Перейти к содержимому


Фотография
- - - - -

Большой передел мира


Тема находится в архиве. Это значит, что в нее нельзя ответить.
Сообщений в теме: 462

#361      Mixer

Mixer

    Старожил

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 2 485

Отправлено 30 Август 2011 - 01:17:13

Цитата(High Deryni @ 11.3.2011, 0:58) <{POST_SNAPBACK}>
Как и предлагал Аван: обсуждение вопросов геополитического передела мира - региональных войн, энергетической борьбы, Третьей мировой и прочего безобразия...

В качестве эпиграфа пост из жж камрада el-murid:

"Итак. Не вызывает сомнений, что США - это единственная страна, которая выиграла по итогам Первой и Второй мировых войн. ...

А надо ли обсуждать этот бред? wacko.gif

#362      Mixer

Mixer

    Старожил

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 2 485

Отправлено 30 Август 2011 - 01:19:35

Цитата(Admin @ 11.3.2011, 12:11) <{POST_SNAPBACK}>
Мне кажется никто... Все серьёзные аналитики сходятся во мнении что грядёт мировая война.

Я, веселый аналитик, давно уже говорю об этом.

#363      Mixer

Mixer

    Старожил

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 2 485

Отправлено 30 Август 2011 - 01:33:16

Цитата(so_and_so @ 13.7.2011, 12:34) <{POST_SNAPBACK}>
Мир – дело выгодное: США пора в него «вложиться»
"The Christian Science Monitor", США,Майкл Шэнк (Michael Shank)12.07.2011
...

Это невозможно. Все что осталось от промышленности в США, это ВПК. Вложиться в мир, значит получить миллионы безработных. А это будет полная задница для США. Будет у них как при развале СССР.

#364      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 30 Август 2011 - 22:31:27

Цитата(Mixer @ 30.8.2011, 2:32) <{POST_SNAPBACK}>
Это невозможно. Все что осталось от промышленности в США, это ВПК. Вложиться в мир, значит получить миллионы безработных. А это будет полная задница для США. Будет у них как при развале СССР.

Да!Но и ещё....
Не верю я добрый капитализм и не только из курса Марксизма - Ленинизма и того что империализм есть последняя стадия загнивающего капитализма,что есть США и другие его подельники по войнам.

Тут ещё другой аспект,отвлекаясь от аналитиков,статей ......вот в реале частенько спорили на перекурах о политике и такой момент - взять историю человечества,хроники - бесконечная череда войн.
Римская империя = была - развалилась,Португалия - колонии - всё рухнуло,Испания,Франция потеряли завоёванное.
Англия - под ней - Индия,Канада,Австралия....крестовые походы запада с грабежом на Востоке и т.д. и т.п. одни всегда жили за счёт за других.
Это было,есть и будет.

#365      Kutuzov

Kutuzov

    Старожил

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 1 521

Отправлено 30 Август 2011 - 22:46:40

Цитата(so_and_so @ 30.8.2011, 23:30) <{POST_SNAPBACK}>
одни всегда жили за счёт за других.
Это было,есть и будет.


(добавлю)
Новые технологии сделали мир очень маленьким. Эти самые другие заканчиваются очень быстро, быстро их харчат.
Отсюда и мировой кризис растёт и набирает силу.
Только СССР показал, что можно жить по другому.

#366      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 31 Август 2011 - 13:16:20

Цитата(Kutuzov @ 30.8.2011, 23:45) <{POST_SNAPBACK}>
(добавлю)
Новые технологии сделали мир очень маленьким. Эти самые другие заканчиваются очень быстро, быстро их харчат.
Отсюда и мировой кризис растёт и набирает силу.
Только СССР показал, что можно жить по другому.

Увы,имеем то, что получилось на данный момент.

.............................
«Арабская весна» переходит в мусульманский пожар
Дмитрий СЕДОВ | 31.08.2011

Широкая информационная агрессия Запада в мусульманском мире не могла не привести к утрате арабской молодежью традиционных ценностей, что в какой-то момент подвигло ее к активному политическому протесту. То, что к организации протеста приложили руку западные идеологические центры и спецслужбы – абсолютно очевидно. Особенно ярко это проявилось в завершающий период вооруженной борьбы в Ливии. http://www.fondsk.ru...htozhenija.html

Спровоцированный извне порыв арабов к демократии в условиях авторитарного правления не мог не создать сложнейшую идейно-политическую ситуацию, грозящую историческим тупиком. Революционные вспышки стали приобретать все более странные и противоречивые формы. «Арабская весна» уже подарила три удавшихся переворота (Египет, Тунис, Ливия) и три мощных антиправительственных движения - в Сирии, Йемене и Бахрейне. В трёх последних случаях еще ничего не решено. Граждане Йемена, например, явно стремятся повторить путь ливийского мятежа, и йеменское правительство наводнило столицу войсками, чтобы празднование демонстрантами свержения Каддафи не вылилось в повторение ливийских событий.

В то же время всё, что происходит в этих странах, вовсе не обещает установление демократического правопорядка по западным стандартам.

Обращает на себя внимание поведение победившей оппозиции в Ливии. Руководство мятежников состоит из фракций, с давних времен враждовавших между собой, и предстоящий дележ власти грозит вылиться в кровавые столкновения. Есть и другое важное обстоятельство. За 40 лет правления свергнутого М.Каддафи ливийцы привыкли к тому, что их жизненный уровень повышался, и они стали благополучным народом. Сегодня экономика парализована, и вновь запустить ее может только консолидированное и грамотное руководство, преодолевшее внутренний раскол. Надежды на это мало, и вполне может оказаться так, что после нескольких месяцев хозяйственного хаоса сторонники Каддафи начнут собирать вокруг себя население под лозунгами необходимости устранения недееспособных демократов.

Племенная структура населения Ливии обеспечивает свергнутому полковнику достаточное количество сторонников. К тому же, как показывают последние события, руководство Алжира, не признавшее Переходный национальный совет, готово оказывать Каддафи поддержку. Начинают оформляться новые линии противостояния, способного привести к новой вспышке гражданской войны.

НАТО не очень беспокоят перспективы продолжения братоубийственной ливийской резни - лишь бы была возможность наладить добычу и вывоз нефти из этой страны. Примерно так, как в Ираке, где война позволяла вывозить нефть по невероятным ценам – 20 долларов за баррель для избранных.

Ливия же превратится в один из очагов радикальной исламизации обширного региона. Под аккомпанемент «арабской весны» опасность терроризма возросла на порядок, а наиболее агрессивные ветви исламизма уже представлены в политических структурах. Так, в Ливии появились салафисты, которые близки к «Аль-Каиде» и считаются ее порождением (в других странах их называют ваххабитами). Эта сила стремится усилить своё влияние в стране и не постесняется использовать террор в политических целях. Салафисты достаточно широко представлены сегодня в Египте и Сирии, где раньше особого влияния они не имели. Считается, что это течение финансирует Саудовская Аравия, играющая в «арабской весне» свою игру.

Одной из коренных идей радикального исламизма этого толка является освобождение мусульманского мира от иностранного влияния, а это неизбежно приведёт к конфликту между ними и местными «демократами».

Другим обстоятельством, вызывающим серьезные противоречия в «революционизируемых» странах, является роль Запада в происходящих процессах. Широко распространено мнение о том, что определённые силы на Западе намеренно раздувают пожар арабских революций.

«Некоторые сравнивают Ливию после Каддафи с Ираком после Хусейна», – замечет Башир аль-Бакр в ливанской газете «Аль-Акбар». - В Ираке практически идет тлеющая гражданская война, и конца ей не видно. Американцы недооценили реальное влияние Хусейна на ситуацию. После начала интервенции противоречия в Ираке углубились на долгие годы. То же самое сегодня наметилось в Ливии. Едва ли ливийцы смогут счастливо избегнуть повторения иракской ситуации. Они уже совершили друг против друга множество серьезных преступлений и продолжают их совершать. Последствия не позволят им разумно выйти из положения».

«У очень многих в регионе иностранная интервенция в Ливии вызвала подозрения, что Запад делает это из-за нефти, - пишет ливанская газета «Аль-Сафир». – Поддержка НАТО не была бесплатной, и ливийцам придется платить по счетам». Если иметь в виду, что экономическая ситуация здесь резко ухудшается, то у исламистов появляется реальная возможность мобилизовать своих сторонников на базе антизападных аргументов, направляя их против местных демократов, рассматриваемых как ставленников Запада. И снова ситуация оборачивается усилением влияния радикального ислама. Нельзя исключать, что те революционеры, которые сегодня публично целуют американский и французский флаги, завтра окажутся мишенями для преследования оголодавшей и озверевшей толпы.

Тем временем на юге Йемена http://www.fondsk.ru...kogo-bunta.html укрепляется «Аль-Каида», контролирующая уже целые административные районы. Настанет время, когда с этой территории в Египет, Тунис, Сирию, Ливию начнут проникать группы боевиков-террористов. Первые из них там уже обосновались. «Мы движемся в неизвестность, - говорит ливанский политический аналитик Талал Атриси. - Следующий этап станет этапом конфликтов и столкновений между политическими группировками с целью завоевание власти... Этот период будет длительным, полным испытаний и жестокости».

Организаторы арабских революций высвободили сейсмические силы, которые только приходят в движение. Вдохновленная обманными лозунгами о свободе арабская улица скоро узнает террор, несущий вместо власти народа хаос и насилие…

http://www.fondsk.ru...kij-pozhar.html

#367      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 31 Август 2011 - 22:34:16

Шаткое основание Европейского Союза
31.08.2011 Автор: Йошка Фишер,

Медленно, но мир все-таки становится круглым (даже для Германии): финансовый кризис может полностью уничтожить проект унификации ЕС, поскольку демонстрирует, довольно безжалостно, слабость еврозоны и ее конструкции. Эти слабости больше политические, чем финансовые и экономические.

Маастрихтским договором был учрежден валютный союз, но политический союз, являющийся обязательной предпосылкой успешности единой валюты, остался лишь обещанием. Теперь евро и страны, которые его ввели, платят соответствующую цену. Еврозона сейчас опирается на шаткую основу конфедерации государств, стремящихся как к поддержке валютного союза, так и к сохранению своего налогово-бюджетного суверенитета. Во времена кризиса такой подход не работает.

В начале кризиса, в 2007-2008 гг., фундаментальные изъяны еврозоны можно было исправить, если бы Германия согласилась поддержать совместную программу Европейского Союза по борьбе с кризисом. Но немецкие власти предпочли поддерживать национальное первенство Германии, и, следовательно, – конфедеративный подход к ЕС.

В течение всей истории конфедерации никогда не были эффективными, потому что вопрос суверенитета (а, следовательно, власти и легитимности) остается нерешенным. Показательным примером являются Соединенные Штаты Америки. После получения независимости американские колонии «слегка» объединились согласно Статьям Конфедерации. Но данная конструкция оказалась финансово и экономически слабой, и вскоре США перешли к полной федерации.

Сегодня ЕС (или, точнее говоря, еврозона) столкнулась практически с идентичной ситуацией, за исключением того что в данном случае исторические условия для дальнейшей интеграции гораздо более сложны и трудны, чем в Америки времен обретения независимости.

У ЕС есть три варианта. Дальнейшее пробуксовывание приведет лишь к обострению и удлинению кризиса. Расторжение валютного союза приведет к ликвидации самого проекта ЕС и спровоцирует неконтролируемое разорение. И, наконец, ЕС может двигаться вперед к подлинной экономической и политической интеграции – шаг, который сегодняшние лидеры не делают из-за недостаточной уверенности, вызванной их неверием в наличие необходимой поддержки народов своих стран.

Поэтому многое говорит в пользу начала с сочетания первого и второго вариантов. Затем, когда европейский проект будет на полпути над пропастью, может возникнуть федералистский импульс. Но главное слово здесь – «может»: стремительное падение в пропасть может оказаться в равной степени вероятным.

Пассивный подход ЕС к кризису уже привел к заметным неблагоприятным последствиям. Пассивность выборных должностных лиц разожгла народное недоверие, которое стало угрожать европейскому проекту. Более того, кризис начинает подтачивать сами основы (французско-немецкое и трансатлантическое партнерства) послевоенного устройства ЕС, обеспечивавшего период мира и процветания, не имеющего прецедентов в истории континента.

Давление финансовых рынков уже достигло Франции и является угрозой, конца которой пока не видно. Если Франция встанет не колени, а Германия не поможет своему партнеру уверенно и всем, что она может предложить, катастрофа ЕС будет завершена. И это может случиться, скорее, раньше, чем позже: Франция не может и не станет забрасывать средиземноморский регион, поэтому фантазии о выходе южных стран из еврозоны, занимающие богатых жителей Северной Европы (прежде всего, немцев), ставят под угрозу французско-немецкий столп мира в ЕС.

По другую сторону Атлантического океана налогово-бюджетный кризис и слабый экономический рост Америки вынудит ее умерить свои мировые военные устремления. К тому же, США будет все больше ориентироваться, скорее, в сторону Тихоокеанского, нежели Атлантического региона. Для стран ЕС с нашими беспокойными восточными и южными соседями это создает дополнительную проблему безопасности, к решению которой мы материально и интеллектуально не готовы. Даже сегодня военная слабость ЕС оказывает подрывное действие на трансатлантические взаимоотношения.

Еще одна угроза для трансатлантического альянса вызвана появлением нового мироустройства. Ближайшие годы, точнее, десятилетия, будут отличаться все более агрессивным противостоянием США и Китая, по мере того как Китай становится сильнее, а слабость Америки не проходит. Хотя в данном соперничестве будет и военный компонент, о чем свидетельствует громадный рост военного потенциала Китая, оно будет проявляться, прежде всего, в экономической, политической и нормативных сферах влияния. Главную роль здесь будут играть Восточная, Юго-Восточная Азия и Тихоокеанский регион.

Но Китай попытается втянуть в эту новую мировую игру и ЕС. Вообще-то, он уже начал это делать. Это стало абсолютно очевидным в ходе недавних визитов премьер-министра Вэня Цзябао в кризисные страны ЕС, которым он предложил щедрые займы и помощь. Слабость Америки, растущая зависимость экспорта ЕС (особенно Германии) от китайского рынка, а также соблазн Восточной и Юго-восточной Азии, в общем, приведут к возникновению новой и многообещающей евразийской перспективы по мере угасания трансатлантических взаимоотношений.

Европейские иллюзии по поводу Азии больше не будут направлены на Россию, которая, помимо своих природных ресурсов, просто не сможет больше ничего предложить. Нет, на этот раз искушение будет связано с Китаем, который хорошо понимает важность ЕС в своей нарастающей геополитической конкуренции с (и против) США.

Что касается отношений Германии и Франции, то ЕС также должен твердо поддерживать своего трансатлантического партнера, чтобы не подвергнуть себя большой опасности. Две основы семи десятилетий мира в Европе трещат по швам. Для их восстановления требуется не что иное, как продвижение вперед, наконец-то, к сильному, сплоченному Европейскому Союзу.

