Перейти к содержимому


Фотография
- - - - -

Большой передел мира


Тема находится в архиве. Это значит, что в нее нельзя ответить.
Сообщений в теме: 462

#381      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 14 Сентябрь 2011 - 12:29:46

Война как финансовый стимул последнего средства
Источник http://webofdebt.wor...of-last-resort/ перевод для mixednews – molten

Протестующие пытались остановить неумолимую военную машину ещё со времён окончания Второй мировой, однако военная машина стала ещё более могучей и влиятельной, чем когда-либо. Почему? Закулисные силы, дёргающие за ниточки, без сомнения, имеют свои мрачные цели, но почему же наша так воспеваемая система политической демократии не смогла её остановить?

Ответом может быть наша разновидность индивидуалистского капитализма и политики невмешательства, которая запрещает правительству конкурировать с частным бизнесом за исключением чрезвычайной ситуации в стране. Проблема в том, что частному бизнесу для того, чтобы выудить деньги из карманов налогоплательщиков нужно правительство. Однако в нашей культуре любой намёк на социализм предаётся анафеме. Результатом стало то, что чрезвычайная ситуация должна была бы объявиться на всё время, только чтобы влить правительственные деньги в экономику.

Другие пути развития блокируются, продуктивная гражданская экономика систематически всасывается непроизводительным военным сектором, пока, наконец, нашим главнейшим экспортом не становится война. Война – вот где деньги, вот что даёт работу. США превратились в постоянную экономику на военном положении, стали военным государством.

Война как экономический стимул
Мнение о том, что война положительно сказывается на экономике, исходит из времён Второй мировой. Критики расходований при дефиците в кейнисианском стиле настаивают на том, что не расходы при дефиците, а война вывела США из депрессии.

Но хотя война возможно и вызвала рост производительности труда, война как причина сработала в том, что открыла шлюзы дефицита. Война была огромным стимулом для экономического роста не потому, что являлась экономически эффективным инструментом использования ресурсов, а потому, что в военное время никого не волновали дефициты.

В мирное же время правительство не должно выступать в качестве конкурирующей стороны. Как заметил лауреат Нобелевской премии Фредерик Содди:
Консервативная политика полного невмешательства в индивидуалистскую экономику ревностно отказывает правительству в праве как-либо конкурировать с частным лицом в плане собственничества производственного предприятия, которое может принести денежную прибыль либо проценты…

В 1930-ом правительству было разрешено инвестировать в такие отечественные предприятия, как Tennessee Valley Authority, но это было главным образом потому, что частные инвесторы не верили, что они могут получить достаточную прибыль от самих проектов. В итоге период между 1933 и 1937 годами оказался крупнейшим циклическим бумом в истории США. Реальный валовой внутренний продукт (ВВП) вырос на 12 процентов, а номинальный ВВП вырос на 14 процентов. Но когда экономика в 1937 году, казалось, встала на ноги, Рузвельт решил урезать государственные инвестиции. Результатом стал резкий рост безработицы. Экономический бум захлебнулся и экономика снова соскользнула обратно в депрессию.

Вторая мировая вернула этот цикл к жизни путём открытия денежных кранов. «Национальная безопасность» оправдывала всё, и Конгресс тратил вовсю, пытаясь сохранить наш образ жизни. Тотальный вызов Второй мировой войны позволил Конгрессу наполнить финансированием производственную активность. Однако долги страны выросли до 120 процентов ВВП.

Правительство набрало крупнейший долг в своей истории. Однако гиперинфляция, девальвация национальной валюты и экономический коллапс, предсказанные ястребами дефицита, не произошли. Скорее машины и инфраструктура, произведённые в тот период вывели страну в лидеры по производительности на следующие 50 лет. К 1970-му соотношение ВВП к долгу упало с 120 до 40 процентов, не потому, что люди жертвовали для оплаты долга, а потому, что ВВП был настолько продуктивным, что рос, перекрывая разрыв.

Стимулы без войны
Вторая мировая может и создавала рабочие места; но за это пришлось заплатить страшную дань.

Война стала экономическим стимулом «последнего средства», когда политики были настолько запутаны в понимании экономики, что не давали правительству углубляться в долги иначе, как при национальной чрезвычайной ситуации. Но Кейнс сказал, что есть менее деструктивные пути вложить деньги людям в кошельки, и стимулировать экономику. Пусть рабочие роют канавы, и им за это будут платить. Что ослабевшей экономике нужно, так это спрос (нормальная покупательная способность). Спрос стимулирует бизнес для производства большего количества товаров и услуг, создавая рабочие места и увеличивая производительность. Ключевым было то, что спрос (деньги, чтобы тратить) должен быть на первом месте.

Китайцы строят огромные торговые центры и жилые дома, многие из которых стоят пустыми из-за отсутствия клиентов и покупателей. Это может и является расточительным использованием ресурсов, но им удалось положить заработную плату в карманы работников, давая им покупательную способность, чтобы тратить на продукты и услуги, стимулируя экономический рост, и в отличие от расточительных расходов войны, при китайском подходе не нужны смерти и разрушения.

Менее затратным могло бы стать гипотетическое решение, предложенное Милтоном Фридманом: просто разбрасывать деньги с вертолётов. Это можно назвать финансовым стимулированием, но в случае прошлых финансовых стимулирований деньги не попадали людям и экономике на местах. Они оседали на резервных счетах банков, где просто накапливались, и не попадали в продуктивную экономику. «Излишние» резервы в 1.6 триллиона долларов сейчас находятся на резервных счетах ФРС.

Лучшее решение
Война, копание канав и сбрасывание денег с вертолёта, все они могли сработать для стимулирования спроса и улучшить покупательную способность, но есть и лучшие альтернативы. Сегодня у нас есть основные неудовлетворенные потребности – разваливающаяся инфраструктура, переполненные классы, энергосистема, требующая улучшения, и исследовательские лаборатории – все они нуждаются в финансировании. Наиболее экономичным решением для сегодняшнего правительства было бы потратиться на работу, которая реально улучшила бы жизнь.

Всё это можно было бы сделать, и одновременно сократить государственный долг. Рабочая сила и ресурсы простаивают без дела. Перераспределение части расходов на войну в мирное русло могло бы прибавить рабочие места, повысить уровень жизни и улучшить инфраструктуру при одновременном снижении государственного долга, и сбалансировании госбюджета за счет увеличения налоговой базы и государственных доходов.

http://mixednews.ru/archives/10080

#382      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 14 Сентябрь 2011 - 21:19:58

«Превентивная дипломатия» от генсека ООН
Петр ИСКЕНДЕРОВ 14.09.2011


Открывшаяся 13 сентября в Нью-Йорке 66-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН приобретает во многом ключевое значение с точки зрения дальнейших судеб данной организации. Ее повестка дня составлена таким образом, чтобы дать возможность обсудить все основные вопросы современной международной жизни – от ситуации в Северной Африке и на Ближнем Востоке до международно-правовых аспектов проблемы самопровозглашенных государств. Наиболее жаркие дискуссии ожидаются по вопросу о признании Палестинского государства, причем и сторонники, и противники государственности Палестины намерены ссылаться на имеющиеся прецеденты, в том числе Косово. Лидер Палестинской национальной администрации Махмуд Аббас заблаговременно отказался от вынесения данного вопроса на рассмотрение Совета Безопасности ООН, не желая подвергать соответствующий проект резолюции угрозе американского вето. Однако на Генассамблее ООН предположительно 20 сентября, во второй день общеполитической дискуссии с участием глав государств и правительств, этот вопрос будет поднят; проект резолюции Махмуд Аббас планирует передать лично генеральному секретарю ООН Пан Ги Муну.

