего поражения.

  Ведь он начал проводку наших кораблей через проливы лишь спустя два дня после заключения перемирия с кронпринцем Фредериком. Паркер явно не спешил. Он для начала отправил в Британию наш трофей – 60-пушечный корабль «Гольстейн», единственный из датских кораблей, который мог выйти в море, не опасаясь, что от полученных повреждений он не пойдет ко дну. Вместе с ним на родину были отправлены два наших устаревших и ветхих корабля – 74-пушечный «Монарх» и 50-пушечный «Изис». На них мы погрузили раненых героев сражения при Копенгагене. Многие из них имели серьезные ранения, и, к моему большому сожалению, не все они доберутся живыми до берегов нашей старой доброй Англии.

   И лишь потом началась трудная и кропотливая работа по проводке наших кораблей через песчаные банки, располагавшиеся между островами Амагером и Сальтгольмом. Для начала мы перегрузили всю артиллерию кораблей на купеческие суда, чтобы максимально облегчить боевые корабли. Но, все равно, во время проводки многие из них неоднократно касались днищем мелей. Правда, все обошлось без серьезных повреждений, и мы сумели к сегодняшнему дню буквально протащить наш флот на Балтику.

  Вот тут-то адмирал Паркер неожиданно проявил большую прыть – он с шестнадцатью кораблями немедленно направился к острову Борнхольм, рассчитывая застать там врасплох шведский флот. Наши агенты сообщили, что шведы уже давно стоят там, ожидая – чем закончится сражение между нами и датчанами. В случае успеха эскадры кронпринца Фредерика они присоединились бы к нему, а в случае нашей победы, они бежали бы под защиту неприступных фортов Карскруны. Так что, поход адмирала Паркера, по всей видимости закончится ничем. Никого он у Борнхольма не найдет.

  Я же тем временем собирал всю доступную мне информацию о русском флоте, который, по моему мнению, и будет нашим главным противником. Наши агенты из Ревеля сообщили, что на рейде стоят вмерзшие в лед русские военные корабли – всего их было два десятка. Командовал ревельской эскадрой адмирал Макаров. Я с ним не был знаком, но многие командиры наших кораблей неплохо его знали. Четыре года назад небольшая русская эскадра под его командованием зимовала в британских портах, а когда в этих портах вспыхнул мятеж экипажей английских кораблей, то русские помогли адмиралу Дункану усмирить мятежников. Его величество король Англии Георг  наградил за это адмирала Макарова золотой шпагой, украшенной алмазами.

   И вот теперь этот адмирал противостоял нам. Я даже не сомневался, на чьей стороне будет победа – ведь русские будут сражаться с моими матросами и офицерами, прославившимися во многих морских сражениях. А у русских, как мне сообщили из Ревеля, экипажи в основном состоят из новобранцев, еще не имеющих боевого опыта. Многие из них вообще ни разу не выходили в море. Артиллеристы на русских кораблях, от которых, собственно, и зависит успех сражения, плохо обучены. К тому же корабельные расчеты боятся своих пушек больше, чем вражеских. Многие русские орудия во время боя взрываются, калеча и убивая своих же моряков.

  Кроме того, как мне конфиденциально сообщили люди, настоящие имена которых знают немногие, нам во время сражения при Ревеле помогут. Найдутся люди, которые попытаются взорвать русские пороховые погреба, и поджечь русские корабли. Конечно, мне не совсем по душе такие способы ведения войны, но о том, что делают люди, которых трудно назвать джентльменами, не обязательно знать настоящим джентльменам, вроде меня.

   Пока же я наблюдал за ремонтом наших кораблей, контролировал закупку провизии у датчан, добывал карты Балтийского моря, которые помогут мне ориентироваться в водах, прилегающих к русским портам. Помимо этого я беседовал с опытными моряками, которые бывали в здешних водах или служили в русском флоте (а таких оказалось немало). Среди них был и мой адъютант Фредерик Тезигер, который несколько лет плавал под русским флагом.

  По своему опыту я знал – только тщательная подготовка к боевому походу может принести желаемый успех. К тому же я рассчитывал, что Адмиралтейство сделает соответствующие выводы о том, что произошло во время сражения у стен Копенгагена, и отзовет адмирала Паркера, сделав меня единственным и полностью самостоятельным командующим на Балтике. Вот тогда-то я смогу проучить этих заносчивых русских, заставив их со всем почтением относиться к кораблям под британским флагом.  
          
 


  • Андрей 1969 изволил поблагодарить




Рейтинг@Mail.ru