Йошка Фишер - министр иностранных дел и вице-канцлер Германии в 1998-2005 гг. На протяжении почти 20 лет был лидером германской Партии зеленых.
Перевод с английского – Николай Жданович
Оригинал: Europe’s Shaky Foundations http://www.project-s...scher65/English


#368      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 03 Сентябрь 2011 - 13:54:15

«Большой Ближний Восток» и колониальные войны
Юрий ГАВРИЛЕЧКО 03.09.2011


Развернувшиеся с начала 2011 года события в Северной Африке и на Ближнем Востоке приводят к мысли, что спустя почти 7 лет США все-таки начали активно осуществлять официально выдвинутый еще во времена Дж.Буша-младшего, в 2003 году, проект «Большой Ближний Восток» (the Greater Middle East). Именно этот план был положен в основу новой ближневосточной политики США. . В академической литературе проект впервые подробно был изложен в 1997 году, в монографии Дж. Кемпа и Р. Харкави "Стратегическая география и меняющийся Ближний Восток" (Geoffrey Kemp and Robert E. Harkavy. Strategic Geography and the Changing Middle East). Предполагается, что вторжения США и НАТО в Афганистан (2001 год) и в Ирак (2003 год) были напрямую связаны со стремлением геополитической перекройки восточной части «Большого Ближнего Востока» (ББВ). Речь тогда шла об Афганистане, Пакистане, государствах Средней Азии и Закавказья, Персидском заливе. Однако из задуманного у американцев многое не получилось. К 2011 году они решили подкрепить свои действия по изменению политической карты восточной части ББВ активизацией в западной части этого макрорегиона, произведя смену действующих там режимов .

Чаще всего в «Большой Ближний Восток» американской геостратегии включаются сегодня, помимо «традиционного» Ближнего Востока и арабской Северной Африки от Ливии до Мавритании, ещё и Иран, Афганистан, Пакистан, а также Сомали и Эфиопия. Кроме того, на карте Дж. Кемпа и Р. Харкави в «Большой Ближний Восток» включены Турция, государства Закавказья, бывшая советская Средняя Азия и Казахстан. Поставлена цель распространения в этих странах западной демократии как инструмента.
Для достижения этой цели США намеревались оказать странам, сотрудничающим с ними, финансовую помощь, но положительно восприняла это предложение только Турция, остальные отнеслись к идее довольно холодно. До недавнего времени разве что в активности сомалийских пиратов, которые каким-то «неведомым образом» умудрялись захватывать суда и парализовать водные транспортные магистрали, ведущие из Азии в Европу, можно было заметить проявления этого плана. Однако с приходом «арабской весны» и эпохи «твиттерных революций» стало очевидно, что «случайными» эти события не назовёшь. Единственное, что может их объяснить, – это реанимация проекта «Большой Ближний Восток».

Семь лет назад, в июне 2004 года, попытка легализовать через саммит G8 план Буша по навязыванию демократии «Большому Ближнему Востоку» потерпела провал. Точку зрения тех, кто не поддержал тогда план США, высказал президент Франции Жак Ширак, заявив, что ближневосточные страны сами должны решать, нуждаются ли они в «миссионерах от демократии». Кстати, и Египет, и Саудовская Аравия в то время также отвергли план Буша, не приняв приглашения участвовать в саммите. Никто из лидеров других арабских стран, за исключением, пожалуй, лишь нового президента Ирака (марионетки США), не высказался в пользу «демократического миссионерства».

С тех пор, однако, многое в мире изменилось, да и Саркози – не Ширак. Став одним из зачинщиков агрессии НАТО против Ливии, президент Франции демонстративно избрал проамериканский курс и этим в немалой мере определил ход войны в Ливии.

По мнению Евгения Примакова , выдвигая план ББВ, Вашингтон преследовал несколько целей. Во-первых, заручившись поддержкой ряда государственных лидеров, задним числом оправдать свою интервенцию в Ираке: если бы был поддержан проект «Большой Ближний Восток», операция в Ираке была бы представлена как один из его эпизодов. Во-вторых, попытаться сплотить вокруг себя всех союзников и партнеров, которые разошлись с Соединёнными Штатами в оценке их действий против Ирака. И, в-третьих, заново утвердить ведущую роль Америки в отношениях с мусульманским миром.

Сейчас, в условиях экономического кризиса, США снова вернулись к плану Буша, но уже не ограничиваясь «помощью» деньгами, а делая упор на экспорт кризиса в виде революций и войн.

Конец ливийской Джамахирии и новая война за колонии
После успешного начала дестабилизации Северной Африки, победы «твиттерных» революций в Тунисе, Египте, удачного расчленения Судана на две части, а также жесткого подавления выступлений оппозиции в Бахрейне и Йемене (при помощи Саудовской Аравии) у США начались сбои на Ливии. Попытки свалить Каддафи сходу, инспирируя выступления «демократической оппозиции», провалились, в том числе ввиду отсутствия этой самой оппозиции. Ставка же на бандитов и зарубежных противников Каддафи при некотором участии вождей племен, недовольных политикой полковника, не оправдалась.

Война против Ливии показала, что, хотя НАТО и в состоянии ковровым бомбометанием полностью уничтожить инфраструктуру не имеющей ядерного оружия и современной ПВО страны, решать стратегические задачи Альянс не способен. Убийство одного из вождей племени обейда Аббдель Фатах Юниса другой частью оппозиции при попустительстве НАТО сразу привело к расколу среди мятежников и резко снизило боеспособность ополчения мародеров, которое при поддержке авиации НАТО уже шестой месяц занимается грабежами и убийствами мирного населения Ливии.

После захвата Триполи наемниками при поддержке натовского спецназа и французского Иностранного легиона и отступления Каддафи в родной Сирт (который самолеты Альянса уже вторую неделю ровняют с землей при полном молчании ООН), Ливию ожидает новая жизнь, а точнее – смерть. Смерть, ибо страну разорвут на части. После объявления «новым правительством» Ливии войны Алжиру на кону - ресурсы всей Северной Африки, за которые сейчас начинается ещё одна колониальная война…

Роль Турции – лоббист США или новый гегемон?
Волнения в Сирии и множество достаточно загадочных обстоятельств столкновений демонстрантов с силами правопорядка уже давно привлекают внимание всего мира. Особенно тревожит реакция северного соседа Сирии – Турции. В начале августа в СМИ появились сообщения о том, что Турция проводит мобилизацию резервистов и накапливает войска на границе с Сирией.

Азербайджанский политолог Тофик Аббасов считает, что Турция «забегает вперед», так как премьер-министр Р. Т. Эрдоган уже и не скрывает, что действует в соответствии с предписаниями Вашингтона. Это подтверждается и тем, что ранее контактная группа по Ливии собиралась в Стамбуле, затем недавно Хиллари Клинтон опять встретилась с Р. Т. Эрдоганом для обсуждения проблемы Сирии. «Подходы Анкары, совпадающие с восточным курсом Вашингтона, вызывают в арабском и мусульманском мире не только раздражение, но и опасения. В последнее время многие задаются вопросом, а тот ли это Эрдоган, который совсем недавно очень предметно отстаивал права палестинцев, твердо защищал «Флотилию мира», посланную в Сектор Газа», - говорит политолог.

Напомню, что Турция не только поддержала проект «Большой Ближний Восток», но и активно участвует в его реализации. По словам бывшего генерального директора Министерства промышленности и торговли Турции, автора книги «Затопленные Западом» Бюлента Эсиноглы (Bülent Esinoğlu), Эрдоган является «сопредседателем» проекта «Большой Ближний Восток» и готов сделать всё, чтобы обеспечить требуемый Вашингтоном раскол Сирии на три части. Такая позиция Анкары может привести не только к войне Турции против Сирии, но и к созданию независимого Курдистана. Пока Сирия и Турция будут заняты войной, курды попробуют, заручившись поддержкой Вашингтона, объединить территории, на которых они проживают (а это части территории четырёх государств – Турции, Ирака, Сирии и Ирана), в одно новое государство.

Одновременно Турция проводит политику сближения с Россией, чтобы на всякий случай иметь «запасной вариант» или хотя бы просто согласие Москвы на действия против Сирии. По сути, сейчас только Россия (и опосредованно - Китай) сдерживают начало активной военной фазы конфликта.

«Сдача» Израиля. Палестина - член ООН? Демарш США
Весной 2011 года США совершили предательство своего главного союзника на Ближнем Востоке – Израиля: 19 мая президент США публично выдвинул идею пересмотра итогов Шестидневной войны и возвращения Израиля в границы 1967 года. С поддержкой предложения Обамы выступили официальные представители Франции, Германии и Польши, верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон. В свою очередь, премьер-министр Израиля Биньямин Нетанияху категорически отверг возможность возврата к старым границам.

13 августа министр иностранных дел Палестины Риад аль-Малики объявил о том, что 20 сентября 2011 года (в полугодичную годовщину начала войны НАТО против Ливии) он намерен подать в ООН официальную просьбу о вступлении Палестины в ряды этой организации на правах полноправного члена . Ранее, 9 августа, представитель Палестинской автономии в ООН Риад Мансур заявил, что, если независимость Палестины не будет признана в ООН, палестинские власти будут добиваться статуса, аналогичному тому, которым обладает сегодня Ватикан. По его словам, программа-максимум для палестинцев – получение признания и членства в ООН, как это произошло недавно с Южным Суданом, однако они готовы в случае необходимости сменить статус «страны-наблюдателя» на статус «государства, не являющегося членом ООН», как рекомендовано резолюцией N181 от 1947 года.

Расчленение Судана на два государства, инициированное Соединёнными Штатами и одобренное Организацией Объединённых Наций, - это продолжение политики двойных стандартов, ставшей нормой международного поведения Америки еще во время агрессии НАТО против Югославии и отделения Косова от Сербии. Если Палестина будет признана членом ООН, не останется никаких препятствий для признания членами ООН Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии. Однако в какой-то момент США вдруг пошли на попятную и разослали более чем 70 странам-членам ООН предложение не признавать Палестину в качестве полноправного члена этой организации . Чем вызван такой демарш – пока не ясно. Возможно, опасением, что контролировать все войны на Ближнем Востоке у США уже нет сил, а потеря Израиля окончательно лишит их возможности и дальше осуществлять надёжный контроль над силами исламистов.
Всё предвещает начало новой войны. Точнее, активную фазу давно идущей колониальной войны за ресурсы. И, возможно, это подготовка к Третьей мировой. Ибо кризис в экономике развитых стран углубляется, экономические меры не дают эффекта, следовательно – в повестке дня именно война. Никаких иных способов борьбы с финансовыми кризисами капитализм не выработал.

http://www.fondsk.ru...lnye-vojny.html

#369      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 03 Сентябрь 2011 - 18:00:08

Нет, 11 сентября не изменило мир
"The Financial Times", Великобритания,Филип Стивенс (Philip Stephens)


За десять лет после террористических актов в Нью-Йорке и Вашингтоне изменилось почти все. Геополитический и экономический ландшафт обрел новые контуры. Но любопытно то, в сколь малой мере эти изменения связаны с 11 сентября.

После потрясений последнего десятилетия это утверждение может показаться противоположным здравому смыслу. США вели войны в Афганистане и Ираке. Воинственный исламизм изменил представление Америки о мире, и представление мира об Америке. Все условия для войны Джорджа Буша с "террором" оставались в силе – или так нам казалось. "Аль-Каида" по-прежнему с нами, равно как и Гуантанамо.

Весной 2003 года в Вашингтоне мне довелось послушать одного высокопоставленного американского чиновника, который объяснял, как вторжение в Ирак создаст новые правила международной игры. Забудьте все эти сентиментальные разговоры о многостороннем подходе, говорил этот чиновник собравшимся европейцам (довольно сентиментальным, надо сказать). Настала эпоха единственной сверхдержавы. С союзниками или без них, США отомстят за падение башен-близнецов. Тогда я писал, что на наших глазах рушится многосторонний порядок.

И все же, несмотря на эти потрясения, оказывается, что геополитические силы, определяющие облик нынешнего столетия, в очень малой степени связаны с 11 сентября. Десять лет Усама бен Ладен становился героем заголовков, но будущее писалось в Пекине, Дели, Рио и так далее. Реакции на первое серьезное нападение на территорию США с тех пор, как в 1814 году британцы разграбили Белый дом, основывались на двух исходных посылках. Первая состояла в том, что США будут утверждать свое глобальное превосходство, полученное в результате победы в "холодной войне"; вторая – в том, что безопасность Запада будет определяться войной с исламистами-джихадистами длиной в целое поколение. Вскоре администрация Буша добавила третью: Ближний Восток будет переделан по образу и подобию западной либеральной демократии.

Подход Вашингтона был кодифицирован в Стратегии национальной безопасности, опубликованной в 2002 году. Она сулила вечную гегемонию США, провозглашала доктрину превентивной войны и отбрасывала сдерживающие факторы многостороннего подхода. Какая разница, что думают другие? США могут действовать в одностороннем порядке.

Белый дом был вовсе не одинок в своей оценке силы США. СМИ, поддавшись страху и трепету, изображали США как Рим XXI века. Комментаторы подсчитывали авианосные группы, бомбардировщики-невидимки и крылатые ракеты – и объявляли Америку непобедимой, беззаботно игнорируя уязвимость, выявленную "Аль-Каидой". Муаммар Каддафи решил отказаться от своего оружия массового поражения. Иранские муллы начали думать о прекращении ядерной программы и были готовы просить мира.

Вскоре этот момент однополярности прошел. Бен Ладен мертв, а США уходят из Ирака. Афганистан будет возвращен афганцам. От понятия "войны с террором", всегда вызывавшего сомнения, тихо отказались. Безусловно, исламский экстремизм является серьезной угрозой – взгляните на Пакистан, Йемен и Сомали. Однако это не манихейская борьба, как казалось Тони Блэру и ему подобным.

Ближний Восток, действительно, созрел для демократии, но не такой, которая насаждается крылатыми ракетами. Арабы борются за свое будущее, не оглядываясь на американских неоконсерваторов и "Аль-Каиду".

Американцы устали от односторонних действий и превентивных войн. Решение Барака Обамы о том, что он будет руководить военной кампанией по свержению Муаммара Каддафи "из задних рядов", соответствовало настроению его страны. Когда республиканцам недавно предложили выбрать снижение налогов или сохранение текущего уровня расходов на оборону, они предпочли снижение налогов.

То, как оспаривается сегодня могущество Америки, невозможно было себе представить после падения Багдада. Да, США остаются единственной сверхдержавой, но мало кто считает, что они и впредь смогут в одиночку задавать направление глобальных событий.

Мир действительно встал с ног на голову, но Афганистан, Ирак и негостеприимный Вазиристан – все это только дымовая завеса, за которой скрывается более важный сюжет последнего десятилетия. Подлинно судьбоносные изменения происходили в усиливающихся странах Азии и Латинской Америки. Десять лет спустя стратегический вызов Соединенным Штатам представляет быстрое смещение равновесия сил. Глобальный порядок больше не принадлежит Западу.

Усиление незападных стран предсказывалось давно. Но никто не думал, что оно произойдет так быстро. На пороге нынешнего столетия считалось, что Китай сравнится с США по объему ВВП году, скажем, в 2050. Теперь ожидается, что это произойдет до 2020 года.

Вызов многосторонней системе, созданной Франклином Д. Рузвельтом и Гарри Трумэном, исходит не от президента–унилатералиста в Белом доме, а от новых великих держав, не желающих принимать порядок, заведенный Западом. Это смещение равновесия относится как к восприятиям и предчувствиям, так и к твердым реалиям. Китай спустил на воду авианосец, но у США уже дюжина флотов, патрулирующих мировые океаны. Однако при этом Китай увеличивает расходы на оборону, а США – сокращают.

Разумеется, второе важное изменение связано с глобальным финансовым крахом 2008 года. Этот момент был важен с точки зрения как геополитики, так и экономики. Сбой в работе западной банковской системы и кризисы государственного долга, лишившие Европу последних претензий, а США – кредитного рейтинга ААА, показали нам мир, в котором Запад уже не является хозяином глобализации.