Речь, по-видимому, пойдет о выборе одного из двух приемлемых на сегодняшний день для палестинцев вариантов – поддержка делегатами Генассамблеи «полного членства Палестинского государства со столицей в Восточном Иерусалиме в ООН» либо признание Палестины в качестве «государства-нечлена» (non-memberstate). Во втором случае статус Палестины будет аналогичен тому, которым пользовалась до своего полноправного вступления в ООН в 2002 году Швейцария. Он позволит Палестине подать заявку на вступление в ряд международных организаций, а также подписать Римский Статут Международного уголовного суда.

Большинство государств-членов Европейского союза, скорее всего, выскажутся в поддержку проекта палестинской резолюции – за исключением тех государств (в частности, Нидерландов и Чехии), которые заранее выразили поддержку Израилю, категорически не приемлющему инициативу палестинской стороны. Позицию поддержки палестинцев, скорее всего, займут арабские и большинство мусульманских стран. В сумме это позволит им рассчитывать примерно на 120-130 голосов из 193-х. Однако многое будет зависеть от США, а американцы пока не спешат раскрывать карты. В прошлом году Барак Обама выразил надежду, что Палестинское государство «может быть принято в ООН» к тому времени, как мировые лидеры соберутся на нынешнюю Генеральную Ассамблею. Однако позднее представители госдепартамента пояснили, что слова Обамы были лишь выражением «надежды», но ни в коем случае не «призывом к голосованию» по членству Палестины в ООН [1].

От позиции США зависит расклад сил при голосовании не только в Генеральной Ассамблее, но и в Совете Безопасности ООН. Согласно Уставу ООН, вступление того или иного государства в ООН «будет обеспечено решением Генеральной Ассамблеи (минимум две трети голосов – 129 – П.И.) согласно рекомендации Совета Безопасности» [2]. Если США не воспользуются правом вето, палестинская заявка прошла бы Совет Безопасности ООН. Но это пока в теории.

Уже сейчас можно предположить возникновение раскола в том лагере в лице США, Западной Европы, Организации Исламская Конференция и Лиги арабских государств, который до сих пор выступал единым фронтом по Ливии, балканским проблемам и в других международных делах. Данный раскол сулит серьезные геополитические сдвиги и создаст более широкое пространство для комбинаций, охватывающих не только «Большой Ближний Восток», но и постсоветское пространство.

В преддверии открытия сессии генсек ООН Пан Ги Мун выступил в СБ ООН с программной речью, посвященной одной из самых болезненных проблем современного мира – теме международного миротворчества и предотвращения конфликтов. Напомнив, что «превентивная дипломатия на протяжении многих десятилетий является прочной опорой Объединенных Наций», он сообщил, что данная дипломатия «сегодня дает конкретные результаты при относительно умеренных затратах во многих регионах мира, помогая спасать жизни и защищать достижения развития». Генсек ООН привел примеры ряда африканских конфликтов, в частности Кении, Гвинеи, Демократической Республики Конго. «Располагая растущим опытом, более прочным партнерством и более качественными инструментами, международное сообщество, я убеждён, в состоянии и далее укреплять свою способность к превентивной дипломатии в интересах мира, безопасности и развития», - оптимистично подытожил Пан Ги Мун. А международно-правовой базой данных усилий, по его словам, должны служить решения Мирового саммита 2005 года, когда «государства-члены выразили свою решимость выработать «культуру предотвращения» (cultureofprevention), укреплять в этих целях способности Объединенных Наций и предпринимать «эффективные коллективные меры для предотвращения и устранения угроз миру». [3]

Однако анализ повестки дня нынешней сессии Генассамблеи ООН позволяет говорить не столько об успехах, сколько о множащихся проблемах в части урегулирования международных конфликтов. В числе обсуждаемых тем значатся такие острые вопросы, как общая ситуация на Ближнем Востоке и на пространстве бывшего СССР, палестинская и кипрская проблемы. Отдельным пунктом стоит вопрос о «предотвращении вооруженных конфликтов».

В рамках общеполитических дискуссий главы ряда государств и правительств намерены поднять и балканскую проблематику, в частности развитие ситуации вокруг Косова, оказавшегося в последние недели на грани нового вооруженного конфликта. Именно в этом вопросе международное сообщество, в первую очередь, должно было бы применять все те инструменты из арсенала «превентивной дипломатии», о которых говорит Пан Ги Мун и которые не использовались на протяжении последних лет. Ведь ООН еще с 1990-х годов пыталась экстренно гасить балканские конфликты, но не создавала основ долгосрочной стабилизации, а международное право применялось крайне избирательно. К тому же в последние годы предельно широко трактуется и используется механизм так называемых «гуманитарных интервенций», превращающихся в полномасштабные военные операции против неугодных архитекторам «нового мирового порядка» стран и правительств.

Сама же ООН сегодня фактически самоустранилась от урегулирования ключевых региональных проблем, передав эти функции НАТО, ЕС и другим организациям. В Вашингтоне, Лондоне, Париже существует программа перекройки обширных территорий Балкан, Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока. ООН же ограничивается проведением общих дискуссий и даже не пытается вернуть ситуацию в международно-правовое поле.

Более того, именно Пан Ги Мун, как явствует из ставших достоянием гласности секретных документов, стоял у истоков самопровозглашенной косовской независимости. По информации ведущей косовской албаноязычной газеты «Коха диторе», в период переговоров между делегациями Белграда и Приштины под эгидой посреднической «тройки» в составе России, США и ЕС у генсека ООН состоялся неофициальный «утренний разговор тет-а-тет» с тогдашним постоянным представителем США при ООН Залмаем Халилзадом. Как свидетельствует последний, Пан Ги Мун заявил ему, что лично он «поддерживает цель превращения Косова в государство», но опасается «конфронтации с Россией»... [4]

Председательствующий на нынешней Генеральной Ассамблее ООН представитель Катара Нассир Абдулазиз Аль-Нассер на пресс-конференции по итогам первого дня работы сессии подчеркнул, что основной темой дискуссий должна стать проблема «посредничества». «Это очень своевременный вопрос», - заявил он и добавил: «Мир переживает трудные времена. Сегодня необходима дипломатия. Это очень важно». [5] Однако все последние годы НАТО, ЕС и некоторые другие международные институты с благословения ООН действовали как раз вопреки принципу посредничества и вообще требованиям дипломатии, нацеленной на поиск компромиссных политических решений в конфликтных зонах и ситуациях. И если уже сам генсек ООН – в прямое нарушение резолюции Совета Безопасности № 1244 от 1999 года - высказывается в поддержку самопровозглашенной независимости Косова и даже называет это своей «целью», не стоит удивляться, что ООН оказались на задворках международных дел. И даже активно обсуждаемая сегодня палестинская проблема, скорее всего, будет решаться не в зале для голосования делегатов Генассамблеи ООН. Не говоря уже о ливийской, сирийской, иранской и прочих проблемах, где дипломатией и посредничеством в духе ООН давно не пахнет.

[1] REUTERS 1537 070911 GMT
[2] http://www.un.org/en.../chapter2.shtml
[3] Preventive diplomacy: Delivering results. Report of the Secretary-General. Doc. UN S/2011/552
[4] Koha Ditore, 06.09.2011
[5] http://www.un.org/ap...s...sembly&Cr1=

Петр ИСКЕНДЕРОВ
Старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук, международный обозреватель радиостанции «Голос России»
http://www.fondsk.ru...enseka-oon.html

#383      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 15 Сентябрь 2011 - 18:06:03

Обоюдоострый меч глобализации
"The Financial Times", Великобритания,Стефан Уэгстил (Stefan Wagstyl) 15.09.2011


Для политиков глобализация становится серьезной проблемой: все чаще именно на нее возлагают вину за мировой экономической кризис, загрязнение окружающей среды и рост неравенства доходов.
Но для бизнесменов движущие силы глобализации сохраняют свою важность: страны и компании ежедневно принимают решения, скрепляющие узы коммерческой и финансовой взаимозависимости.

