Перейти к содержимому


Фотография

Военная честь шуток не допускает!.. (Генерал Ушаков)


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1      Колко

Колко

    Арбитр

  • Администрация
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 4 695
  • Москва
  • Пол:Мужчина

Отправлено 15 Март 2019 - 13:48:43

Это происходило в 1814 году, в Париже, где, по взятии столицы Франции, стояли наши войска.

Поручик одного из наших гусарских полков, некто Телавский, Геркулес ростом и силою, рубака каких мало, но, с тем вместе, умный и превосходно воспитанный и образованный, обедал раз в одном парижском ресторане. За одним с ним столом сидело человек десять французских кавалеристов.

Шел общий разговор. Французы чересчур развернулись и позволяли себе шуточки и насмешки, не совсем изящные, над русскими офицерами. Телавский, превосходно говоривший по-французски, отшучивался очень остроумно и не позволял выбить себя из позиции защитника русской армии. Но вот один из французиков отпустил вдруг уже очень плоскую, казарменную и оскорбительную фразу для русских офицеров. Телавский тотчас же отвечал:

- Cela, passe la plaisanterie [ шутки кончились (фр.)]: это относится уже прямо к чести русской армии, и потому я требую у вас удовлетворения.

- С величайшим удовольствием. На чём же вам угодно драться?

- На саблях.

- Согласен.

- И я разделяю мнение моего товарища и, стало быть, тоже принимаю ваш вызов, - отозвался другой офицер.

- И я тоже, - послышалось со всех сторон, - все десять офицеров вышли драться с Телавским. Они тут же сделали и вынули десять номерных билетов, кому начать и в каком порядке продолжать поединок.

Отправились за город. Встали в позицию. Дуэль началась. Раз, два, три, и француз, тяжело раненый падает. Становится против Телавского другой: после трех или четырех взмахов могучей сабли русского Геркулеса падает на землю и другой его противоборец. Третьему Телавский попал в кадык. Четвертому фланконадой разрубил бок. Тут передохнули и снова вернулись к делу. Пятый француз пал на руки ещё живых товарищей с наполовину перерубленной шеей.

Увидя такое, Телавский пожаловался, что когда б не выщербленная уже сабля, то французу бы голову начисто отрезал, а так mauvais ton [маветон, т.е. дурной тон(фр.)] вышел. Помиравшего отнесли в сторону и шестой офицер взялся за оружие.

Этот оказался везучее прочих и срубил нашему гусару два пальца на правой руке. Телавский сказал, что не признает себя побежденным и переложил саблю в левую руку - только рукоять перчаткой от крови оттер, чтоб не скользила.

Поединок продолжили и скоро шестой французик получил свое.

Седьмой изрубил Телавскому всю левую руку, но и сам был убит прямым выпадом в сердце.

Таким образом, поочередно, французики все до последнего, до десятого, "ont mordu la poussiere" [пали в бою(фр)] были искрошены богатырем Телавским, который под конец и сам свалился, и его покрошили.

Источник: Штукенберг А.И. Из мемуаров /Литературное наследие Декабристов. Л., 1975, ч.1, с. 113-114.

 

https://cont.ws/@ahlin8/941152

 

 

 

 

 
 
 

 


  • Борода, Пианист и Архонт изволили поблагодарить




Рейтинг@Mail.ru