В свое время вашингтонский консенсус задал правила для всего мира. Его капитализм свободного рынка был похоронен в руинах Lehman Brothers. Китай – крупнейший кредитор Америки. У новых великих держав – свои экономические модели.

Реакция Буша на теракты 11 сентября подчеркнула эти глубинные тенденции. За войны в Ираке и Афганистане Соединенным Штатам пришлось заплатить наличными (более триллиона долларов) и глобальным престижем (не поддается исчислению). В результате, они продемонстрировали ограничения, а не возможности военной силы. Крылатые ракеты не защищают от самодельных взрывных устройств.

Получился какой-то странный мир, ни то ни се. В историю минувшее десятилетие войдет как интермедия, отделяющая непродолжительный период беспрецедентной силы США от нового, хаотичного многополярного мира. Разгромить "Аль-Каиду" было необходимо. Но, на самом деле, при всем ужасе, вызванном 11 сентября, бен Ладен изменил не так уж много.

Оригинал публикации: No, 9/11 did not change the world http://www.ft.com/in...l#axzz1WlTZhv1N
http://rus.ruvr.ru/2...2/55569262.html

По теме
WikiLeaks - 11 сентября мировой дипломатии ("Radio France Internationale", Франция) http://rus.ruvr.ru/b...1974/index.html
Буш и Чейни напоминают, как мы заварили эту кашу ("The Washington Post", США) http://rus.ruvr.ru/2...2/55551677.html
Когда боги гневаются ("Les Echos", Франция) http://rus.ruvr.ru/2...2/55567126.html
Обама и бремя исключительности ("The Wall Street Journal", США) http://rus.ruvr.ru/2...2/55540831.html
Внешнеполитическая несостоятельность ("The National Interest", США) http://rus.ruvr.ru/2...5/55161671.html
Правда об «Аль-Каиде» ("Foreign Affairs", США) http://rus.ruvr.ru/2...5/54220510.html
США в Афганистане: те же ошибки, что и в Ираке ("Causeur ", Франция) http://rus.ruvr.ru/2...5/53275266.html



#370      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 04 Сентябрь 2011 - 15:06:18

“Это будет война всех против всех”

“Повода для оптимизма в сирийском вопросе нет”, - так прокомментировал ситуацию в этой стране президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский
Сирийская оппозиция, воодушевленная успехами ливийских повстанцев, по окончании священного месяца Рамадан перешла к ежедневным демонстрациям протеста.

Антиправительственные выступления прокатились в минувшую пятницу по всей стране. В ходе демонстраций погибли 23 человека, сообщают зарубежные СМИ. Наибольшее число убитых в столкновениях с полицией пришлось на города Арбин, Кфар-Батна, Дума и Хумурия, расположенных вблизи Дамаска.
Наиболее активные выступления против режима Башара Асада прошли в Хаме. Там полиция вступила в прямое столкновение с демонстрантами, которые скандировали лозунги "Лучше смерть, чем унижение!".

Тысячи людей выступили в поддержку экс-прокурора провинции Аднана Баккура, ушедшего в отставку в ответ на репрессии властей против жителей Хамы. В видеообращении, опубликованном в Интернете на этой неделе, Баккур заявил, что "сотни мирных демонстрантов были убиты властями, а их тела сброшены в братские могилы". Еще 10 тысяч человек, по словам Баккура, были арестованы за участие в антиправительственных выступлениях.

На этом фоне страны Запада решили усилить давление на Дамаск. Правительства государств Европейского союза приняли решение ввести запрет на импорт сирийской нефти и нефтепродуктов в свои страны. Об этом стало известно в пятницу на неформальной встрече глав внешнеполитических ведомств 27 государств ЕС, состоявшейся в польском городе Сопот.

- Крупнейший банк Сирии попал под санкции ЕС
http://rus.ruvr.ru/2...3/55597060.html
Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон заявил в пятницу, что президент Сирии Башар Асад должен уйти в отставку, указав на наличие у его политического режима множества общих черт с прежним ливийским режимом Каддафи.
"Так же, как и в Ливии, там (в Сирии) имеется диктатор, который творит ужасные вещи по отношению к своему народу", - считает он.

Однако, как подчеркнул Кэмерон, на данный момент не так легко обеспечить принятие Совбезом ООН резолюции о введении более жестких международных санкций в отношении Сирии.
"Проблема состоит в том, что эта идея не пользуется такой поддержкой как в Лиге арабских государств, так и на международном уровне", - констатировал он.

- No point for optimism in Syria’s case, expert says
http://english.ruvr....3/55574885.html
Сирия превзойдет ливийский сценарий. События будут развиваться, скорее, по иракско-ливийскому пути. Присутствие в стране достаточно мощной организации Братьев мусульман, которые в Сирии гораздо более радикальны, чем в Египте, сыграет свою роль. Они не останутся в стороне: пострадают христиане; различные национальные группы будут втянуты в конфликт.

В санкциях против Сирии заинтересован не только Запад, но и, в первую очередь, арабские страны.

Проблема в том, что гражданская война в Сирии, за началом которой мы сейчас наблюдаем, была инициирована не только незаконной деятельностью Башара Асада и его министров, но и руководством Саудовской Аравии и Катара. Саудовская Аравия, ведущая неформальную войну с Ираном, хочет сместить Башара Асада. Саудовской Аравии нужна Сирия без иранского влияния. Возможно, они хотят уничтожить эту страну, потому что гражданская война в Сирии будет иметь действительно ужасные последствия… Даже Израиль не хочет разрушения Сирии и расправы над Асадом, отмечает Сатановский. И западный блок сейчас не более чем инструмент в руках властей Катара и Саудовской Аравии, считает президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

Это будет война всех против всех, отмечает Сатановский. В Сирии сейчас от миллиона до полутора иракских беженцев и около полутысячи палестинцев. Вся территория может оказаться в руках групп исламских суннитов, что допустимо для консервативных арабских монархий, но совсем не подходит для светского общества, последним из которых в арабском мире и остается Сирия с нынешним президентом.

Тем временем министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил, что Россия выступает против односторонних санкций по Сирии, в том числе касающихся введения эмбарго ЕС на импорт нефти.
"Мы всегда говорили, что односторонние санкции до добра не доведут. Это разрушает партнерский подход к любому кризису", - заявил Лавров журналистам в субботу.
"Мы против односторонних санкций. Вообще санкции редко что решают", - добавил Лавров.

Как отмечает Евгений Сатановский, позиция России (и есть определенные гарантии такой же позиции от Китая) в сирийском вопросе более осторожная и не такая радикальная, потому что перед нами крайне негативный ливийский опыт. И ни Москва, ни Пекин не хотят таких же последствий в Сирии. Ливийская кампания свела к нулю российские и китайские интересы в ливийской экономике. Если то же самое повторится в Сирии, нет ни малейшего шанса, что Россия будет голосовать за возможную резолюцию по этой стране.

Говоря о роли России в предотвращении развития событий по худшему сценарию, есть надежда, что усилия России смогут сохранить тот баланс сил, который остановит Запад, Катар и Саудовскую Аравию. Но это лишь только надежда.

http://rus.ruvr.ru/2...3/55609078.html

#371      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 05 Сентябрь 2011 - 18:53:47

"Европа больше, чем евро" ("Der Spiegel", Германия)
Александер Юнг, Герхард Шперль 5.09.2011


Историк Ханс-Йоахим Вот убежден: у валютного союза нет будущего. Он считает возможным выход из еврозоны сильных стран и предупреждает об опасности общественных беспорядков в слабых
"Шпигель": Господин профессор, сколько еще времени вы даете евро?
-Вот: Пять лет. В своей нынешней форме у евро нет шансов. Конечно, можно превратить еврозону в полноценный трансфертный союз с евробондами и крупномасштабным фискальным перераспределением. Но это будет уже не та единая валюта, какой она задумывалась и какую сулили немецким избирателям. Если главы государств и правительств не захотят такого исхода, то, вероятно, евро прекратит свое существование.

"Шпигель": Почему у евро нет перспектив?
-Вот: Можно довольно долго поддерживать неудачные экономические решения. Но вот в чем вопрос: кому это выгодно, сколько еще можно терпеть и каким будет плод такого терпения? В техническом отношении евро может выстоять даже перед лицом все новых и новых атак на рынках кредитования, усугубляющих положение. Но в таком случае обострится фундаментальная проблема: страны с крайне ригидным рынком труда лишились важнейшего демпфера...

"Шпигель": …то есть возможности адаптировать курс собственной национальной валюты.
-Вот: В прошлом, когда Испания сталкивалась с подобными трудностями, когда издержки на оплату труда в расчете на единицу продукции оказывались непомерно высокими, рост замедлялся, а уровень безработицы достигал заоблачных высот, песета дешевела на 20%. Мадриду приходилось регулировать только одну цену - цену собственной валюты, и тогда, как правило, сам рынок помогал испанцам восстановить конкурентоспособность. Автомобили опять можно было производить в Памплоне или Севилье, дома на Коста-Брава становились доступнее. От испанских промышленников не требовалось урезать зарплаты, а от торговцев - цены. Все просто.

"Шпигель": Сегодня Европейский Центробанк и Международный валютный фонд настаивают на необходимости реформ в таких странах, как Испания. Разве этот путь не позволит выйти из кризиса?
-Вот: В 2009 году, в разгар кризиса, когда правительство Сапатеро уже скрепя сердце проводило реформы, средняя зарплата в Испании выросла на 4,3%. Нет оснований полагать, что политикам под силу реализовывать реформы тех масштабов, в каких они сегодня необходимы, чтобы переломить положение в экономике.

"Шпигель": Какие реформы вам представляются совершенно необходимыми, чтобы укрепить экономические позиции страны?
-Вот: Правительство должно не просто привести в порядок бюджет, но и сократить издержки на оплату труда в расчете на единицу продукции на 10-15%.

"Шпигель": Германии после 2000 года это удалось, причем по умеренному сценарию. Тогда почему бы Испании с такой задачей не справиться?
-Вот: В Германии, равно как и в Нидерландах, профсоюзы - это довольно надежные партнеры, и в обеих странах правительство может надеяться на консенсус. В Испании нет пути взаимных уступок, как нет профсоюзного движения вроде Объединения немецких профсоюзов, понимающего, что нельзя поделить больше, чем удалось заработать. Пора бы нам уже воспринимать культурные различия в Евросоюзе всерьез. Испанцы не то же самое, что голландцы, а греки - это не немцы.

"Шпигель": То есть вы призываете разрешить затянувшийся кризис за счет исключения тех или иных стран?
-Вот: Все зависит от того, какой выход из кризиса устроит Евросоюз. Если не превращать ЕС в трансфертный союз, тогда часть стран должна покинуть еврозону. В техническом отношении реально и то, и другое.

"Шпигель": Кому целесообразнее отказаться от евро и вернуться к своей национальной валюте?
-Вот: Проще было бы уйти тем, кто сильнее. Для Германии совершить такой шаг намного легче, чем для Греции, поскольку в подобных случаях с проблемами всегда сталкиваются банки. В тот самый момент, когда страна объявит об отказе от евро и своем возвращении к мягкой валюте, все ее граждане бросятся штурмовать банки. Банковский сектор постигнет банкротство. Если же запретить гражданам подчистую снимать наличные со счетов, как поступили в Аргентине в 2001 году, то резко упадет потребительская и инвестиционная активность.

"Шпигель": С этим проблем у Германии не возникнет. Тогда с какими последствиями может столкнуться страна с твердой валютой?
-Вот: Весь мир выстроится в очередь за немецкими марками. Банки понесут потери по зарубежным инвестициям, но зато еще заметнее возрастут суммы по вкладам с практически нулевой процентной ставкой. Произойдет ревальвация; о том, хорошо это или плохо для Германии, можно спорить. И в любом случае у немцев снова появится национальная валюта - буфер, позволяющий смягчать кризис.

"Шпигель": Экспортно-ориентированная экономика Германии столкнется с серьезными трудностями, если курс марки будет расти.
-Вот: Верно, но в то же время весь импорт из остальных стран мира будет обходиться дешевле, об этом тоже не следует забывать. Да и активы за рубежом - как компании или недвижимость - станут для немецких инвесторов намного доступнее.

"Шпигель": Если единую валюту не спасти, то не будет ли это означать гибель всего европейского проекта в целом?
-Вот: Думаю, последствия отказа от евро представляются слишком уж драматичными. Не каждая глупая идея в области народного хозяйства заслуживает того, чтобы ее отстаивали до конца. Безусловно, Европа - это больше, чем Евросоюз, и Евросоюз - это куда больше, чем евро.

"Шпигель": Почему вы считаете, что переход на евро был глупостью?
-Вот: Потому что, по сути, это неудачное решение несуществующей проблемы - престижный политический проект с колоссальными экономическими недостатками. Все думали, что с появлением единой валюты структурные различия между странами еврозоны исчезнут автоматически. Но после 2000 года низкие процентные ставки в еврозоне искусственно подогревали рост в слабых странах и привели к заоблачному взлету цен на недвижимость. Такой пузырь может радовать спекулянтов, пока он не лопнет. Но любая вечеринка подходит к концу. А потом наступает неприятное пробуждение: рост замедляется, безработица растет. Банки, выдавшие слишком много кредитов, оказываются тормозным башмаком на рельсах роста. В результате усиливаются те структурные несоответствия, которые, по идее, должны были уменьшиться. Без гораздо более заметного перераспределения доходов богатых стран в пользу бедных или без усиления гибкости экономики евро в долгосрочной перспективе нежизнеспособен. Но ни одного из этих двух вариантов политики реализовать не смогут.

"Шпигель": Попытки преодолеть кризис за счет урезания расходов приведут к социальным конфликтам и политическим кризисам. Это неизбежная плата за предписанные реформы?
-Вот: В ближайшие пять лет мы станем свидетелями массового принятия программ экономии во многих странах Европы - если, конечно, рынки кредитования не получат "золотой чек", выписанный немецкими налогоплательщиками. В то же время могут усилиться волнения. Курс жесткой экономии и анархия тесно взаимосвязаны. К такому однозначному выводу позволяет прийти наше небольшое исследование периода с 1919-го по 2009-й год.

"Шпигель": В частности, вы имеете в виду рейхсканцлера Генриха Брюнинга, чья политика жесткой экономии в начале 1930-х годов столкнула Германию в рецессию?
-Вот: Конечно, это не программы экономии Брюнинга стали причиной мирового экономического кризиса. Однако они серьезно усилили негативные последствия для Германии. Нас интересуют последствия для спокойствия в социуме. Мы с Якопо Понтичелли обратились не только к немецкой истории, но и ко всему тому, что происходило за последние 90 лет в 28 странах Европы. На самом деле урезание расходов на 1% от объема ВВП сопряжено с общественными волнениями. Если речь идет о 2-3% ВВП, то недовольство заметно возрастает.

"Шпигель": А социальный взрыв, в свою очередь, обостряет экономические проблемы.
-Вот: Всякий раз, когда в какой-то стране вследствие роста экономической неуверенности случается политическая дестабилизация, это тормозит рост. Процесс идет по нарастающей: под давлением рынков урезается социальная составляющая. Люди выходят на демонстрации. Неуверенность в завтрашнем дне усиливается, экономика сокращается. Наконец, напряженность экономического положения вынуждает государство еще больше сокращать расходы.