В этом году объем мировой торговли вернулся к рекордным уровням докризисного бума; поток инвестиций из развитых стран в развивающиеся экономики вновь превышает триллион долларов в год, что меньше рекордного показателя 2007 г. – 1,2 триллиона – но больше, чем в любой предыдущий год. Об этом сообщает Международный институт финансов, организация, объединяющая банкиров.

Будущее развивающихся экономик и их воздействие на остальной мир - главная тема ежегодной встречи Всемирного экономического форума ("летнего Давоса") в китайском Даляне.
"Если взглянуть на цифры, глобализация продолжает впечатлять, но в кулуарах некоторые политики признаются, что хотели бы ее приостановить, - говорит Маартен-Ян Баккум (Maarten-Jan Bakkum), стратег по глобальным развивающимся рынкам из нидерландской компании ING Investment Management. – Пока еще нельзя сказать, что протекционизм достиг такого уровня, что будет препятствовать глобальной торговле и инвестициям. Но это, возможно, не за горами".

Выход из рецессии стал трудной задачей для правительств многих развитых стран. Новые вызовы разожгли споры о докризисных годах, в том числе о глобализации и ее воздействии на неимущие слои населения, которые лишались рабочих мест, пока богатые продолжали богатеть.

Американский экономист Джеффри Сакс (Jeffrey Sachs) писал в августе на страницах FT: "Глобализация заставила многие страны с высоким уровнем доходов серьезно задуматься о корректировке, и большинство стран с высоким уровнем доходов, особенно США, не сумели достойно ответить на этот вызов".
Однако, признавая ошибки, большинство критиков глобализации думает о реформе, а не о революции. Как продолжает Сакс: "Я не призываю обратить глобализацию вспять или объявить ее неудачей... Нет, я призываю к ее разумному использованию".

Экономические трудности США и Европы и стагнация в Японии вовсе не радуют большинство развивающихся стран. Рецессия 2008-2009 гг. тяжело ударила по развивающемуся миру, и новый экономический спад в развитых странах не может не отразиться на них.
Однако политики стран развивающегося рынка считают, что их экономика находится в гораздо лучшем состоянии, чем экономика развитых стран. Во многих случаях это связано с серьезной реструктуризацией, как в Восточной Европе после 1989-91 гг. и во многих странах Азии после 1998 г.

Неудивительно, что эти страны гордятся ростом своего благосостояния и финансовых возможностей – и смотрят на развитый мир не без злорадства. Когда российское государственное телевидение показало этим летом квазидокументальный фильм "Конец эпохи доллара", тысячи людей восприняли его всерьез и ринулись продавать валюту.

Дальнейший ход дебатов о глобализации во многом зависит от экономик богатого мира. Громче всего призывы затормозить глобализацию – путем протекционистских шагов по защите автомобильной и прочих отраслей – звучали в разгар рецессии 2009 года. Новый спад в США и/или Европе приведет к подобным требованиям.

Экономические перспективы заметно ухудшились с начала лета – снижаются прогнозы по росту как в США, так и в Европе, и растут тревоги по поводу американского долга и финансовых потрясений в еврозоне.

На прошлой неделе Организация экономического сотрудничества и развития последней из международных институтов пересмотрела свои оценки и прогнозирует новый спад в богатом мире, считая, что шансы снижения деловой активности в последние три месяца 2011 года составляют 50 на 50.
Многие ожидают, что в этом месяце Международный валютный фонд пересмотрит в сторону уменьшения свой прогноз по экономическому росту – до 2,2 процентов в год в развитом мире и 6,6 процентов в странах развивающегося рынка.
Вероятный экономический спад в развитых странах не только заставит политиков потеть, но и значительно осложнит жизнь компаниям, как показала активная распродажа финансовых инструментов на глобальных рынках минувшим летом.

Надвигающиеся проблемы одним из первых ощутили автомобильные компании, поскольку потребители легко могут отложить покупку новой машины. В августе шведская компания Volvo, принадлежащая китайской Geely, предупредила, что "нестабильный экономический климат", скорее всего, повысит волатильность доверия потребителей, обменных курсов и цен на сырье, что может оказать воздействие на ее прибыли.

Но при большом разрыве в темпах роста на развитых и развивающихся рынках последствия спада будут неравномерными, как и в 2009 году.

Транснациональным корпорациям со штаб-квартирами в США, Европе и Японии, борющимся с рецессией или почти рецессией у себя дома, будет непросто конкурировать с соперниками из развивающихся стран, где прогнозируются гораздо более высокие темпы роста.

Ханс-Пауль Бюркнер (Hans-Paul Bürkner), глава Boston Consulting Group, говорит: "Для компаний, работающих на развитых рынках, существует опасность того, что если вы исходите из роста в 3, 4, 5 процентов, то через 10 лет вас банально вытеснят конкуренты из развивающихся стран".

Успешные транснациональные компании развитого мира отвечают на эти вызовы уже десять лет. Некоторые из них достигли успеха, переориентировавшись на развивающиеся рынки и научившись быстро и непосредственно реагировать на происходящие там стремительные изменения.

Например, британская компания Diageo, производящая и продающая алкоголь, повысила свои ориентиры по росту в среднесрочной перспективе, поскольку ослабление позиций в Европе компенсировал рост продаж на развивающихся рынках. Например, в своем годовом отчете, опубликованном в июне, Diageo сообщает о 20-процентном росте продаж виски Johnnie Walker в Бразилии.

Голландский производитель электроники Philips наращивает инвестиции в здравоохранение в Индонезии и других бурно развивающихся странах Азии, тратя деньги, несмотря на то, что в этом году общие показатели компании были неважными.

С вызовами сталкиваются и компании развивающегося мира, особенно когда выходят на международные рынки. Они могут пользоваться преимуществами быстрого роста в своих странах и, во многих случаях, доступности финансов, но часто им не хватает навыков управления.
"Компаниям из развивающихся стран бывает нелегко, когда они приходят в Европу, Северную Америку или Японию, - говорит Бюркнер. – Трудно перестроиться, если в твоей стране рост составляет от 30 до 40 процентов в год".

Символами корпоративной глобализации служат громкие контракты, и в этом году таковых было немало, несмотря на экономическую неопределенность. Например, минувшим летом швейцарская продовольственная группа Nestlé согласилась уплатить 1,7 млрд. долларов за контроль над китайским производителем кондитерских изделий Hsu Fu Chi.

Активность ведут обе стороны – компании из развивающихся стран покупают фирмы как в богатом мире, так и на других развивающихся рынках, и лидируют в этом китайцы. Крупнейшей зарубежной сделкой китайцев в этом году стало приобретение государственной нефтяной компанией Cnooc канадской Opti, добывающей нефть из битуминозных песков, за 2,1 млрд. долларов.

Руперт Хьюм Кендалл (Rupert Hume-Kendall), глава департамента глобальных рынков капитала в американском инвестиционном банке Bank of America Merrill Lynch, говорит, что компании из развивающихся стран, безусловно, увидят возможности, открывающиеся при вероятном спаде в развитом мире. "Вне всякого сомнения, произойдет активизация сделок по слиянию и поглощению с участием промышленных групп из стран БРИК, начинающих пользоваться недооцененностью западных рынков".

Все больше компаний из развивающихся стран оказывается в числе крупнейших мировых корпораций. В рейтинге FT 500 за июнь 2011 года Китай занимал по совокупной капитализации четвертое место после США, Великобритании и Японии со своими 27 компаниями, не считая 18 компаний из Гонконга, вместе с которыми он занял бы второе место. Между тем, в докризисном 2007 году Китай занимал восьмое место, а в рейтинге было восемь его компаний (плюс девять гонконгских).

Начинают расти позиции и компаний других развивающихся рынков. В 2011 году в рейтинге было представлено 14 компаний из Индии (в 2007 – восемь), 12 – из Бразилии (семь) и 11 – из России (девять).

Масштаб не обязательно означает качество, будь то в развитом или развивающемся мире. Но в определенных областях компании из развивающихся стран становятся мировыми лидерами. Всего пять лет назад все ведущие мировые производители беспроводного телекоммуникационного оборудования были западными. Сегодня две из пяти крупнейших компаний – китайские: Huawei Technologies и ZTE.