"Шпигель": В ходе этого процесса, среди прочего, большие потери несет средний класс, который должен служить опорой для демократии. В какой стране кризис ощущается острее всего?
-Вот: В Греции. Если все предусмотренные меры экономии действительно будут реализованы, то сокращение расходов достигнет брюнинговских масштабов. Конечно, социальная сфера в Греции сегодня совсем на другом уровне, чем в Германии 1930 года. Афины все еще неплохо заботятся о гражданах. Но намеченные перемены, по идее, должны достигнуть того же размаха, что и в Веймарской республике на завершающем этапе ее существования.

"Шпигель": Вы думаете, такое серьезное сокращение социальных гарантий в Греции может спасти страну?
-Вот: Чтобы действительно расплатиться по долгам, Греции пришлось бы понести куда более тяжелое бремя, чем то, которое Брюнинг взвалил на немцев. Даже по очень оптимистичным прогнозам, стране на протяжении десятилетий понадобится профицит бюджета в размере 6-10% от ВВП, чтобы обслуживать долги перед иностранными, в первую очередь европейскими, банками.

"Шпигель": Что неизбежно приведет к усилению антиевропейских настроений.
-Вот: По сути, для южан евро всегда значил одно: наконец-то женитьба на богатой невесте состоялась. Они не отдадут того, чего так недавно добились.

"Шпигель": Тогда какую альтернативу экономии на социальных расходах вы можете предложить?
-Вот: Будет меньше волнений, если государство попробует найти дополнительные источники поступлений в казну. Повышать налоги куда проще, и это чревато меньшими рисками, чем масштабное сокращение расходов. Особенно когда социальное равновесие в стране и без того непрочно.

"Шпигель": Какие налоги вы предлагаете повышать?
-Вот: Налог с продаж, НДС, акцизы на табак и нефтепродукты. Люди живут в пригородах или на окраинах больших городов, им все равно не останется ничего, кроме как ездить на автомобилях.

"Шпигель": Но за счет косвенных налогов вы не доберетесь до более солидного источника поступлений - карманов действительно богатых сограждан. Тем временем американский миллиардер Уоррен Баффет жаждет платить больше налогов.
-Вот: Проблема не в Баффете, а в тех, кто не беднее его, но не горит желанием платить государству. Если обложить таких людей более высокими налогами, то они просто переберутся в Цуг или другое местечко в Швейцарии. Возможно, новые законы дают приятное чувство, но они, как правило, не приводят к росту налоговых поступлений.

"Шпигель": Вы имеете в виду в том числе и налог на имущество?
-Вот: Я с большой симпатией отношусь к имущественному налогу, но он может стать решением проблемы, только если будет одинаково высоким повсеместно. Кстати, я совершенно не понимаю, почему "нетрудовые" доходы, например, наследство, облагаются намного меньшим налогом. Дети богатых родителей и без того имеют немало преимуществ, им не обязательно наследовать миллионы.

"Шпигель": Сегодня страны еврозоны предпочли повышению налогов расходов казны. Европейский Центробанк скупает облигации проблемных государств, возможно, уже в ближайшее время появятся евробонды, несмотря на все заверения политиков. Чем это закончится - разгоном инфляции?
-Вот: Вполне возможно, что инфляция несколько усилится. Нам известно немало примеров, когда инфляционные ожидания, и правда, приводили к всплеску инфляции. Если люди боятся, что завтра на их деньги можно будет позволить себе меньше, чем сегодня, то начинают усиленно тратить. Могут наблюдаться и панические реакции. Во всяком случае уже отмечаются пограничные феномены, указывающие на это, например, охота за элитной недвижимостью в таких крупных немецких городах, как Гамбург. Цены уже сумасшедшие. Но об инфляции можно говорить только при общем повышении уровня цен. До этого далеко, и я по этому поводу не тревожусь.

"Шпигель": Сколько обычно продолжаются подобные кризисы?
-Вот: Кризисы такого рода случаются редко. Мировой экономический кризис и ряд глубоких спадов - например, те, что постигли в 1980-х годах Латинскую Америку или после 1997 года Азию, - сравнимы с сегодняшней ситуацией, но не более. Как свидетельствует статистика, экономический кризис, спровоцированный пузырем на рынке недвижимости, длится около семи лет. Правда, есть феномен Японии, где кризис не прекращается вот уже 20 лет. Или Америки: экономика США только-только вернулась на уровень 2007 года, хотя с учетом потенциала страны была способна на более динамичное развитие.

"Шпигель": Итак, вы даете евро еще пять лет. А что вы скажете о Европе в целом?
-Вот: Я вполне могу представить себе мир с "остаточной" еврозоной, включающей Францию, Италию, средиземноморские страны, возможно, Бельгию. В остальном восстановится старая зона немецкой марки, в которую войдут Германия, Австрия и Нидерланды, а также, быть может, Дания, возможно, Финляндия, - странны, не испытывающие проблем с реализацией той же монетарной политики, что и Германия. Аналогичная ситуация существовала во времена Европейской валютной системы. По сути, это было оптимальное решение, которое мы променяли на евро.

"Шпигель": Господин профессор, благодарим вас за этот разговор.

Перевод: Владимир Широков, "Профиль"
http://rus.ruvr.ru/2...5/55661361.html

#372      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 06 Сентябрь 2011 - 16:41:59

Все в порядке, жизненно важные органы не заде... Ахилл
6-Сент-2011 Эль Мюрид


Недавно назначенный начальник Управления тыла израильской армии генерал Айзенберг во время своего выступления в Институте исследований в сфере национальной безопасности
заявил, что не исключает возможности глобальной войны на Ближнем Востоке.
http://www.itar-tass...c45/219258.html

Немедленно израильские политики и вышестоящие генералы поспешили опровергнуть слова Айзенберга, говоря о том, что товарищ вышел за пределы своей компетенции в прогнозах. В принципе - если судить по контексту речи, то такой вывод может быть и сделан. Генерал выступил в духе председателя колхоза в сельском клубе - "Завтра война, а у вас коровы не доены!" Айзенберг сделал выволочку местным советам Израиля, утверждая, что готовность четверти их к неожиданностям разного рода его ведомством оценивается как явно недостаточная.

Тем не менее, есть смысл понимать тонкости израильской политики. Практически все израильские политики - бывшие генералы. И им всем приходилось ломать себя через колено, приучаясь к несколько иной лексике и несколько бОльшей сдержанности. Айзенберг - из недавно назначенных. Поэтому он тонкостям не обучен и режет правду-матку с прямотой старшины.

Его высказывание интересно тем, что скорее всего, приоткрывает реальные настроения израильской верхушки. Она совершенно однозначно обеспокоена происходящим и полагает, что готовиться нужно сразу к худшему. В речи Айзенберга были и намеки на применение против Израиля ОМП - а это вообще тема национальной паранойи израильтян - так как булавочные размеры территории страны как раз делают очень соблазнительным стратегию одномоментного решения еврейского вопроса. Именно поэтому опровергать выступление подчиненного пришлось не абы кому, а сразу министру обороны Бараку (не Обама)

В общем, видимо, генералу сделают ведерную некошерную клизму и поставят усиленные фильтры для базара. Но это никак не отменяет сказанного генералом.

http://el-murid.live...583.html#cutid1
.............................
И ещё:
inoPressa: тема дня
Турция - новый враг Израиля?
Турция, бывшая единственным надежным партнером Израиля в мусульманском мире, хлопнула дверью, выслав израильского посла, заморозив военное сотрудничество и пригрозив военным соглашением с революционным Египтом. Поводом послужил отказ Израиля извиняться за штурм турецкой флотилии, направлявшейся в Газу, - на деле Анкара боится утратить лидирующие позиции в арабском мире и превращает конфликт с Израилем в политический инструмент, пишут СМИ.
http://www.inopressa...key_israel.html

#373      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 06 Сентябрь 2011 - 18:18:16

Новая мировая география
"Los Tiempos", Боливия,Гонсало Чавес (Gonzalo Chavez)


После непродолжительного экономического кризиса и событий 11 сентября 2001 года мы стали свидетелями глобальных перемен в политической и дипломатической архитектуре.
США утрачивают свое стратегическое и экономическое превосходство, а страны БРИК демонстрируют устойчивый экономический рост.
11 сентября 2011 года исполняется 10 лет со дня атаки террористов на башни-близнецы Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Это трагическое событие стало переломным моментом в истории человечества, начиная с которого стала меняться экономическая география и перераспределяться власть на международном уровне. Утрата гегемонии США очевидна. Мир стал многополярным, и быстроразвивающиеся страны, такие как Китай, Бразилия и Индия, впервые в истории демонстрируют устойчивый экономический рост в глобальном масштабе. Определенно, корни современных процессов лежат глубоко в толще истории, но теракт «Аль-Каиды» значительно ускорил ход событий.

В конце 1980-х британский историк Пол Кеннеди (Paul Kennedy) опубликовал интересную книгу под названием «Взлет и падение великих держав». Профессор Йельского университета показывает, как на протяжении исторического периода с 1500 по 2000 годы, различные империи (Китай во время правления династии Минь, гегемония Габсбургов в Европе, Французская, Британская империя) приходили в упадок по причине огромных расходов на поддержание своего военного и стратегического превосходства.

С течением времени усилия, прилагаемые для того, чтобы удержаться в зените власти, расшатывают экономику страны. Великие державы ослабляют сами себя, так как вынуждены тратить на оборону, защиту союзников и территориальную экспансию немалые средства, которые могли бы быть вложены в развитие производства и технологий. Именно это послужило причиной упадка во всех вышеприведенных примерах, и по этому пути сейчас идут США.

Подобную теорию развивает Эми Чуа (Amy Chua) в своей книге «День империи. Как гипердержавы достигали глобального доминирования». Она рассматривает больший период, чем Кеннеди, и рассказывает о Персидской, Римской, а также Китайской, Монгольской, Голландской и Британской империях.

Как подсчитали экономисты Джозеф Стиглиц (Joseph E. Stiglitz) и Линда Билмс (Linda Bilmes), войны в Афганистане и Ираке обойдутся США приблизительно в 10 триллионов долларов, а выплаты пенсий по инвалидности и расходы на медицинскую помощь достигнут 600-900 триллионов. Несложно представить альтернативную стоимость этих денег, если бы они были вложены в развитие технологий и производства, образование или здравоохранение. Роль мирового жандарма недешево обходится американцам и ослабляет их гегемонию.

Нет никаких сомнений, что мы живем в многополярном мире в экономическом отношении. На всех континентах наблюдается быстрый рост развивающихся стран: Китая в Азии, ЮАР в Африке, Бразилии в Южной Америке, и т.д. В последние годы темпы развития экономики этих стран превысили показатели ведущих индустриальных держав. Главный вопрос, который возникает сейчас, идет ли речь об устойчивой конвергенции, то есть, способности вышеупомянутых экономик на постоянной основе адаптироваться к действующим в развитых странах международным стандартам в экономической и социальной сфере, или же это чисто конъюнктурный феномен.

Эксперты высказывают различные мнения по этому поводу. Экономисты Goldman Sachs, которым принадлежит авторство термина БРИК (Бразилия-Россия-Индия-Китай), настаивают на том, что к 2050 году объем экономики Китая превысит объем экономики США, а экономическое положение остальных трех стран из этой группы будут лучше, чем у ведущих европейских государств. То есть речь идет не только о конвергенции, но и, в ряде случаев, о превосходстве.

Дани Родрик (Dani Rodrik) в своей последней статье «Будущее экономической конвергенции» не отрицает, что этот процесс происходит в настоящее время, но считает, что он слишком медленный и зачастую нестабильный. Например, в Бразилии зафиксирован рост производства нетрадиционной сельскохозяйственной продукции, прежде всего, зерна, но, с другой стороны, наблюдается застой в индустриальной сфере. Неформальный сектор по-прежнему занимает важное место в бразильской экономике.

В Китае регистрируется высокая динамика экономического развития, но в течение последнего десятилетия рост экономики в стране был спровоцирован положительным сальдо торгового баланса, что объясняется заниженным обменным курсом юаня.

Истоки экономических успехов Индии лежат в развитии сферы услуг и технологий, что делает будущее этой страны многообещающим, но не способствует созданию новых рабочих мест в больших масштабах. Таким образом, всем этим странам предстоит нелегкий путь по направлению к конвергенции.

После непродолжительного экономического кризиса и событий 11 сентября 2001 года мы стали свидетелями глобальных перемен в политической и дипломатической архитектуре. США утрачивает свое стратегическое и экономическое превосходство, а страны БРИК демонстрируют устойчивый экономический рост на основе промышленного производства, в основном ориентированного на внутренний рынок.

Оригинал публикации: ¿Nueva geografía mundial? http://www.lostiempo...574_288623.html
http://www.inosmi.ru.../174306848.html

#374      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 07 Сентябрь 2011 - 23:39:17

Фантомы прошлого и реальные опасности XXI века
Военно-промышленный курьер,Надежда Арбатова

Все конфликты по определению представляют угрозу региональной и международной безопасности. Региональные конфликты зачастую могут привести к экстремизму, терроризму, провалу государственности, они создают условия для формирования организованной преступности и способны подогреть стимулы к овладению оружием массового поражения. Однако чтобы оценить степень угрозы того или иного конфликта, необходимо определить четкие критерии.
Потенциальные очаги напряженности
Представляется, что такими критериями могут быть возможность быстрого перехода конфликта в вооруженную стадию и возможность применения ядерного оружия. Что касается второго критерия, несомненно, окончание военно-политического противостояния между Востоком и Западом практически свело к нулю возможность глобального конфликта, но остаются и третьи ядерные державы, и опасность распространения ядерного оружия в нестабильных регионах. К счастью, на сегодня нет конфликтных ситуаций, где совпадали бы два этих критерия.

С точки зрения применения ядерного оружия, теоретически возможен конфликт между Индией и Пакистаном, однако именно вероятность такого сценария сдерживает обе стороны от действий, способствующих эскалации. Теоретически и Израиль может применить ядерное оружие, если будет массированная угроза его существованию со стороны радикальных арабских режимов, которые попытались бы перевести внутреннюю напряженность на внешнего врага. С точки зрения перехода политической напряженности в военную фазу, возможен конфликт между Израилем и Ираном в целях предотвращения обретения Тегераном ядерного потенциала, но без применения ядерного оружия.

В Большой Европе нет угрозы конфликтов с использованием ядерного оружия, но есть опасность перерастания существующих замороженных конфликтов в вооруженную стадию. В первую очередь это возможная эскалация нерешенного конфликта между Азербайджаном и Арменией вокруг Нагорного Карабаха. Теоретически в случае спонтанного, неподготовленного вывода российских миротворцев из Приднестровья существует вероятность возобновления вооруженных действий в этом регионе. При внешней стабильности ситуации на Балканах и там сохраняются очаги латентных конфликтов.

Эволюция после холодной войны
Традиционными или классическими являются межгосударственные конфликты. Однако и они в постбиполярный период претерпели изменения. Вооруженные интервенции одних государств против других приобрели формы военных операций нового типа. Это операции по предотвращению гуманитарной катастрофы (авиаудары НАТО по Югославии в 1999-м, российско-грузинский конфликт вокруг Южной Осетии и Абхазии в 2008-м, ливийская операция стран НАТО против режима Каддафи в 2011-м), антитеррористические операции (Афганистан, 2001) и операции контрраспространения оружия массового поражения (Ирак, 2003). Легитимность таких акций может быть обеспечена лишь мандатом Совета Безопасности ООН, как это было в случае антитеррористической операции в Афганистане. В противном случае операции нового типа ведут лишь к обострению международной обстановки и расколу среди ведущих государств мира.