Можно сказать, что как бы ни развивались события в мировой экономике, в ближайшие несколько лет список первоклассных компаний из развивающихся стран будет только расти.

Оригинал публикации: Globalisation cuts both ways http://www.ft.com/in...l#axzz1XzcxmxLI
http://rus.ruvr.ru/2...5/56216822.html


#384      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 17 Сентябрь 2011 - 12:50:03

Ливийский сценарий для Центральной Азии?
Александр ШУСТОВ 16.09.2011


12 сентября начальник Генерального штаба Вооруженных сил России генерал армии Николай Макаров на пресс-конференции в Москве предупредил, что в Центральной Азии не исключены революции «по ливийскому сценарию».

В общем виде сценарий «ливийской революции» выглядит следующим образом: провоцирование гражданских волнений, которые сопровождаются жертвами среди «мирного населения», осуждение творимого властями насилия «мировым сообществом», принятие резолюции ООН, разрешающей частичное применение военной силы для предотвращения жертв среди населения, и – массированное военное вмешательство извне, превышающее оговоренные в резолюции пределы. Картину дополняют операции спецназа государств-членов НАТО, который скрытно действует под видом местного «ополчения», а также информационная кампания, включая съемку постановочных кадров в «"приближенных к реальным" условиях», чтобы убедить общественное мнение в «зверствах» режима и необходимости его свержения.

От «цветных революций» середины 2000-х гг. в Сербии, Грузии и на Украине «ливийский сценарий» отличают военная интервенция, вступление в игру ООН, а также гораздо более активное применение средств информационной войны. Еще одна особенность Ливии – хорошо сохранившаяся племенная структура общества, позволившая силам интервенции использовать одни родоплеменные группы против других.

Даже при беглом взгляде на Центральную Азию сразу видны несколько факторов, благоприятствующих реализации «ливийского сценария». Центрально-азиатские элиты имеют четкую родоплеменную стратификацию. В Казахстане доминируют представители Старшего жуза, в Туркмении – текинцы, в Узбекистане – ташкентско-самаркандский клан, в Таджикистане – кулябский клан. В то же время в состав кланово-племенных объединений могут быть инкорпорированы представители других кланов. В руководстве Казахстана, например, есть видные представители Младшего жуза. Однако общей ситуации доминирования одного из кланов это не меняет. Более того, в случае попыток какого-то из клановых объединений сменить во главе государства другое объединение резкое обострение политической обстановки практически гарантировано. И, как мы уже знаем, это может быть достаточным поводом для интервенции – якобы в интересах защиты подвергшегося угрозе гражданского населения

К чему может привести противостояние кланово-региональных элит, показывает пример Киргизии. После распада СССР у власти в республике последовательно сменяли друг друга северяне, представителем которых был А. Акаев (1991-2005 гг.), и южане во главе с К. Бакиевым (2005-2010 гг.). Падение режима К. Бакиева в ходе «второй киргизской революции» 2010 г. привело к возникновению длительного периода политической и экономической нестабильности, который не закончен до сих пор. В руководстве республики сейчас вновь доминируют северяне, к числу которых относятся президент Р. Отунбаева и премьер-министр А. Атамбаев. При этом южные области страны, сильно пострадавшие от ожесточенных межэтнических столкновений в июне 2010 г., нынешние власти контролируют слабо. Фактически перед Киргизией в последний год замаячила угроза территориального распада и потери государственности. Произойди это, возникшая зона нестабильности распространилась бы на всю Центральную Азию.

Сравнение с Ливией уместно ещё по одному параметру: наличию на территории Центральной Азии радикальных исламских движений, готовых к вооружённой борьбе с существующими режимами, включая теракты. В Ливии, как известно, заметную роль в свержении режима М. Каддафи сыграли отряды Аль-Каиды, проходившие подготовку в Афганистане и Ираке. Центральная Азия в этом отношении уязвима ещё больше - в силу своей близости к Афганистану и прозрачности границ. Самой известной исламистской организацией здесь является Исламское движение Узбекистана. Периодически заявляют о себе организации под другими названиями, наподобие «Союза исламского джихада», взявшего на себя ответственность за совершение терактов в Узбекистане в 2009 г. В 2011 году Центральная Азия столкнулась с новым явлением – на территории спокойного вроде бы Западного Казахстана, в непосредственной близости от границ России, было обнаружено разветвлённое террористическое подполье.

С Ливией Центральную Азию объединяет и наличие богатых нефтегазовых ресурсов. После свержения М. Каддафи ливийские ресурсы бы захвачены в основном западными компаниями. В Центральной Азии значительными запасами нефти и газа обладают Казахстан, Узбекистан и Туркмения, прямо попадающие в «зону риска». Кроме того, Казахстан располагает одними из самых больших в мире месторождений урана, а Киргизия – запасами драгоценных металлов.

Правда, этот регион географически изолирован от Запада. Доступ к нему возможен лишь через территорию России, Китая либо Афганистана и Пакистана, отношения с которыми у США в последнее время складываются не лучшим образом. Москва и Пекин, в случае осознания ими угрозы своим интересам, могут этот доступ заблокировать. Есть еще маршрут через Грузию, Азербайджан и Каспийское море, где пролегает созданный Евросоюзом транспортный коридор ТРАСЕКА (Европа – Кавказ - Азия). В Грузии США уже прочно закрепились. Однако использование этого коридора ставит задачу окончательного включения в сферу влияния США пока не вошедшего туда Азербайджана.

Отсутствие прямого доступа к Центральной Азии из сферы ответственности Северо-Атлантического союза, безусловно, затруднит использование такого «ливийского» инструмента, как прямое военное вмешательство. Коммуникации, благодаря которым поддерживается существование баз США и НАТО в Афганистане и Киргизии, сейчас полностью зависят от России, Казахстана и Узбекистана. Однако функцию военного вмешательства в случае с Центральной Азией могут выполнить исламистские формирования. Прозрачность границ, в том числе с Афганистаном, этому благоприятствует. Базы США в этом случае могут сыграть роль координационных и логистических центров. В августе 2008 г., например, в одном из частных домов Бишкека, арендованных американцами, был обнаружен целый арсенал стрелкового оружия, предназначение которого так и осталось непонятным.

В странах Центральной Азии уже начали изучать возможность применения к ним ливийского сценария. 15 сентября информационно-аналитический портал «Республика» (Казахстан) опубликовал статью Р. Рысмамбетова «Ливийский сценарий для РК: миф или реальность?», в которой описывается потенциально опасные для региона факторы «разлома»: богатые природные ресурсы, трайбализм, исламский радикализм, а также такие надёжные инструменты эффективного воздействия на правителей этих стран, как наличие у них счетов в западных банках и обучающихся или работающих за границей детей. Россия и Китай, по мнению автора из Казахстана, в развитие событий вмешиваться не будут.

http://www.fondsk.ru...alnoj-azii.html

#385      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 18 Сентябрь 2011 - 19:31:58

А.Н.Анисимов. Китай - скрытая сверхдержава


Официальная статистика лжет. Китай уже давно не вторая, а первая экономика планеты. И новая сверхдержава уже негласно вершит судьбы мира. Такой была тема семинара, который провел в Институте динамического консерватизма ведущий отечественный экономист Александр Николаевич Анисимов.

СКРЫТНАЯ СВЕХДЕРЖВА
Только за май 2011 года Китай произвел 55 млн тонн чугуна. Больше, чем США за год. Если пересчитывать на год, то КНР производит 650 млн тонн только чугуна. В полтора раза больше, чем остальной мир. Аналогично за тот же май китайцы произвели 60 млн тонн стали, что дает годовую цифру в 720 млн тонн. Цемент за май - 196 млн тонн - 2,4 млрд тонн в год, что вдвое превышает все мировое производство цемента без КНР.

Чугун, сталь, цемент - все это делается для капитального строительства, для возведения зданий и сооружений. Значит, в Китае идут грандиозные по объемам стройки. Уже по этому очевидно, что КНР давно заткнул за пояс «единственную сверхдержаву» США и смог занять уникальное место в мировой экономике. А вот Америка никакого уникального места в ней уже не занимает.

Производство микрокомпьютеров в КНР в год - свыше 200 млн единиц. Это на порядок больше, чем в Соединенных Штатах. Можно ли считать Америку сверхдержавой, отличающейся чем-то уникальным в глобальной экономике? Можно. Государственная задолженность США - около 14 триллионов долларов. Здесь янки вне конкуренции. При этом на долю Китая приходится 1,5 трлн этого долга. США имеют грандиозный разрыв между экспортом и импортом, потребляя намного больше того, что производят сами.

По мнению Анисимова, СССР в свое время едва не перегнал США по экономике. А Китай теперь - уже перегнал. В 1995 году. В 1980-м в Лондоне прошла конференция, посвященная перспективам СССР к 2000 году. Там принимали участие звезды западной разведки и экономической науки. Ее вывод: к 2000 году Советский Союз если не превзойдет США, то вплотную к ним приблизится. И никто тогда не сомневался в том, что Советский Союз - модернизированная страна. Ее промышленное производство составляло 80% от американского, причем без военной промышленности (Анисимов демонстрировал этот вывод РЭНД-корпорации в книге 1983 года издания). СССР нужно было только перенаправить треть своих затрат из инвестиционной (избыточной) сферы в сферу производства потребительских товаров.

Именно поэтому, по мнению эксперта, Запад и решил прикончить СССР. Ему это удалось. Он воспользовался ситуацией политического кризиса в советских верхах. Страной с 1975 года правили неадекватные, ничего не понимающие и больные люди. (Все осложнялось борьбой за власть и серией настоящих убийств в верхах Союза, о чем пишет в воспоминаниях 1991 года небезызвестный Чазов). А Горбачев и вовсе не понимал, что за машина попала в его руки. Китай же сия чаша миновала: он правильно воспользовался своими преимуществами. КНР смогла пресечь кризис в высшем политическом эшелоне. С начала реформ в 1978 году китайцы обеспечили стабильность во власти. Ликвидировав кризис 1989 года и убрав с помощью армии местный аналог Горбачева (Чжао Цзыяна), Китай вступил на путь уверенного развития.

ВТОРОЙ КОНТРОЛЕР ПАРТИИ: БУРЖУАЗИЯ
Рухнули надежды США на распад КНР. Китайцы смогли подавить свою партийно-номенклатурную «горбачевщину» с помощью армии. А затем, после периода урегулирования 1989-1992 гг., создали и второго контролера над партийной бюрократией. Анисимов отводит эту роль национальной буржуазии. У них к началу реформ еще были люди, занимавшиеся частным бизнесом до 1949 года. После национализации 1955 года эти бывшие бизнесмены получали от государства поэтапные выкупные платежи, причем даже в годы культурной революции. К ним после начала реформ стали прислушиваться.

Кроме того, китайцы воспользовались своей буржуазией из зарубежной диаспоры, особенно - выходцами из Фуцзяни и Гуандуна, оперировавшими в Юго-Восточной Азии. А с 1997 года добавился еще и китайский бизнес Гонконга. Так что если бы китайское партийное руководство попробовало бы продать страну, подобно советской верхушке, то ему этого просто не дали бы.

Таким образом, компартия Китая (КПК) подпала под соединенный контроль армии и буржуазии. Здесь своеобразно повторился опыт самого успешного периода в развитии СССР, когда партия находилась под внешним контролем диктатуры Сталина. Когда КПСС оказалась предоставленной самой себе, то начала стремительно разлагаться. Китай этой опасности смог избежать. В КНР невозможны «реформы» российского типа, ибо там уже давно есть национальная буржуазия. Она с самого начала знала, как действовать, избегая идеологических глупостей. В Китае смогли запустить принцип параллельного развития частного и государственного секторов, которые дополняют друг друга. Принцип прост: там, где эффективнее работает госсектор, - он выполняет нужные функции. А частный развивается именно там, где он эффективнее государственного.

Китайский частный капитал умеет думать о будущем. Он понимает, что нельзя все по-хищнически употребить и приватизировать - и дальше сидеть на бобах в разваливающейся экономике. Потому ждать тотальной либерализации и приватизации в КНР, за которыми последует развал экономики, не приходится. Этого, по мнению А.Н. Анисимова, не случится никогда. Сегодня Западу противостоит не КПК, а китайское предпринимательское сообщество. Или элита, которая включает в себя предпринимателей. Причем не только из КНР, но и из диаспоры, с Тайваня. Капитал внешних китайцев-хуацяо был главной частью так называемых иностранных инвестиций в КНР. Они подключили к реформируемой экономике Китая свои налаженные системы сбыта вне страны.

ТРИДЦАТЬ РОКОВЫХ ЛЕТ И ВТОРАЯ ЗВЕЗДА
И вот, пока Китай 30 последних лет шел вперед, развивая реальный сектор, в Соединенных Штатах этот сектор деградировал. Экспорт из нынешних США вдвое уступает импорту: а по объемам своего экспорта они уже уступают и Китаю, и Германии.

Американская модель с конца 70-х свелась к уменьшению реального сектора и к уродливому раздуванию сектора финансового. И если раньше производство давало 80% прибыли, генерируемой американской экономикой, то перед нынешним кризисом свыше 50% прибыли порождалось в финансовой сфере. Благодаря неолиберальным реформам американский реальный сектор стал Золушкой при финансовом. И его развитие остановилось. Ставка на быструю прибыль в финансовых спекуляциях отсосала средства из производства и покончила с долгосрочными проектами.

Таким образом, американцы сами по доброй воле отдали первенство Китаю. А КНР воспользовалась экономическим либерализмом (принципы открытости ГАТТ/ВТО), чтобы выбить из конкуренции промышленность некогда развитых стран и завоевать их внутренние рынки. Вступив в ВТО в 2001-м, китайцы нарастили свой экспорт до 9 трлн долларов в наши дни. Американцы считают, что Китай занижал стоимость своих товаров в 1,3-1,4 раза. Валютные запасы КНР, в 2000 году составлявшие 220 млрд долларов, доросли до 2,8 трлн долларов. Но учтем, что при этом КНР одновременно субсидировала свой экспорт (за счет сниженного курса юаня) примерно на 2 трлн долларов за последние десять лет.

Куда Китай потратил эти средства? Он вложил их в приобретение влияния на мировые политику и экономику. Он стал крупнейшим заимодавцем США, покупая облигации американского государства. Так, чтобы Соединенные Штаты согласились управлять миром на условиях кондоминиума с Китаем. А.Н. Анисимов считает, что раздел планеты на сферы влияния произошел. Китай теперь влияет на судьбу доллара.

Китай уже привязывает к себе целые страны, допуская то, чтобы экспорт из них в КНР превышал импорт из нее. Так КНР поступает с Тайванем. Он поступает так с Японией и Южной Кореей, с Африкой. Если же территория не рассматривается Пекином как приоритетная сфера его влияния, ее уничтожают потоком китайского промышленного экспорта, положительным сальдо. Это - судьба США и Европы. Откуда в КНР идет львиная доля высокотехнологичного импорта? Из Японии, Тайваня и Южной Кореи. (В отношении РФ соотношение «экспорт/импорт» колеблется в зависимости от ситуации.)

При этом развал Китая, даже если он и случится, не облегчит положения тех, кто страдает от китайской экономической экспансии. Ведь реально три четверти экспортного потенциала сосредоточены в трех-четырех южных приморских провинциях. В тех же Фуцзяни и Гуандуне. Если КНР распадется, они продолжат гнать тот же поток экспорта. Гипотетический Северный Китай сразу же активизирует экспортную политику в отношении Российской Федерации.