[Фантомы прошлого и реальные опасности XXI века] Коллаж Андрея Седых
Становление новых независимых стран вследствие распада бывшей Югославии и СССР породило сепаратизм национальных меньшинств, достаточно многочисленных для того, чтобы рассчитывать на собственную государственность, что стало причиной многих внутригосударственных конфликтов. Несмотря на экономическую, политическую, культурную и этническую специфику таких внутригосударственных конфликтов, а также их различия в плане геополитического положения, все они имеют определенные общие существенные черты. Это горечь поражения доминирующей титульной этнической группы в конфликте с сепаратистами в результате вмешательства внешней силы, фактор беженцев (за исключением Приднестровья), потеря территориальной целостности, а также тот факт, что на смену коммунизму в новых независимых государствах пришел национализм. Исключение в начале 90-х годов составляла только Россия, где коммунистический строй был повержен революционными демократами, тогда как российские националисты выступали за возрождение советской империи.

Арабские революции 2011 года стали примером нового типа внутригосударственных конфликтов, в центре которых не борьба за территории, а борьба за власть. По сути это гражданские войны между засидевшимися во власти правящими режимами и оппозиционными лидерами, опирающимися на массовые протесты населения, недовольного несменяемостью власти, высоким уровнем социального расслоения и коррупцией.

С точки зрения состояния конфликтов, можно выделить еще два типа – замороженные и отложенные конфликты. Это относится прежде всего к Кипру, западным Балканам и пространству СНГ. Замороженные (проблема северного Кипра, Приднестровье, Нагорный Карабах) – это конфликты, не получившие юридического разрешения, но переведенные усилиями внешних сил из вооруженной фазы в «плохой мир», который, разумеется, лучше «доброй ссоры», но который не может длиться вечно. Пример Нагорного Карабаха – наилучшее подтверждение этому. Переговоры при участии Минской группы ОБСЕ по Нагорному Карабаху буксуют в силу непримиримой позиции Азербайджана и Армении, терпение противоборствующих сторон практически иссякло и они неуклонно наращивают военную мощь. «Нет никакой гарантии, что завтра или послезавтра не начнется война между Азербайджаном и Арменией», – заявил в интервью «Нью-Йорк таймс» в начале июня этого года высокопоставленный помощник азербайджанского президента Али Гасанов.

Отложенные (Босния и Герцеговина, Косово, Южная Осетия и Абхазия) – это конфликты, внешне решенные через признание независимости этих государственных образований членами международного сообщества, но нерешенные по существу. Босния и Герцеговина остаются искусственным образованием, скрепленным Дейтонским миром, но раздираемым внутренними противоречиями между босняками, хорватами и сербами. Ни Сербия, ни Грузия не примирились с утратой своих территорий.

Одностороннее провозглашение независимости Косова 17 февраля 2008 года, поддержанное США и ведущими европейскими странами против воли Сербии и в нарушение норм международного права, фактически давало «зеленый свет» сепаратистским движениям на постсоветском пространстве и в Европе – от Испании до Великобритании. Косовский прецедент создавал риск эскалации замороженных конфликтов и возникновения новой напряженности между Россией и Западом. Аргументируя позицию Москвы о признании независимости Южной Осетии и Абхазии, Дмитрий Медведев назвал это решение трудным: «Игнорируя предостережения России, западные страны поспешили признать незаконное провозглашение независимости Косова от Сербии. Мы постоянно уверяли, что после этого станет невозможно говорить абхазам и осетинам (а также десяткам других этносов по всему миру), что им не подходит то, что подходит косовским албанцам. В международных отношениях нельзя иметь одно правило для некоторых и другое – для других».

Представляется, что эти три конфликта тесно связаны и могут быть решены только вместе. Теоретически их можно урегулировать или путем перекрестного признания независимости этих новых государственных образований с последующей компенсацией Сербии и Грузии, или путем отзыва признания и решения этих проблем на базе конфедеративных договоров. В практическом плане оба варианта на сегодня представляются крайне проблематичными.

Кризисное регулирование: проблемы и перспективы
Хотя и Россия, и ЕС, и США признают необходимость сотрудничества в урегулировании региональных конфликтов и в той или иной форме принимали и принимают участие в разных международных форматах (контактная группа по бывшей Югославии, квартет по Ближнему Востоку, 5+2 по Приднестровью, посредничество ЕС в кавказском кризисе 2008 года и др.), такое сотрудничество не стало по-настоящему эффективным и не привело к решению ни одного конфликта. Причиной этого является несовместимость их позиций по многим кардинальным вопросам международной и европейской безопасности.

Окончание холодной войны не завершилось созданием новой системы евро-атлантической безопасности, которая должна была прийти на смену биполярности и эффективно противостоять новым вызовам региональной и международной безопасности. Два кризиса постбиполярной эпохи – операция НАТО против Югославии 1999 года и конфликт вокруг Южной Осетии 2008-го со всей наглядностью продемонстрировали, что ни одна из существующих организаций безопасности, призванных разрешать такие конфликты, не оказалась способной эффективно выполнить свои обязанности. Оба кризиса, внешне имевшие локальный характер, по сути явились воплощением фундаментальных противоречий между Россией и Западом в области безопасности.

Собственно, эти противоречия и определили две модели урегулирования конфликтов. Планы Запада выстроить новую систему безопасности на основе НАТО и Евросоюза, членом которых Россия не является, балканский опыт и перспективы расширения НАТО на пространство СНГ неизбежно усиливали великодержавные настроения в российской политической элите, а также опасения относительно западной стратегии «выдавливания» Москвы из сферы ее жизненных интересов – СНГ. Россия, будучи заинтересованной в сохранении своего влияния в СНГ, делала акцент в своей политике не столько на поиске урегулирования конфликтов, сколько на предотвращении силового варианта их разрешения. Российские войска были размещены в качестве миротворческих контингентов в рамках мандата СНГ в Абхазии, Южной Осетии и Приднестровье против воли грузинского и молдавского руководства, что являлось постоянным источником напряженности в отношениях с соседними странами и Западом. Вместе с тем следует напомнить, что эти миротворческие силы были введены для предотвращения возобновления насилия в 90-е годы, когда ни ЕС, ни НАТО не стремились содействовать наведению порядка на пространстве СНГ. В последнее же десятилетие за редким исключением (план Козака по Приднестровью) Москва исполняла роль «посредника без урегулирования», своего рода письмоносца между сторонами конфликта, не предлагая собственного варианта решения. На Западе сложилась противоположная модель – навязывание конфликтующим сторонам силового решения сверху, которая в полной мере была опробована на Балканах. Урегулирование проблемы Косова путем признания его независимости является примером такого одностороннего подхода, открывшего по сути ящик Пандоры.

В принципе разрешение конфликтов сверху или извне – модель абсолютно правильная и единственно возможная, если только она строится не на одностороннем подходе к конфликтующим сторонам, не на политических и идеологических предпочтениях, а на соблюдении международного права и принципах беспристрастности и рациональности. В связи с этим представляется, что первым шагом к новой системе кризисного регулирования должна была быть «реинвентаризация» Хельсинкских принципов, которые свято соблюдались всеми государствами евро-атлантического пространства во времена холодной войны, хотя и не были юридически обязательными. Сегодня необходимо посмотреть, что из этих принципов остается актуальным, что нужно пересмотреть или дополнить. Сохраняет ли свое значение приоритет территориальной целостности над правом наций на самоопределение? И если да, то какие из него могут быть исключения? Как быть с суверенным равенством государств и правом наций на гуманитарную интервенцию? Представляется, что в дискуссии о гуманитарной интервенции главный вопрос: кто и как может определять параметры гуманитарной катастрофы, процедуру принятия решений о вмешательстве и механизм военного вмешательства для ее предотвращения? Избирательное применение Хельсинских принципов, их интерпретация в зависимости от соображений политической целесообразности чреваты лишь новыми конфликтами.

С точки зрения институциональной основы кризисного регулирования, главной зонтичной организацией остается ООН. Легитимность операций по кризисному регулированию должна определяться решениями Совета Безопасности ООН. Как показывает опыт, именно такие операции имеют наибольший шанс на успех.

Безопасность внутри Европы становится все больше делом самих европейцев. В Европейском союзе зреет понимание, что без Российской Федерации здесь не обойтись. Нравится это или нет, Россия – важный партнер ЕС в решении проблемы Приднестровья, Нагорного Карабаха и многих других сопутствующих конфликтам проблем. Важным шагом на пути такого сотрудничества могло бы стать создание Россией и ЕС совместного комитета по вопросам политики и безопасности, а при благоприятном сценарии – построение совместных структур и механизмов регулирования кризисных ситуаций, в том числе объединенные силы для проведения миротворческих ситуаций.

Внешняя безопасность Евро-Атлантического региона, включая предупреждение и урегулирование конфликтов, а также военные операции нового типа, могла бы обеспечиваться через сотрудничество США/НАТО и России с привлечением Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) для решения проблем безопасности в Центральной Азии. Этого невозможно достичь без радикальных изменений в отношениях между Россией и Североатлантическим альянсом, признания ОДКБ руководством НАТО и выработки новой совместной стратегии безопасности. Несмотря на существующие разногласия, Россия и НАТО уже сотрудничают в Афганистане. Это внушает оптимизм. Государствам евро-атлантического пространства, к которому принадлежит и Россия, наконец пора прекратить бороться с фантомными угрозами прошлого века и сплотиться против реальных опасностей века наступившего.
Надежда Арбатова,
доктор политических наук, заведующая отделом европейских политических исследований ИМЭМО РАН

Опубликовано в выпуске № 35 (401) за 07 сентября 2011 года
http://vpk-news.ru/articles/8119

#375      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 08 Сентябрь 2011 - 18:23:19

Россия вступает в "большую игру" в Южной Америке
"The Financial Times", Великобритания,Джон Пол Рэтбоун (John Paul Rathbone Rathbone)


Те времена, когда иностранный корреспондент чувствовал себя порой как Джордж Смайли, прошли вместе с падением Берлинской стены.
Но в сегодняшней Южной Америке словно вновь разворачиваются сюжеты романов Джона Ле Карре о русских шпионах – по крайней мере, если судить по моей недавней встрече с представителем "Газпрома" в Боливии. Блеклая улыбка, безупречные манеры, ледяное рукопожатие – казалось, что такое приобретают только в КГБ.

Это часть "большой игры" БРИК в Южной Америке. Китайцы и индийцы уже там. Безусловно, доминирует Бразилия, региональный гегемон. Из стран БРИК здесь до сих пор не было только России. Однако теперь это, возможно, начнет меняться. Министр иностранных дел России Сергей Лавров призвал выйти на новый "этап в отношениях России с Латинской Америкой".

Последние полвека визитной карточкой России в регионе была безопасность. Речь шла, главным образом, о центре радиоперехвата на Кубе, созданном в годы "холодной войны" (и позже оставленном) и недавних поставках Венесуэле оружия на миллиарды долларов. Теперь же главной темой становятся энергоносители, которых у Латинской Америки предостаточно.

Уточним, что главной задачей "Газпрома" остается освоение гигантских российских месторождений газа. Поэтому зарубежные проекты – при всем интересе к Венесуэле и Боливии – были доселе на заднем плане. Однако от энергоносителей до энергетической дипломатии – всего один шаг, а оттуда недалеко и до реализации более широких интересов в регионе.

Два примера.
Во-первых, Россия состоит в организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества и придает огромное значение саммиту АТЭС, который пройдет в следующем году во Владивостоке.
Это действительно важно, поскольку вся Латинская Америка с огромным энтузиазмом относится к растущей тихоокеанской торговле в противовес сокращающейся атлантической. Все это элементы великого смещения равновесия сил.

Во-вторых, Лавров говорил о том, что Россия хочет вступить в Межамериканский банк развития, региональную кредитную организацию. Безусловно, Вашингтону надо будет задуматься об этом, если он опять заартачится и откажется, как в прошлом году, выполнять свои обязательства по финансированию МАБР. Вновь русские на "задворках" Америки. Кто бы мог подумать! Но это очередной признак того, что времена меняются.

Оригинал публикации: Russia joins South America’s ‘great game’ http://blogs.ft.com/.../#axzz1XKa4jamE
http://rus.ruvr.ru/2...8/55840003.html

#376      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 09 Сентябрь 2011 - 11:23:00

Трансгуманизм и сверхчеловек Нового мирового порядка
Источник http://www.activistp...nshumanism.html перевод для mixednews – Voronezh

Пол Куртц, являющийся руководителем независимого исследовательского центра, заявляет, что в английском языке не существует понятия, которое бы смогло раскрыть смысл светского гуманизма. Светский гуманизм – это не религия, а отражение философских, научных и этических взглядов. Для этого Пол даже ввел специальный термин – «eupraxsophy» (эупраксофия), чтобы отличать гуманистические взгляды от системы религиозных убеждений.

Макс Мор, доктор философских наук, рассматривает эту концепцию еще глубже:
Концепция эупраксофии включает в себя гуманизм, трансгуманизм (включая экстрапианизм) и, возможно, грядущий постгуманизм. Гуманизм – это эупраксофия или, другими словами, философия жизни. Он отвергает веру в богов и поклонение им; вместо этого основывается на значимости природы и возможностях человека в пределах научного мировоззрения. Трансгуманизм, по его мнению, это особая философская среда, стремящаяся привести человечество к постгуманистическому состоянию. Трансгуманизм разделяет многие гуманистические принципы, включая уважение к разуму и науке, стремление к прогрессу и признание ценности существования человека как такового именно в реальной, а не «загробной жизни». Трансгуманизм отличается от гуманизма тем, что он ожидает радикальных изменений в характере человеческого бытия и его возможностях. Все это должно произойти благодаря развитию новых технологий и научных направлений, например, таких как нейрология и нейрофармакология, наука о продлении жизни, нанотехнологии, учение об искусственном интеллекте и ноосфере. Все эти научные течения должны быть связаны с рациональной философией и системой человеческих ценностей.

Наконец, основной версией трансгуманизма является так называемый экстрапианизм. Пока трансгуманисты не согласны со многими общими целями этой концепции. Их принципы могут быть отличными от тех, которые станут определяющими на стадии постгуманизма. Философия экстрапианизма, какой видит ее Макс Мор, базируется на так называемом безграничном расширении, самотрансформации, динамическом оптимизме, интеллектуальных технологиях и теории спонтанного порядка.

А пока ваш разум пытается вникнуть в суть проблемы, найдите несколько минут для того, чтобы познакомиться с интервью Тома Горна, данного им на радио «Future Quake».

В понимании мистера Горна трансгуманизм и генетические манипуляции способны потрясти весь мир.
Так что означает трансгуманизм для человечества? Джо Ковач на страницах World Net Daily цитирует слова Тома Горна.

Известное американское агентство по научным исследованиям DARPA называет проект, финансирование которого начато уже в 2011 году, «Биодизайном». Агентство желает заменить случайность природных факторов эволюционного развития использованием прогрессивных идей генной инженерии и молекулярной биологии для достижения приемлемого биологического результата. Горн заявляет, что конечной целью этого проекта можно считать иммортализм или бессмертие человека. Он говорит, что DARPA проявляет определенный интерес к процессу предотвращения распада клеток и в своей деятельности использует термин «создание бессмертного организма». Однако это больше чем просто организм, продолжает господин Горн. Он считает, что этот объект может быть наделен сверхсилой, которая станет использоваться, в том числе, и в военных целях.

Оставляя в стороне факты «Странной науки» с ее технологическими разработками и биологическим сплайсингом мутаций хромосом, обратим внимание на мораль и этику такой разработки. Известно, что вся Западная цивилизация основана на принципе «естественного права». Считается, что именно естественное право является главным компонентом индивидуального и социального поведения, обладающее решающим значением для столь грандиозного космологического проекта. Стремление к пониманию сути явления не должно сводиться к деистическим откровениям о рациональном ограничении влияния природы на человека. Тем не менее, согласно новой концепции, вера в божественного создателя остается в основе общечеловеческого наследия.