Таким образом, мы имеем дело не столько с КПК (компартией Китая), сколько с китайским сообществом. И оно противостоит сейчас тому, что мы называем «международным сообществом». Причем противостоит успешно. И мы нынче живем в системе, где есть две звезды - Китай и Соединенные Штаты вместе с ЕС и иными развитыми странами. (Во времена СССР было только одно светило - Запад во главе с Америкой, и советское руководство в силу своего маразма это признавало). В реальности тогда было, конечно же, две больших звезды и уже загоралась малая китайская. Запад рассчитывал, уничтожая СССР, что третья (китайская) звезда погаснет, но она не погасла.

ЧЕГО ЗАПАД НЕ ОЖИДАЛ ОТ КНР?
Китай раз за разом разрушал надежды и расчеты Запада. Прежде всего, он не распался. Во-вторых, западники считали, будто КНР не возьмет те или иные технологические барьеры. Они делали вид, будто американские или европейские компании обладают некими высочайшими технологическими способностями, которые другим недоступны. Делалось это ради поддержания высокого курса акций западных корпораций. А китайская индустрия изображалась отсталой, неспособной производить передовую наукоемкую продукцию.

И здесь Запад повторил ту же ошибку, что и с Японией, когда та появилась на мировом экспортном рынке во второй половине 1950-х. Мол, японцы слишком примитивны, они могут делать лишь дешевые и некачественные товары «лоу-тек». Японцы быстро развеяли эти заблуждения. Подобным образом поступил и Китай, для начала преодолев планку производства среднетехнологичных изделий. Запад, повздыхав, стал успокаивать себя и других тем, что уж барьер выпуска высокотехнологичной продукции китайцы точно не возьмут. Но они взяли его около 2010 года! Это лишний раз говорит о качестве западных разведок и мозговых центров.

Затем Китай стал уверенно брать следующую высоту - создание аэрокосмического комплекса и высокотехнологичных вооруженных сил. При этом китайцы успешно скрывают свои истинные оборонные затраты. Они делают вид, что готовы довольствоваться минимумом. Хотя ряд специалистов в США считают, что КНР занижает свой военный бюджет в 2,5-3 раза.

Как КНР брала технологические барьеры? Китай, как и РФ, импортирует сложное оборудование. Но если в РФ этот импорт ведет к прекращению выпуска отечественного оборудования, то КНР, как и Сталинский СССР, завозит высокотехнологичное оборудование для того, чтобы наладить его выпуск у себя дома. Да еще так, чтобы китайское оборудование могло конкурировать с импортным на мировом рынке. При этом вместе с «железом» и капиталом Китай импортирует и организационно-технические навыки, чужой опыт. При этом КНР активно развивает собственный научно-технический сектор, где объем разработок уже сопоставим с американским. А если считать по паритету покупательной способности юаня - то, возможно, даже превосходит Соединенные Штаты. Важным источником технологического роста китайцев выступают хищения передовых разработок и технологий по всему миру, это политика КНР на государственном уровне. Наконец, Китаю удалось затянуть на свою территорию научно-исследовательские и опытно-конструкторские структуры крупных западных корпораций, соблазнив их низкой стоимостью работы китайских исследователей и инженеров. Естественно, все, что делается в этих КБ, вынесенных мировыми компаниями на аутсорсинг, «скачивается» китайской индустрией. Таким образом Китай быстро обогнал русских и взялся за Запад.

Китай убедительно опроверг сказку о том, что технологии могут развиваться якобы только в условиях демократии американского образца. И доказал обратное: в условиях засилья спекулятивно-финансового сектора, при превращении производства в Золушку, технологическое развитие тормозится. Ибо при погоне за быстрой прибылью становится невозможным финансирование длительных мегапроектов, предполагающих сопутствующее развитие массы технологий.

КАКОЙ ЖЕ ВВП У КИТАЯ?
Запад тешит себя тем, что КНР слабо присутствует на глобальном финансовом рынке, что ВВП Китая (пересчитанный по официальному, заниженному курсу юаня) еще маловат. Но это - глупость.

Истинного ВВП КНР не знает никто, кроме самих китайцев. Можно судить по объемам производства. А оно в Китае сопоставимо со всем прочим человечеством. Это касается тканей, химических волокон, персональных компьютеров. А.Н. Анисимов, усредняя натуральные показатели, считает: китайское производство сегодня - примерно 2/3 мирового «без Китая».

Каков же ВВП Поднебесной? Чтобы приблизиться к ответу, нужно обратиться к китайским справочникам, где промышленные предприятия делятся на две категории: те, что имеют объем производства до 5 млн юаней, и те, чей объем производства выше названной цифры (т.н. сверхлимитные). Причем в сей разряд входят и частные, и государственные компании.

Судя по официальной статистике, объем производства сверхлимитных предприятий КНР в 2009 году был 60 трлн юаней. Если разделить эту цифру на официальный курс юаня - то это 9 трлн долларов только для свехлимитных предприятий. Если брать еще и мелкие предприятия, то там, по мнению эксперта, кроется еще 1-2 трлн. А что американская промышленность? Со всеми натяжками ее годовое докризисное производство - не более 6 трлн долларов. Если мы введем поправку на заниженность официального курса юаня (+25%), то выйдет, что промышленность КНР почти вдвое превосходит американскую. Если же брать оборотные фонды Китая, то вылезает почти трехкратное индустриальное превосходство над Америкой по стоимостным параметрам. Вот вам и первая сверхдержава мира.

Сельское хозяйство? Мяса КНР производит вдвое больше, чем Соединенные Штаты - 80 млн тонн ежегодно.

Берем старую гордость Америки - автопром. Производство в КНР - 18-19 млн машин в год. Больше, чем в США почти вдвое.

Берем затраты на капитальное строительство. (Именно на строительство зданий, сооружений и приобретение/монтаж нового оборудования, а не на покупку бумажек-акций.) В 2010 году капитальное строительство в КНР - 27,8 трлн юаней. Делим на официальный курс (6,6 юаня за «зеленый») - получаем чуть больше 4 трлн долларов. В США в предкризисном году было 2,6-2,7 трлн капзатрат. В 2009-м - упало до 1,65 трлн.

Но ведь тут надо считать не по официальному курсу, а по ППС (паритету покупательной способности) «инвестиционного юаня». А это значит, что показатели затрат КНР на капстроительство нужно умножить в 2,5 раза (инвестиционный юань - 40 центов). Значит, по капитальному строительству китайцы давно обошли США почти вчетверо. И это согласуется с огромными объемами производства стали и цемента в Китае: он обновляет основные фонды бешеными темпами. Потребление стали в Америке до кризиса никогда не превышало 125 млн тонн. В КНР это - 600 млн тонн. При том, что львиная доля стали идет не на военные нужды, а на капитальное строительство, на производство техники, на ремонтно-восстановительные работы.

Инвестиции в промышленность у Китая в общем объеме инвестиций (доля их) выше, чем у Соединенных Штатов. КНР вкладывает в индустрию в 5-6 раз больше, чем американцы.
Китаю уже не нужно догонять Америку. Он ее давно обставил.

Показатели ВВП? Официально Китай имеет две трети от американского валового внутреннего продукта. Но перед официальным восстановлением дипломатических отношений с Китаем в 1979 году американцы провели соответствующие сравнительно-экономические исследования и пришли к выводу: китайский ВВП достиг 50% от американского еще в 1975-м. В 2005-м МВФ оценивал ВВП Китая (по паритету покупательной способности) в 85% от американского. Но эту цифру А.Н. Анисимов считает сильно заниженной. Особенно если учесть теневой ВВП китайцев. Просто Запад боится признавать экономическое первенство Китая.
Хотя китайцы сами умело путают следы.

«Краткий экономический справочник» КНР дает цифру инвестиций в капстроительство в 2009 году в 22 трлн юаней. Но если смотреть на раздел со структурой инвестиций, то выходит, что их объем - 15 трлн юаней. И это весьма характерно для китайцев: на одной странице - одно, на второе - совершенно иное. Кроме того, методика китайского расчета ВВП не вполне сопоставима с той же методикой в других странах.

Можно задаться вопросом: а так ли велик тот ВВП, что официально показывают Соединенные Штаты? Анисимов напомнил сравнительно недавний скандал вокруг того, что янки включают в свой ВВП совершенно виртуальный показатель: так называемую «приписную ренту». То есть, те деньги, которые владельцы домов и квартир могли бы платить самим себе, если бы арендовали недвижимость... у самих себя. Это чистой воды приписки. (По такому же принципу ВВП РФ мог быть увеличен на сотни миллиардов долларов.) В Китае никакой приписной ренты не учитывается. В США в ВВП вгоняют выплачиваемые проценты по потребительским кредитам. В Китае - нет.

Отсюда вывод: реальный ВВП Китая намного больше, чем дутый американский ВВП. К тому же, тяжесть государственного долга Америки тоже намного превосходит истинный, а не виртуальный, ВВП США.

По словам Александра Николаевича Анисимова, ВВП никогда не может быть меньше валовой продукции промышленности. В СССР на 1989 год валовая внутренняя продукция составляла 924 млрд рублей, а валовая продукция промышленности - тоже 924 млрд. Но это - не в условиях рынка, а в условиях административно-командной экономики. В рынке все по-другому. Есть ведь сфера услуг. ВВП становится больше валовой продукции индустрии как минимум в 1,33 раза. (В РФ 2010 г. - в 1,77 раза). В США ВВП более чем двукратно превосходит валовую продукцию промышленности.

Таким образом, можно взять за основу официальный китайский объем валового промышленного производства за 2010 год - 70 трлн юаней. Если перемножить этот показатель на паритет покупательной способности и ввести коэффициент на сферу услуг, то получается, что ВВП Китая - около 28 трлн долларов. Он как минимум вдвое превосходит Соединенные Штаты по ВВП.
А.Н. Анисимов считает, что истинное население Китая выше, чем официально заявляемое. Ибо не может быть, чтобы (если верить издаваемым в КНР справочникам) на каждого китайца приходилось по 30 квадратных метров жилой площади (две комнаты). Или вот: среднедушевое потребление мяса по официальным данным КНР составляет 26 кг на человека. При годовом производстве мяса в 80 млн тонн. В пересчете получается, что в Китае - свыше 3 млрд. душ населения.

Все это говорит о том, что к китайской статистике нужно относиться с большой осторожностью.

КИТАЙ СЕГОДНЯ - ЭТО ЗАПАД ВЧЕРА
Залог успехов КНР - в том, что страна сохранила оптимальную модель экономики с разумным сочетанием частного и государственного. На самом Западе не любят вспоминать о том, что соревнование с СССР выиграла не рыночная экономика, а экономика смешанная и регулируемая. Она была такой (полусоциалистической) и в США, и в Европе, и в Японии. Она обеспечила высокие темпы роста (до 9-10% в год в США 1966-м и 1967 гг.), дала возможность быстро нарастить уровень жизни. Но как только Запад отказался от смешанной регулируемой экономики, начав строить неолиберальную утопию с безмерной приватизацией и подчинением реального сектора финансовому - он пришел в упадок. Он стал деградировать и проигрывать Китаю, который сохранил прежнюю экономическую модель.

Александр Анисимов демонстрирует статистику мая 2011 года: одна треть инвестиций в КНР приходится на госсектор. А что такое треть китайских инвестиций в год? Больше, чем все ежегодные инвестиции в основные фонды США до кризиса. Только в госсектор китайцы вкладывают вшестеро больше, чем все годовые инвестиции в экономике РФ.
В Китае, как говорит эксперт, понимают: нельзя частнику вкладывать в электроэнергетику. Ибо он, стремясь поскорее вернуть вложенное, установит такие запредельные тарифы (и станет бороться за такое монопольное положение), что угробит конкурентоспособность всей экономики. Именно это и происходит в приватизированной «по Чубайсу» электроэнергетике РФ. Китай не выпускает энергетику из государственных рук, понимая: чем выше прибыли у энергетиков - тем меньше прибыли у обработчиков.

КУДА СТРЕМИТСЯ КИТАЙ
А.Н. Анисимов считает, что если Запад и РФ не вернутся к той нормальной модели смешанной регулируемой экономики, что существовала на Западе в 1945-1980 годах, то потерпят сокрушительный крах. Китай, несомненно, приложивший руку к нынешнему мировому кризису, живым Запад уже не выпустит.
Становясь единственной экономической сверхдержавой мира, КНР неминуемо переведет экономическую мощь в политическую гегемонию. В отличие от великих империй прошлого, современный Китай имеет на это гораздо больше экономических оснований.

Источник: http://forum-msk.org...ic/7239386.html


#386      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 19 Сентябрь 2011 - 11:49:17

«Большой Ближний Восток» и «Великий Израиль» (I)
Ольга ЧЕТВЕРИКОВА 19.09.2011


Развязанный в конце 2008 г. крупнейшими финансовыми кланами кризис знаменовал переход к стратегии тотальной дестабилизации международной обстановки путем провоцирования глубоких экономических и социальных потрясений, организации техногенных и климатических катастроф и, наконец, развязывания общемировой гражданской войны, в которой не смогут уцелеть ни одно национально-государственное образование, ни одна из национальных элит. Человечество постепенно вводят в завершающую стадию реализации проекта «глобального управления» с переходом к системе частной власти транснациональных сил.

Наиболее откровенным изложением этих планов стало сделанное в марте 2011 г. заявление ведущего в прошлом аналитика финансовой компании Goldman Sachs Чарльза Неннера о том, что в 2012 г. начнётся мировая война, которая приведёт к краху всех финансовых рынков мира. Известно, для чего делаются такого рода заявления. Характерно, что выступление Неннера состоялось 9 марта, а 19 марта Западная коалиция развязала военные действия против Ливии, положившие начало затяжной войне на Арабском Востоке как «запалу» радикальных перемен и в других регионах мира.

Перекройка геополитического пространства Арабского Востока в соответствии с проектом «Большой Ближний Восток», представленным в 2006 г. Кондолизой Райс в Тель-Авиве и осуществляемым с применением технологий «твиттер-революций», захватывает так или иначе все страны региона. Естественно, встаёт вопрос о судьбе Израиля и израильско-палестинских отношений – этого главного узла ближневосточных противоречий. На наших глазах разворачивается политический спектакль, уже получивший название «сдача Израиля»...

Напомним, что главным событием, положившим начало разговорам о предательстве со стороны американского руководства дела Израиля, стала майская речь Барака Обамы о новой политике США в странах Ближнего Востока и Северной Африке, в которой он заявил, что переговоры между Израилем и Палестиной должны завершиться проведением постоянных палестинских границ между Израилем, Иорданией и Египтом, а также постоянной израильской границы. При этом границы Израиля и Палестины должны быть прочерчены по линиям 1967 года со взаимными добровольными обменами. «Палестинцам, - подчеркнул он, - необходимо право на собственное государство и правительство». Вторым принципом переговоров должно стать право каждого государства на защиту собственной территории: «Каждое государство имеет право на свою защиту, и Израиль должен быть способным делать это самостоятельно. Меры безопасности должны быть достаточно жесткими, чтобы предотвратить терроризм и диверсии, остановить распространение оружия и обеспечить надежную защиту границ». Обама подчеркнул, что «полный пошаговый вывод израильских войск должен сочетаться с принятием ответственности палестинскими властями и гарантиями неприменения военной силы».