Трансгуманизм презирает ограниченность эмпиризма. Признаком эупраксофии является не просто отрицание внешнего божественного влияния на человека, но и возможность для самого человека стать богом, доведя нанотехнологии и нейрофармакологию до совершенства. Если верить экстрапианистам, то потребности в боге у них вообще нет.

Дэвид Лоренс-3, редактор «StrategicNews.com» пишет провокационную статью на тему «Пророчества Илии».

Решающий аргумент базировался на том, что устный и письменный библейский документ это результат признания загубленной сущности человека. Даже самый оптимистичный, чрезвычайно закоренелый гуманист, не может не согласиться с печальной статистикой негуманного отношения людей друг к другу. Зло существует, и этот факт распространяется на каждый аспект общественных и сверхъестественных событий. Мистер Лоренс кратко формулирует аксиому, которую каждый христианин должен знать и свободно принимать.

Боже всемогущий не стремится помочь человеку устанавливать какие-либо свои правила и контролировать систему управления злом. Это монотеистическое сумасшествие каждому верующему в Бога необходимо воспринимать иначе. Главной целью этого эксперимента на Земле была необходимость доказать, что зло бездейственно, и что мы не можем жить без Бога. Моральное право Создателя также неизменно как естественное право мироздания. Это не может быть кем-либо нарушено.

Трансгуманизм, находящийся выше эупраксофии с ее гуманистическими принципами, не сдерживающими границы, является иррациональным. Википедия ссылается на русского мыслителя Льва Шестова, снискавшего репутацию оригинального экзистенциалиста. В своих трудах он говорит: «С Богом возможно все».

Шестов пользовался афористичным стилем Фридриха Ницше, чтобы рассмотреть такие понятия как религия, рационализм и наука. У Шестова многое соотносится с учением Кьеркегора: в частности это отказ от идеализма, вера в то, что человек может получить окончательный вариант знаний посредством необоснованного субъективного мышления, а не на основе объективных причин с возможностью их проверки. Философ не видит необходимости искать внешнюю поддержку для получения конечного образа ультраинтеллигентного Сверхчеловека. Таким образом, вся суть может выражаться в фатальном высокомерном нигилизме, базирующемся на высокомерии Люцифера.

Святость отдельных людей привела к появлению понятия души как синонима всеобщей веры в Бога. Это можно считать симптомом тоталитарного коллективизма, который главенствует над ценностью человеческой природы. В свою очередь, такая философия дает почву для развития диалектики трансгуманизма.

Согласно пророчествам Илии, человечество уже стоит на пути столкновения с судьбой или роком. Судьба каждой отдельно взятой души пока остается нерешенной. Человечество пытается спасти себя и построить новый общемировой Вавилон. Все это делается вопреки словам Всемогущего о том, что человечество никогда не сможет перейти к регуляции собственного зла.

Только безумец может считать, что глобальный хаос можно «приструнить» традиционными средствами. Трансгуманизм же предполагает, что новый мировой порядок способствует хаотичной миграции тех подвидов, которые обслуживают новый вид, названный генетический Übermensch.

Жалкое отрицание неотъемлемой независимости такого постгуманистического объекта, как человек, робот и зверь в одном лице, может сделать его всего лишь инструментом в руках некоего хозяина. Это в свою очередь ставит под сомнение цель его дальнейшего существования. Чувство милосердия и сострадания к Трансчеловеку считается оправданным, ведь это самоубеждение в верховенстве права на собственную божественность. Ирония заключается в том, что претензии на светский гуманизм нельзя назвать религией. Это скорее уступки для потомков, которые еще не сделали шаг в царство бессмертия.

Главный же вопрос все еще остается нерешенным. Будет ли Трансчеловек обладать душой в качестве дополнения к существованию в киберпространстве матрицы? Может ли душа быть созданной экстрапианистами, или души просто станут лишним багажом, если этика светского трансгуманизма превратится в доминирующую концепцию бытия?

Конечно, все эти нелепые постулаты больше напоминают о восстании херувимов из Книги Бытия. Все ведет к появлению так называемого высокотехнологичного Вельзевула при активном государственном финансировании исследований.

Бритт Джиллетт, говоря о Конце Времен Книги Пророчеств, ссылается на слова мистера Ковача, и на страницах газет заявляет:

«Если взять оригинальный контекст, то Иисус вовсе не говорил, что укорачивающиеся дни вызовут смерть человечества. Вместо этого он говорил, что не выживет никакая плоть.

Если концепции трансгуманизма направлены на переход человеческой расы в нынешнем ее виде в так называемую расу постлюдей, которым вовсе не нужны кости, покрытые плотью для выживания, то слова Иисуса приобретают совсем иной смысл, нежели казалось раньше. И чтобы сделать такой вывод, вовсе не нужно далеко уходить от веры.

В конце концов, кажется вполне разумным, что человечество еще должно пройти определенный этап развития и преобразования для противостояния Всемогущему Богу. По крайней мере, определённые шаги к этому уже сделаны. Все, что остается, – это необходимость экспоненциального роста человеческих возможностей, которая вводит в заблуждение человечество относительно своего всемогущества».

Всё это напоминает финальную сцену из Апокалипсиса, в которой Сатана ведёт к Армагеддону в надежде на иной результат. Новый Мировой Порядок «расставит все точки над i». Всеобщее порабощение человечества – это всего лишь начальный этап уничтожения всех верующих. Заменить богов должны постлюди, способные затмить Бога.

Конец света не за горами. То, что грядёт, не сулит ничего хорошего для человечества. Спасением для людей от зла преступлений высокомерного сверхчеловека является смирение перед нашим Господом и Творцом. Вера и убеждение есть альтернатива тому, что мы называем отчаянием и недоброжелательностью. Надежда на ниспослание спасения более очевидна, чем перспективы создания сверхчеловека агентством DARPA. Пророчества Илии – настоящий вызов для всех нас.

А кому в этой ситуации служите вы?

http://mixednews.ru/archives/9911

#377      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 09 Сентябрь 2011 - 14:45:36

Кому ухмыляется «череп бен Ладена»?
Петр ИСКЕНДЕРОВ 08.09.2011

Десятилетие с момента терактов в США 11 сентября 2001 года – хороший повод задуматься об уроках и последствиях тех событий и для самой Америки, и для всего мира. «Война против терроризма», объявленная тогда Джорджем Бушем-младшим, за последние годы не только не завершилась, но и приобрела качественно новый характер.
Если начатую США и НАТО в 2001 году военную операцию против талибов в Афганистане еще можно было с натяжкой считать ответом силам терроризма, то последующие действия Запада, не имея уже ничего общего ни с преследованием террористов, ни с операциями возмездия, приобрели явственные очертания борьбы за новый передел мира – борьбы, в которой террористические структуры превратились из врагов североатлантического Запада в его главных союзников.
Аккурат к десятой годовщине терактов США и НАТО отчитались об очередной военной победе – взятии ливийскими оппозиционерами Триполи. Представитель НАТО полковник Ролан Лавуа приветствовал решение Национального переходного совета Ливии «перенести центры принятия решения в столицу» [1]. А в Вашингтоне не забыли сделать показательные реверансы в сторону соседей Ливии. Пресс-секретарь Госдепартамента Виктория Нюланд особо подчеркнула: Тунис, Египет и Алжир работали над урегулированием связанных с ливийским конфликтом проблем «на протяжении многих месяцев, и мы тесно работали вместе с ними, и они продолжают работать с ООН над вопросами пограничного контроля и беженцев» [2].

Однако и господин Лавуа, и госпожа Нюланд явно постеснялись поприветствовать главного союзника Запада в ливийской кампании – «Аль-Каиду». Между тем именно эта организация стала подлинным ее триумфатором в лице объединившихся в 2007 году «Ливийской исламской боевой группы» и «Аль-Каиды в странах исламского Магриба». Представитель этой объединенной группы Абдель Хаким Бельхадж командовал штурмовавшими столицу отрядами мятежников, а затем был назначен главой Военного совета Триполи [3]. По признанию самих активистов «Ливийской исламской боевой группы», все последние годы они тесно взаимодействовали с «Аль-Каидой», хотя и считали идеи Усамы бен Ладена не вполне реалистичными, больше тяготея к лидеру движения «Талибан» мулле Омару [4].

По данным ООН, «Ливийская исламская боевая группа» связана с алжирскими и марокканскими исламистами, в том числе организаторами терактов 2003 года в Касабланке, направленных против граждан западных государств. Данная организация представляет прямую угрозу странам Западной и Южной Европы. Она располагает разветвленной сетью ячеек в Испании, Италии, Франции. А фактический приход ее людей к власти в Ливии позволит террористам диктовать свои условия международным организациям, собирающимся заниматься послевоенным восстановлением страны. Кроме того, осуществлявшиеся ранее ЦРУ и Аль-Каидой тайные совместные операции дают основания предполагать, что США попытаются использовать Бельхаджа и его единомышленников в новых подрывных операциях на пространстве «Большого Ближнего Востока», в том числе в Сирии и Иране.

Горькая ирония судьбы: в то время, когда боевики Бельхаджа, действуя от имени Национального переходного совета Ливии «переносили центры принятия решения в столицу», в соседнем Алжире политики и дипломаты били тревогу по поводу растущей террористической угрозы.
Собравшиеся на конференцию представители стран североафриканского региона, а также ООН и других международных организаций констатировали наличие «новых угроз в области безопасности в зоне Сахеля и Сахары, появившихся в результате вооруженного конфликта в Ливии, приведшего к активизации обращения оружия и перемещений людских потоков в регионе». По данным экспертов, «Аль-Каида в странах исламского Магриба» в настоящее время действует в обширных районах площадью 8 млн. квадратных километров, охватывающих территорию не только Алжира и Марокко, но и Нигера, Мали и Мавритании. По словам министра иностранных дел Мали Сумейлу Бубейе, существует реальная угроза, что вся зона Сахеля, охватывающая такие государства, как Сенегал, Мавритания, Мали, Буркина Фасо, Нигер, Нигерия, Чад, Судан и Эритрея, «станет военной зоной» [5]. С аналогичным предупреждением выступил его коллега из Нигера Мохамед Базум. Он заявил, что «последствия кризиса в Ливии для африканской зоны Сахеля и Сахары начинают становиться ощутимыми по мере прибытия в регион вооруженных людей, оружия и транспортных средств, которые были задействованы в ливийском конфликте». «Пребывание этих людей в африканской зоне Сахеля и Сахары может самым серьезным образом ухудшить ситуацию в сфере безопасности» - предупредил нигерский министр [6].

Даже координирующий усилия по борьбе с терроризмом в рамках Европейского союза Жиль де Керхов был вынужден признать, что хаос в Ливии предоставил «Аль-Каиде в странах исламского Магриба» доступ к новым выдам вооружений, включая «ракеты «земля-воздух», что представляет собой исключительную опасность» [7].

При такой «борьбе с терроризмом» европейцам остается дожидаться новых терактов. А заодно - расхлебывать еще одну кашу, заваренную американскими «борцами с терроризмом» - в Косове.
Ведь еще в начале 1998 года, когда косовский конфликт только разгорался и в Вашингтоне не было единого мнения насчет приоритетов США в этом сербском крае, тогдашний спецпредставитель президента Билла Клинтона на Балканах Роберт Гелбард публично заявил, что «Армия освобождения Косова» «без всяких вопросов является террористической группой» [8]. Однако позднее в том же году, за несколько месяцев до начала агрессии НАТО против Югославии, Госдепартамент исключил АОК из списка террористических групп, а американские спецслужбы установили с ней тесное взаимодействие [9]. Франция под давлением США и Великобритании также вычеркнула АОК из своих террористических списков к концу 1998 года [10]. Как писала в мае 1999 года «Вашингтон таймс», несмотря на то, что АОК «финансирует войну за счет продажи героина», и ее члены «были террористами в 1998 году», - «сейчас, в силу политических соображений, они являются борцами за свободу» [11].

«История о том, как боевик «Аль-Каиды» стал главным ливийским военачальником в разрушенном войной Триполи, наверняка потрясет (в очередной раз) это королевство кривых зеркал, именуемое «войной с террором», а также скомпрометирует тщательно разработанную пропаганду НАТО о «гуманитарной» интервенции в Ливии», - пишет гонконгское издание AsiaTimes. - После 11 сентября прошло 10 лет. И сейчас нетрудно представить, как ухмыляется со дна Аравийского моря некий полуразложившийся череп, вглядываясь в грядущее»… [12]. Ещё бы.
________________

[1] http://www.nato.int/...nions_77480.htm
[2] http://www.state.gov...71804.htm#LIBYA
[3] How al-Qaeda got to rule in Tripoli // Asia Times, 30.08.2011
[4] Mujahid to Activist: An Interview with a Libyan Veteran of the Afghan Jihad Spotlight on Terror // The Jamestown Foundation. Vol. 3. № 2. May, 2005
[5] AFP 071338 GMT SEP 11
[6] ИТАР-ТАСС 07.09.2011 20:34
[7] AFP 071338 GMT SEP 11
[8] http://rpc.senate.go...99/fr033199.htm
[9] Gibbs D.N. First do no Harm: Humanitarian Intervention and the Destruction of Yugoslavia. Vanderbilt University Press, 2009. P.181
[10] Reveron D.S., Murer J.S. Flashpoints in the War on Terrorism. Routledge, 2006. P.82
[11] KLA Finances War with Heroin Sales // Washington Times, 03.05.1999
[12] How al-Qaeda got to rule in Tripoli // Asia Times, 30.08.2011

___________
Петр ИСКЕНДЕРОВ - старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук, международный обозреватель радиостанции «Голос России».
http://www.fondsk.ru...ben-ladena.html

#378      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 11 Сентябрь 2011 - 10:50:42

К оценке современной стратегии США в Евразии
10.09.2011 Автор: В.Парамонов


Растущая нестабильность глобальной экономики и усиливающаяся военно-политическая напряженность в самых различных сегментах Евразии от Северной Африки, Ближнего Востока до Афганистана и Пакистана, не говоря уже о целом ряде зон тлеющих международных конфликтов – все как никогда ранее свидетельствует о том, что именно Евразийский континент окажется в эпицентре новых событий, связанных с кардинальной перекройкой «устаревшей» карты мира. В этой связи наибольший интерес представляет анализ поведения в Евразии главного внешнего игрока, который к тому же уже около 20 лет является и основным архитектором/менеджером процессов мирового переустройства – Соединенных Штатов Америки.

Несмотря на периодические всплески интереса США к самым различным регионам и странам мира, активные (и надо признаться в целом удачные) действия Вашингтона по отвлечению международного внимания от реальных целей своей внешней политики, необходимо четко понимать следующее: американская стратегия в Евразии, по-прежнему, нацелена на укрепление контроля над пространствами, имеющими центральное/ключевое значение для Соединенных Штатов с точки зрения сохранения позиций мирового лидера. В этой связи, в системе глобальных, континентальных и межрегиональных геополитических и геоэкономических координат в качестве приоритетных направлений для США в Евразии, по-прежнему, особо выделяются европейское, российское и китайское.

Европейское направление.
Обуславливается жизненной необходимостью для США форсирования трансатлантической интеграции в противовес внутриевразийской, подразумевает приоритетное укрепление стратегических связей с ведущими европейскими государствами, в первую очередь «локомотивами» Европы – Германией, Францией и Великобританией и, одновременно, форматирование Европы в рамках американских долгосрочных схем и алгоритмов развития. Причем, Великобритания традиционно выделяется на фоне других стран Европы как стратегический партнер-союзник и, зачастую, проводник интересов США и идей трансатлантической интеграции.

Крайне неоднозначным для Соединенных Штатов является и сам процесс внутриевропейской интеграции. С одной стороны, Вашингтон готов его поддержать, если данный процесс будет и в дальнейшем осуществляться по схемам и алгоритмам «стыкующимися» со схемами и алгоритмами трансатлантической интеграции. Наиболее ярким примером этого является интеграция в сфере безопасности в рамках НАТО. С другой стороны, повышение самостоятельности Европейского союза / конкретных стран ЕС, их переход к более активной, наступательной и самостоятельной политики в Евразии или, по крайней мере, в его отдельных сегментах (как постсоветское пространство) не может не тревожить Вашингтон. Для сдерживания данных устремлений США, например, поощряли вступление в ЕС и другие европейские структуры те страны, чье руководство разделяет (или на каких-то этапах разделяло) идеи трансатлантической интеграции. Однако, данная линия в значительной степени себя уже исчерпала, а поэтому Соединенные Штаты ищут все новые и новые механизмы по сохранению ЕС в орбите американского влияния. Нельзя исключать, что военные операции в Ираке, Афганистане и даже т.н. арабская весна – это, помимо всего прочего, ничто иное как попытки отвлечь Евросоюз от более актуальных вопросов на повестке дня своего развития и, следовательно, проведения более самостоятельной внешнеполитической линии.

Российское направление.
Главным элементом американской линии является превращение России в «дисциплинированного» и «контролируемого» члена международного сообщества, не имеющего «империалистических» амбиций. Не случайно, что вопросы стратегического разоружения России, всемерного сокращения ее ядерного потенциала, по-прежнему, выступают как ключевые для США. РФ также рассматривается через призму европейского и азиатского векторов стратегии Америки. На европейском направлении важным остается лозунг «сдерживания возможных имперских амбиций Москвы», в первую очередь в отношении стран Восточной Европы, Прибалтики, а в последнее время – Грузии. На практике же все это означает попытки вбить клин между Евросоюзом и Россией, сорвать любые тенденции по их сближению. В свою очередь, на азиатском направлении для Вашингтона принципиально не допустить становления РФ в качестве столь же влиятельного фактора в Азии, каким Россия традиционно является в Европе. При этом, зачастую, Соединенные Штаты как минимум с настороженностью относятся к инициируемым Россией интеграционным процессам на постсоветском пространстве, в том числе в азиатском направлении, воспринимая их как попытку по реанимированию «имперского» влияния на территории бывшего СССР. Однако, еще большую тревогу у США вызывает растущее взаимодействие России с Китаем, в том числе в рамках Шанхайской организации сотрудничества. Сорвать тенденции на инновационно-промышленную и транспортно-энергетическую интеграцию в рамках ШОС – это, пожалуй, главная цель для Соединенных Штатов, их союзников и «лоббистов» как в России, Китае, так и в других странах-членах Организации.

Китайское направление.
Подразумевает понимание все более возрастающей роли Китая, как на региональном, так и глобальном уровнях, необходимость балансирования и сдерживания КНР, активное вовлечение Китая в мировую финансово-экономическую систему. В американских политикоформирующих кругах, по-прежнему, широко распространен тезис о том, что следование Китая капиталистическому пути экономических реформ неизбежно приведет к изменению политической системы в Народной Республике. В то же время, очевидно, что в целом американо-китайские связи переживают не самый лучший период своего развития. С учетом прекращения существования СССР и, соответственно потери необходимости сдерживать РФ с помощь КНР (но, не наоборот), роста экономической, политической и военной мощи Китая Америка находится в процессе поиска и формирования новых глобальных и региональных инструментов влияния на Пекин. Нельзя исключать, что в качестве одного из таких инструментов рассматривается возможность провоцирования конфликта между Россией и Китаем.

Отношения между США и КНР существенно осложняет тот факт, что данные страны так и не сформировали комплекса механизмов долгосрочного и стратегического сотрудничества и доверия. Межгосударственные политические связи продолжают характеризоваться нестабильностью, отсутствием устойчивой системы объединяющих факторов, дальнейшим ростом противоречий. Америке не удается «вписать» Китай в свои схемы и алгоритмы мирового устройства, а растущая самостоятельность Пекина вызывает все большую тревогу в Вашингтоне. В этой связи, сохранение состояния разумной финансово- и торгово-экономической взаимозависимости между США и КНР остается практически единственным действенным инструментом американской стратегии в китайском направлении. Тем более, что именно посредством этой политики Соединенным Штатам удается отвлекать внимание Народной Республики от более активного форсирования процессов внутриевразийской интеграции, где очевидно именно Китай в настоящее время является их основным локомотивом.

При этом, в США формируется все более устойчивый консенсус по поводу того, что КНР необходимо рассматривать исключительно как потенциального противника. Основные разногласия остаются лишь вокруг вопроса как, какими методами, средствами влиять на дальнейшее развитие и поведение Поднебесной чтобы как минимум отсрочить перспективу открытого столкновения Америки и Китая, а как максимум – ее исключить путем отвлечения внимания КНР на ложные цели.

В целом, стремление США к активной внешней линии, предполагающей расширение сфер влияния, лидирующую роль в мировых процессах и противодействие внутриевразийской интеграции, обуславливается фундаментальными принципами, заложенными в основу национальных интересов страны и предполагающими сохранение за Америкой роли основного бенефициария процесса глобализации. Это является для Соединенных Штатов вопросом выживания. Именно принцип американского лидерства в международных делах, основывающийся на морском характере США, их уникальном геополитическом положении между Европой и Азией ведет к задаче проведения активной политики балансирования сил и интересов на пространствах Евразии, что входит в противоречие с развитием здесь интеграционных процессов. К странам, способным к формированию евразийских, а, следовательно, возможно антиамериканских по своей направленности блоков, в первую очередь относятся Россия, Евросоюз с лидирующей ролью Германии и Китай. Сама вероятность объединения их усилий могла бы оттеснить США далеко на периферию международной жизни.

При этом необходимо конкретизировать, что наблюдаемый антагонизм между проводимой Вашингтоном атлантической линией в Евразии и концепций общеконтинентальной – внутриевразийской интеграции, связан для Америки с реальными опасениями остаться на обочине евразийских и, следовательно, мировых экономических и политических процессов. Наиболее отчетливо это заметно на примере современной системы транспортных коммуникаций Евразии, большая часть которой является океанической или морской по своей сути. В случае же если тенденции строительства транспортно-коммуникационных сообщений во внутренних районах Евразии примут более устойчивый характер, то Соединенные Штаты объективно будут терять свое влияния на континентальном и глобальном уровнях.

В этой связи, как представляется, главным элементом евразийской стратегии США, по-прежнему, призвана оставаться активная политика в отношении основных континентальных центров силы, сопровождающаяся постоянной корректировкой (а в отдельных случаях – поиском) места этих центров в системе американских национальных интересов. К таким центрам силы, безусловно, относились и будут относиться, прежде всего, Россия, Китай и Европейский Союз. Другим важным аспектом этой стратегии США была и будет опора на союзные государства и военные базы в тех или иных регионах Евразии, что опять же призвано укрепить американские позиции в противодействии потенциальным вызовам и угрозам со стороны ключевых евразийских игроков. Все это свидетельствует, что США во многом продолжают следовать стереотипам своего геополитического поведения, заложенным в начале-середине XX века и развитым в доктринах сдерживания СССР. Данные стереотипы могут привести США и к курсу на дестабилизацию центральных элементов Евразии, в первую очередь как РФ, КНР и потенциально ЕС в случае их попыток выйти за рамки навязываемых им алгоритмов и схем поведения/развития.

В то же время, США еще имеют возможность повлиять на весь евразийский контекст в пользу смягчения противоречий по линиям возможной конфронтации и поиску для себя нового места в меняющейся конфигурации сил и интересов на континенте. Имевший место пример исторически достаточно позитивной евразийской стратегии Соединенных Штатов, ознаменовавший собой «Золотую эру» американской политики в Европе – план Маршалла является основанием надеяться на возможность возврата США к схожим элементам своего поведения. Ведь по своим геополитическим последствиям для современного мира, распад СССР, как в целом завершение периода Холодной войны, имел и потенциально еще может иметь не меньший (если не больший) эффект, нежели окончание Второй мировой войны, повлиявшее на реализацию программы всесторонней помощи Европе из США.

Поэтому позитивная роль Соединенных Штатов видится в активном подключении к процессам развития Евразии и особенно постсоветского пространства, как объективно наиболее пострадавшего в результате окончания Холодной войны. Только участие США в процессах интеграции в Евразии, в первую очередь в инновационно-промышленной и транспортно-коммуникационной сферах, неизбежно фокусирующееся на ключевых странах и регионах континента, а также последовательном преодолении растущей враждебности к себе со стороны других держав и стран, могло бы стать альтернативой конфликтному сценарию развития ситуации на континенте.

Пока же говорить о возможности кардинального изменения поведения США в Евразии, по крайней мере, наивно. Тем более, что надвигающаяся очередная волна мирового экономического кризиса может только ускорить реализацию наиболее пессимистичных сценариев и именно Евразия может стать основной площадкой для перекройки прежних экономических и политических границ. Ответ на вопрос о том, чьи же народы станут пушечным мясом для этой новой мясорубки совершенно неуместен с учетом всей своей очевидности: народы Европы, России и Китая …

В.Парамонов
Примечание: статья подготовлена специально для еженедельника «Военно-промышленный курьер» (Россия), опубликована с сокращениями и в новой редакции в выпуске № 34 (400) за 31 августа 2011 года.
Источник: Военно-промышленный курьер
http://vpk-news.ru/articles/8089

#379      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 12 Сентябрь 2011 - 15:02:11

Восстания арабов в XXI веке: что дальше?
Автор: Алексей Подцероб, ведущий научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований ИВ РАН, Чрезвычайный и полномочный посол РФ

Фактором, предопределяющим развитие обстановки на Ближнем Востоке и в Северной Африке, являются в настоящее время массовые выступления населения практически во всех странах региона. Особенностью этих выступлений стало то, что они охватили не только «проблемные», но и «благополучные» (с социально-экономической точки зрения) государства.
Это – прежде всего, Тунис, где за период 2004-2009 гг. доход на душу населения вырос с 3,5 тыс. тунисских динаров (2,7 тыс. долл.) до 5 тыс. тунисских динаров (3,9 тыс. долл.), где на средний класс, составляющий 60% населения, приходится 83% потребления, где 80% семей являются собственниками жилья и 21% владеет автомобилями. Это также нефтедобывающая Ливия, где, как всегда, в начале года (буквально накануне начала восстания) нуждающиеся семьи получили дотации деньгами, продовольствием, а кое-кто и бесплатными сертификатами на автомобили[1].

Эти выступления были порождены комплексом общих для большинства арабских стран обстоятельств. Немалую роль сыграли процессы формирования гражданского общества. Наряду с поколениями, воспитанными в традициях государственного патернализма и преклонения перед харизматическими лидерами, появились новые, более образованные и информированные поколения, не желающие мириться с всевластием авторитарных режимов. Представителей этих поколений не устраивает «фасадная демократия», за которой скрываются авторитарные режимы, они ощущают себя не подданными, а гражданами, которые хотят сами решать проблемы своих стран, а невозлагать надежды на мудрость «отца нации».

Росту протестных настроений почти повсеместно способствовали высокая безработица среди молодежи, а также прекращение действия «социальных лифтов», вызванное окостенением политических систем. С другой стороны, налицо упрочение позиций и усиление влияния национальной буржуазии, стремящейся покончить с разделом экономики на «сферы влияния» между семейными кланами или группами бюрократической буржуазии, повальной коррумпированностью госаппарата, превращением арабских стран в «наследственные республики», подавлением демократических свобод. Немаловажное значение имело и недовольство существующим положением среднего класса, верхние слои которого выступали за демократизацию, а нижние – опасались, как бы не преодоленные полностью кризисные явления в экономике не привели к их падению на «социальное дно».

Во многих странах на это наслоилась порождающая чувство безысходности нищета значительной части населения. Существовали, естественно, и локальные причины – крайне тяжелое социально-экономическое положение в Египте, где 40% населения живет менее чем на 2 доллара в день; почти монопольный контроль над экономикой кланов Тарабелси и Бен Али, которые владели 30% национального богатства Туниса; недовольство считающих себя обделенными племен Киренаики в Ливии; социальное неравенство между суннитами и шиитами на Бахрейне, межплеменные противоречия в Йемене и т.д. [2]

Правящие режимы повсеместно недооценили грозившую опасность. О непонимании ими складывающейся ситуации свидетельствуют намерения президента Хосни Мубарака и лидера ливийской революции Муаммара Каддафи передать по наследству власть своим сыновьям. Если бы, например, в Сирии были выполнены принятые в 2005 году на Х съезде «Баас» решения, предусматривавшие политическую либерализацию, а М. Каддафи прислушался к советам своего сына Сейф аль-Ислама, принял Конституцию и провел выборы в парламент, нынешних трагедий можно было бы, видимо, избежать.

Нельзя, вместе с тем, упускать из виду, что в оппозиции находятся мощные социальные и политические силы, и что ее целью является не разрушение старого мира, а его реформирование.
- Так, в Египте предполагается ограничить полномочия президента четырьмя годами и двумя сроками пребывания у власти, сделать обязательным назначение вице-президентов, изъять из Конституции статью о противостоянии террористическим угрозам.
- В Тунисе планируется избрать Национальную учредительную ассамблею, которая разработает новую Конституцию.
- В Сирии отменено чрезвычайное положение, приняты декреты о введении многопартийности, условиях и порядке выборов в Народный совет и местные советы, местном самоуправлении и свободе печати, в феврале 2012 года должны состояться парламентские выборы.
- В Саудовской Аравии оппозиция требует проведения выборов в Консультативный совет (который сейчас назначается королем) и преобразования страны в конституционную монархию.
- На Бахрейне радикальные шиитские организации добиваются провозглашения республики, а умеренные – принятия новой Конституции, в соответствии с которой министры будут избираться, а не назначаться королем.
- В Алжире предполагается изменить законы, регулирующие избирательный процесс и деятельность политических партий.
- В Марокко король Мухаммед VI принял решение о разработке новой Конституции, которая предусматривала бы выдвижение премьер-министра победившей на парламентских выборах партией вместо назначения его монархом.
- По иному обстоит, правда, дело в Ливии, где в соответствии с подготовленной Национальным переходным советом декларацией предполагается в течение двухлетнего «переходного периода» принять Конституцию и подготовить всеобщие выборы, но при этом целью проводимых преобразований будет, по словам председателя ПНС Мустафы Абд аль-Джалиля, создание «исламского государства»[3].

Таким образом, следствием народных выступлений станет, видимо, некоторая либерализация существующих политических систем, произойдет расширение политического представительств на плюралистической основе. Масштабы либерализации во многом будут зависеть от того, что будут представлять собою новые Конституции государств региона, и от того, как будут организованы и каковы будут результаты парламентских и президентских выборов. Но при этом было бы преждевременно рассчитывать на превращение арабских стран, где гражданское общество только еще формируется, в демократии западного образца (что наглядно продемонстрировал пример Ирака). В данном контексте может представлять интерес мнение бывшего помощника по национальной безопасности Президента США Б.Скоукрофта, считающего, что «последние события в мире, в частности, на Ближнем Востоке, это не демократия как таковая. Но это крик о человеческом достоинстве. Люди хотят, чтобы правительства их уважали и не относились как к пешкам, думая лишь о выгоде для себя и кучки приближенных»[4].

Главным является, однако, даже не предстоящая либерализация политических систем, а выход на политическую арену народных масс, бывших ранее безучастными наблюдателями того, как одни авторитарные режимы сменяются в результате военных переворотов другими. Хотя политическая активность масс в перспективе, видимо, спадет, население арабских стран вряд ли вновь превратится в прежнюю покорную толпу, и новые правители не смогут это игнорировать. «Раньше, - отмечает сотрудник иракского Центра стратегических исследований Азиз Джабер, - во всех арабских странах считали, что народ боится своих руководителей. Теперь руководители должны бояться своих народов. Это – эпохальное событие в арабской политической жизни, в арабской истории»[5]. Нет, однако, никаких гарантий того, что массы всегда будут действовать конструктивно, а не деструктивно…

Новым властям придется столкнуться с немалыми сложностями. Только прямые потери в результате восстаний достигли 6,3 млрд. долл. в Египте и 2,6 млрд. евро в Тунисе. На это наслаивается угроза снижения прибылей от туризма, обеспечивающих 11% доходов АРЕ и формирующих 50% бюджета Туниса[6]. Ливии, по оценке главы ведомства по реконструкции экономики ПНС Ахмеда Джихани, потребуется десять лет, чтобы ликвидировать ущерб, нанесенный гражданской войной народному хозяйству страны. Придется решать и такие задачи, как ликвидация нищеты (бедняки составляют 41,8% населения Йемена, 22,6 – Алжира, 19% - Марокко) и трудоустройство молодежи (безработица среди молодежи достигает 42,8% в Египте, 30,4 – в Тунисе, 24,4% - в Сирии). Для решения этих проблем потребуются годы.

После падения режима М. Каддафи может трагически сложиться судьба Ливии, где противостояние Киренаики и Триполитании, различных племен (которых насчитывается несколько сотен), арабов и берберов, исламистов и секуляристов, а также местных и вернувшихся из эмиграции лидеров оппозиции способно привести к «сомализации» страны. Ситуацию еще больше осложняет то, что ПНС, укомплектованный, в основном, выходцами из Киренаики и пришедший к власти с помощью натовских штыков, не будет рассматриваться жителями двух других частей Ливии – Триполитании и Феззана – как легитимный. Придется к тому же создавать государственные структуры, призванные занять место джамахирийских органов управления. Не являются обнадеживающими и перспективы возобновления добычи нефти, производство которой упало с 1,6 млн. баррелей до 0,1 млн. баррелей в день[7]. По прогнозам специалистов, вывести ее экспорт на довоенный уровень удастся лишь через 1-3 года[8].

Снижению вероятности развития событий по «сомалийскому сценарию» и новой вспышки гражданской войны могло бы способствовать быстрое формирование в Ливии нового органа власти, включающего в себя представителей всех регионов и крупнейших племен, проводящего политику национального примирения и способного в кратчайшие сроки организовать парламентские и президентские выборы. Здесь важную роль сыграло бы содействие процессам становления новой политической системы со стороны Организации Объединенных Наций.

Расходы по ликвидации материального ущерба, причиненного в арабских странах произошедшими восстаниями, повлекут за собою падение жизненного уровня населения. На это наложится разочарование в не оправдавших себя моделях развития (капиталистической в Египте, социал-демократической в Тунисе, джамахирийской в Ливии). Вполне вероятно, что через какое-то время будет потеряно доверие и к демократическим институтам из-за их неспособности быстро решить стоящие перед арабскими странами проблемы (по данным еженедельника «Телькель», этот процесс уже начался в Марокко[9]).

Возникнет идеологический вакуум, который может заполнить идеология религиозного возрожденчества. Правда, на данный момент влияние исламистов в большинстве государств Ближнего Востока и Магриба не столь уж значительно. Вместе с тем, формируются предпосылки для усиления влияния фундаменталистов. Встает, однако, вопрос, каких именно фундаменталистов. В Тунисе, например, ведущей интегристской организацией является «Ан-Нахда», перешедшая еще 10 лет назад на умеренные позиции: на состоявшемся в 2001 г. в Лондоне конгрессе этой организации было объявлено об отказе от силовых методов борьбы и о приверженности демократии[10].

В АРЕ Ассоциацию Братьев-мусульман (АБМ) поддерживает 15-20% египтян. Руководство египетской АБМ с 1977 г. взяло курс на превращение ее в политическую партию. «Ихваны» пришли к выводу, что терроризм ведет религию к духовному самоубийству и начали осуждать вылазки экстремистов[11]. Ассоциация стала считать парламентскую, более того – многопартийную, систему соответствующей исламским принципам[12]. Отказались «Братья» и от деления мусульман на «истинных» и на «не следующих предписаниям ислама»[13]. В настоящее время АБМ пользуется поддержкой респектабельных «мусульманских» банков и компаний, для которых следование религиозным нормам является оружием в конкурентной борьбе. Стремление «исламского капитала» к сотрудничеству с перешедшими на умеренные позиции «Ихванами» объясняется и надеждами на то, что те могут стать заслоном против роста влияния радикальных исламистов. «”Братья-мусульмане”, - констатирует профессор Эксетерского университета Г.Ноннеман, - не являются радикальной и экстремистской организацией, как это представляют некоторые СМИ. Скорее, наоборот, эта организация борется с различными формами исламского радикализма. Конечно, в Египте существуют исламистские экстремисты, но их число очень невелико»[14].

В свете вышеизложенного приход к власти «Ан-Нахды» в Тунисе либо «Братьев» в АРЕ (даже если такое произойдет) вряд ли окажет дестабилизирующее влияние на обстановку в регионе.

Иной выглядит ситуация в Йемене, где сторонники шариата и «Аль-Каида» на Аравийском полуострове установили контроль над тремя городами на юге страны. Иная ситуация в Ливии, где на стороне повстанцев сражаются боевики Ливийской исламской боевой группы (возглавлявший ее в 90-е гг. Абд аль-Хаким би-ль-Хадж стал верховным командующим военного совета Триполи) и боевики «Аль-Каиды» (уже провозгласившей исламский эмират в Дерне). Свои особенности у ситуации в Сирии, где баасистам противостоят братья-мусульмане и «Аль-Каида». Приход фундаменталистов к власти в САР, Ливии или Йемене повлек бы за собою превращение этих стран в рассадник религиозного экстремизма со всеми вытекающими из этого опасными последствиями для Арабского Востока, для Запада, да и для России.

Что касается воздействия на события внешнего фактора, то в какой-то мере влияние на настроения в арабском мире оказали американские идеи реформирования Большого Ближнего Востока и Северной Африки, пропаганда американцами демократических ценностей, критика ими авторитаризма. Вместе с тем вряд ли правомерна точка зрения, в соответствии с которой Вашингтон является непосредственным организатором нынешнего хаоса. Другое дело, что американцы сумели быстро разобраться в обстановке. Свидетельство тому – их отказ от поддержки Х. Мубарака. Видимо, в Соединенных Штатах сразу же пришли к выводу, что его режим обречен, и предпочли открыть путь к установлению тесных отношений с грядущим «новым Мубараком».

Исключение составляет опять же Ливия. В последнее время в западных столицах возникли новые претензии к М. Каддафи. После того, как руководство ВСНЛАД (эта аббревиатура – официальное название Ливии при Каддафи: Великая Социалистическая Народная Ливийская Арабская Джамахирия) отказалось от планов создания оружия массового уничтожения, приняло решение выплатить 2,7 млрд. долл. компенсации родственникам пассажиров погибшего над Локерби авиалайнера и взрыва в дискотеке «Ля Белль» в Западном Берлине и допустило в страну иностранные компании[15], у Запада, похоже, появились надежды, что М. Каддафи пойдет на приватизацию Национальной нефтяной корпорации (ННК), контролирующей большую часть добычи углеводородов в стране, и выставит ее на продажу. Этого, однако, не произошло. Следующий шаг, который мог вызвать раздражение Запада, был сделан в январе 2009 г., когда М. Каддафи заявил, что Джамахирия может национализировать иностранные нефтяные компании в случае, если цена нефти на мировом рынке не увеличится до 100 долл./бар.

Вскоре после этого ННК пересмотрела условия контрактов с французской компанией «Тоталь» – Ливия получила единовременный бонус в размере 500 млн долл., а доля ее участия должна была увеличиться до 50%. Было, кроме того, объявлено, что доля участия в разработках нефти иностранных корпораций будет понижена до 10-15%. Кроме того, начав четыре года назад переговоры с Францией о покупке 14 истребителей «Рафаль», М.Каддафи затем прервал их и сделал выбор в пользу российских самолетов[16].

Заметную роль играет внешний фактор и в разжигании беспорядков в Сирии. Мятежники получают поддержку со стороны Саудовской Аравии и других стран Персидского залива, считающих, что падение дружественного Тегерану режима президента Башара Асада ослабит влияние Ирана на Ближнем Востоке. Аналогичной точки зрения придерживаются и западные державы, наращивающие политическое и экономическое давление на Дамаск.

Что касается России, то можно предполагать, что какие бы режимы (за исключением радикальных исламистских) ни пришли к власти в арабских странах, на наших политических отношениях с ними это вряд ли отразится. На Ближнем Востоке и в Северной Африке исходили и будут исходить из того, что РФ – как, впрочем, и Европейский союз и, пусть в меньшей степени, Китай – выступают на региональной арене в качестве противовеса США, и поддержание активных отношений с ними позволяет арабским государствам придавать своей внешней политике сбалансированный характер.

Источник: Международная жизнь http://interaffairs....d.php?item=7862

[1] Филатов С. Тунисский бунт. Бессмысленный и беспощадный, 21.01.2011. // Русский обозреватель – на http://www.rus-obr.ru/idea/9335; Попов В.В. Близкий Тунис. Очерки истории и современности. М., 2005, с. 121; Абдулатипов Р.Г., Воробьев С.А. Очерки практической арабистики. М., 2006, с. 269; Le Monde, 28.03.2006.
[2] См.: Попов В.В. Меняется политическая карта арабского мира, 10.02.2011. // Новое восточное обозрение – на http://www.journal-n...q=ru/node/4414; Ndiaye M., Fadjri W. Situation dans le monde arabe: Une aubaine pour l’opposition ?, 09.02.2011. // Afrique en ligne – à: http://www.afriqueje...1102091001.html
[3] Levinson Ch., Coker M., Entous A., Hatoum L., Miller W. Defiant Gadhafi Vows to Fight, 24.08.2011. // Middle East – at: http://online.wsj.co...51690.html?mod=
[4] Интервью Скоукрофта Б. Бабаевой С. // Московские новости, 10.08.2011.
[5] Давыдов П. Египет возвращается в арабский мир, считают эксперты, 02.02.2011 // РИА Новости – на: http://ria.ru/world/.../329349828.html
[6] Юрьев В. Мубарак ушёл, туристы поедут? // Аргументы и факты, 16-22.02.2011; Филатов С. Тунисский бунт…
[7] Кезик И. Ливийская премия. // Московские новости, 24.08.2011.
[8] Крючков И., Ефимова М., Добровольский В., Данилович Е. Конец джамахирии. // Московские новости, 23.08.2011.
[9] Tellequelle, 29.08.2011.
[10] L’Audace, avril 2001, p. 9-10, 12.
[11] Taheri A. Holy Terror: Inside the World of Islamic Terrorisme. Bethesda, 1987, p. 225.
[12] См.: Аль-Ахрам, 07.11.1983; Аш-Шарк аль-Аусат, 18.02 и 04.05.1985.
[13] См.: Brière C., Carré O. Islam: Guere à l’Occident ? P., 1983, p. 207.
[14] Попов В.В. Меняется политическая карта арабского мира…
[15] Подробнее см.: Егорин З.А. Муаммар Каддафи. М., 2009, с. 326-344.
[16] Добровольская Н. Миссия «Рафаля». // Московские новости, 24.08.2011.

#380      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 13 Сентябрь 2011 - 13:50:30

Рухнет Европа, рухнет и Германия
"Der Tagesspiegel", Германия?Роберт Лайхт (Robert Leicht)

Что общего у Ливии и евро? На первый взгляд - ничего, на второй - очень много. Что и требуется доказать

Конечно, упорство, с каким Гидо Вестервелле (Guido Westerwelle) поначалу утверждал, что это были «его» санкции и «его» воздержание при голосовании в Совете Безопасности, предопределившие конец режима Каддафи, выглядело смешным. Не секрет, что смысл некоторых издевок и насмешек, посыпавшиеся на нашего министра «крайних дел», заключался в том, что немцы наверняка не будут участвовать в данной военной акции. Почему же все камни летят именно в Вестервелле, когда в принятии решения о нейтралитете в значительной мере повинна наша канцлер?

Смягчающее обстоятельство выглядит так: Соединенные Штаты тоже были не далеки от того, чтобы проголосовать против военной интервенции. Почему же нам нельзя? Если двое думают одинаково, то это вовсе не значит, что в конце они поступят одинаково.

Но самое главное: если двое думают об одном и том же, вполне вероятно, что они руководствуются совершенно разными мотивами. Президент Обама не желал вмешиваться в историю с Ливией, полагая, что это дела европейцев на их задворках. Мысль правительства ФРГ заключалась совсем в ином: оно вообще не считало, что европейцев стоит спрашивать об этом и что они должны в любом случае стоять друг за друга при принятии решения о выдаче мандата ООН.

Целесообразность участия конкретно немцев могла обсуждаться в ходе второго раунда переговоров уже внутри европейского сообщества. Теперь же многие немцы высказывают совершенно бредовую точку зрения: с одной стороны они непременно хотят отличиться от США и тут же ссылаются на то, что изначально США были против операции, не замечая в пылу спора, что субъект их внушений давно поменял свое мнение.

Но к чему бродить вдали, когда беда стоит у нашего порога, а именно доказательство нашей неспособности участвовать в отстаивании европейской самодостаточности по данному вопросу? Тут мы подходим к аналогичному вопросу о евро. Конечно, немцы не должны и не могут прикладывать руку к сдерживанию долгового кризиса отдельных европейских государств ошибочными с экономической точки зрения средствами, так как это окончательно подорвет способность Европы к действию.

Но когда мы, немцы и европейцы, поймем, что через несколько десятилетий мы будем составлять собой всего лишь 4-5% процентов населения Земли, и если мы хотим играть хоть какую-нибудь заметную роль в мировой экономике, надо уже сейчас бросить все силы на укрепление самодостаточности Европы. И каждый кивок назад, на национальное своенравие и немецкое чванство, в конце концов, больше всего вредит нам самим.

Гельмут Коль мог сказать: вопрос евро - это вопрос войны или мира. Для некоторых эти слова покажутся слишком «обремененными историей», хотя и не далекими от истины. Ангела Меркель говорит: «Рухнет евро, рухнет и Европа». И это отчасти справедливо, но лишь отчасти. У нас нет валютного кризиса, есть долговой кризис. Верным было бы следующее утверждение: если рухнет Европа, пострадает Германия, не только Германия, а прежде всего Германия! И поэтому ливийская афера столь же фатальна, как и отдельные колебания, дерготня и стоны в дискуссиях о евро. Что и требовалось доказать.

Оригинал публикации: Scheitert Europa, scheitert Deutschland http://www.tagesspie...d-/4598826.html
http://rus.ruvr.ru/2...3/56097773.html




Рейтинг@Mail.ru