Данное положение Обамы было поддержано всеми участниками «ближневосточного квартета» (ООН, Россия, США и Евросоюз), но раскритиковано ХАМАС, отвергнуто Б.Нетаньяху и вызвало возмущение в еврейских кругах США и в кругах сионистски ориентированных республиканцев, расценивших это как «предательство главного союзника» и даже как «начало конца еврейского государства». Однако уже 22 мая, то есть через два дня после речи о Ближнем Востоке, Обама выступил перед участниками конференции AIPAC, главной структуры израильского лобби в США. Здесь он успокоил присутствующих, подтвердив, что «в интересах национальной безопасности США - сильный и защищенный Израиль», и разъяснил, что линия 1967 года означает, что сами стороны – израильтяне и палестинцы – проведут переговоры о границах, которая будет отличаться от той, что существовала 4 июня 1967 г. (1)

После этого палестинское руководство заявило, что в сентябре на сессии Генеральной Ассамблеи ООН оно обратится с просьбой о признании независимости палестинского государства в границах 1967 года, что было единогласно одобрено членами Лиги арабских государств и Россией. Но о каком признании идет речь? Палестинское государство было провозглашено в 1988 г. и признано 125 государствами, а в 100 странах оно имеет свои посольства. В то же время в отличие от Израиля, принятого в ООН в мае 1949 г., Палестина является в ООН только наблюдателем, а не членом этой организации и не пользуется соответствующими этому статусу правами и защитой. Стать членом ООН Палестина может лишь в случае соответствующей рекомендации Совета Безопасности. Однако Обама заявил, что США будут категорически возражать против такой резолюции СБ ООН (2), поскольку, дескать, вопрос о признании Палестины должен быть решен на прямых переговорах между двумя странами.

В этой ситуации у палестинцев есть другой путь: добиться принятия Генеральной Ассамблеей резолюции о повышении статуса Палестины в ООН с «наблюдателя в качестве образования» до «наблюдателя в качестве государства – не члена ООН», что даст ей возможность вступать в различные международные институты (ВБ, МВФ и др.) Палестинцы предполагают, что их обращение поддержат 130 из 193 членов ООН (при необходимости поддержки со стороны 129 членов).

Вот тут и начались политические игры. США, Канада и Израиль стали оказывать сильнейшее давление на правительства соответствующих государств, а Х.Клинтон призвала стороны вернуться за стол переговоров для достижения мирного соглашения на принципе «два государства для двух народов». Однако руководство Палестинской автономии проявило непреклонность в своих намерениях добиться полноценного членства в ООН, а также устами палестинского представителя в ООН Маена Аникита заявило о том, что необходимо «полное разделение и отделение друг от друга» и что в палестинском государстве не должно быть израильских солдат и еврейских поселенцев. В ответ на это министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман поручил подать официальный протест странам Евросоюза и США, а премьер-министр Израиля Б.Нетаньяху заявил, что лично отправится в ООН и выступит на Генеральной Ассамблее.

Между тем хорошо известно, какой степенью самостоятельности обладают и Махмуд Аббас, и сама Палестинская национальная администрация. Возглавляемая ими автономия доведена израильской политикой в экономическом отношении до состояния полной деградации, что заставляет сотни тысяч палестинцев искать работу в соседних странах или в самом Израиле. Полная зависимость от внешней помощи привела к процветанию коррупции в раздутом государственном аппарате и подчиненности членов администрации воле государств-доноров, крупнейшим из которых остаются США. Это ведет к серьезным политическим последствиям. После прихода к власти ХАМАС в 2006 г. помощь была прекращена, но когда ее возобновили, она была обусловлена жесткими политическими условиями: восстановлением переговоров с Израилем, перестройкой служб безопасности, репрессиями против ХАМАС, разоружением последних ячеек сопротивления и пр. Вся финансовая помощь Запада направлена на сохранение политического контроля и будет продолжаться только в случае прогресса на мирных переговорах с Израилем. С 2011 г. объем обещанной финансовой помощи был существенно урезан, причем сократили ее, прежде всего, арабские государства.

При тотальной финансовой зависимости лидеров ПНА от Запада обращение палестинского руководства в ООН не является личной инициативой Аббаса, а осуществляется в соответствии с планами контролирующих его сил. Не случайно в эти дни состоялись четыре тайные встречи Аббаса с израильским президентом Пересом в Лондоне и Аммане; должна была состояться и пятая, но её сорвал Нетаньяху. Показательно и то, что, готовясь решительно отстаивать государственность Палестины в ООН, палестинская администрация вместе с тем подала заявку на закупку у израильских фирм гранат со слезоточивым газом и пистолетов с резиновыми пулями для разгона ожидаемых массовых демонстраций на Западном берегу. И руководство ПНА, и руководство Израиля готовятся к возможному выходу ситуации из-под контроля, поэтому первое в срочном порядке закупает вооружения, а второе посылает на Западный берег подкрепления из нескольких регулярных пехотных батальонов, увеличивая здесь численность военнослужащих ЦАХАЛ (Армии обороны Израиля) на 20%. В случае резкой эскалации количество солдат будет удвоено – план включает в себя привлечение регулярных сил и нескольких батальонов резервистов. Поскольку предполагается, что палестинцы попытаются проникнуть внутрь еврейских поселений, армия готова к использованию снайперов (3).

Поскольку американцы не могут поддержать явный антиизраильский шаг, но решение, видимо, должно быть принято, большая ответственность ложится на страны Евросоюза, которые пока не определили свою позицию. Если Франция и Италия готовы голосовать «за», то Англия, Германия, Италия еще колеблются. Один из ведущих центров панъевропейского движения Европейский совет по международным отношениям, созданный в 2007 г., уже разработал соответствующие рекомендации под названием «Почему европейцы должны голосовать ‘за’» (Why Europeans Should Vote Yes). В документе говорится, что ЕС должен поддержать эту резолюцию, чтобы подвести палестинцев к восстановлению прямых переговоров с Израилем. Указывается также, что утвержденная резолюция, подтвердив идею существования Израиля бок о бок с Палестинским государством, закрепит легитимность Израиля и будет равнозначна фактическому признанию его арабскими и мусульманскими странами-членами. Кроме того, новая резолюция может подтвердить резолюцию 1947 г. о разделе Палестины на две части, европейскую и арабскую, и, наконец, признать права палестинцев на земли, которые они должны были получить в свое распоряжение еще несколько десятилетий назад (4). Авторы признают, что само по себе одобрение ООН никак не изменит жизнь большинства палестинцев, но отрицательный ответ усилит позиции и палестинских сторонников вооруженного сопротивления, и израильских сторонников жесткой линии, окончательно задушив и так почти мертвое решение о создании двух государств.

На самом деле, само по себе рассмотрение вопроса ГА ООН при любом результате голосования - и отрицательном, и положительном - работает на обострение ситуации. Если резолюция о государстве - не члене ООН будет принята, то в силу нерешенности вопроса о границах она никак не поможет «процессу урегулирования» и не изменит реального положения палестинцев. Нейтрализовав послушное Западу руководство Палестинской автономии, оно вместе с тем приведет к резкой активизации радикальных сил как в Израиле, так и в Палестине.

ХАМАС однозначно выступил против обращения властей ПА в ООН, заявив, что позитивное решение «будет способствовать легитимизации признания страны-оккупанта» и приведет к фиксации границ израильского государства (5). Следствием этого станут отказ от территориальных претензий к Израилю и от права беженцев на возвращение, а также утрата прав палестинцев на Иерусалим, так как запад города достанется Израилю, а восток будет под международным протекторатом. Как заявил член руководства ХАМАС Салах аль-Барауиль, «признание Израиля нанесет смертельный удар движению Сопротивления». Об опасности обращения в ООН предупредил и король Иордании Абдалла II, убежденный в том, что оно угрожает праву беженцев на возвращение (6) (в Иордании палестинские беженцы, коих насчитывается около 4,5 млн. человек, составляют 55% населения).

В случае же непринятия резолюции так называемый «процесс урегулирования» тем более будет сорван, поскольку породит новую резкую критику Израиля со стороны арабских государств, что приведет к ужесточению израильской позиции. Уже сейчас мы видим нагнетание обстановки в Египте и Иордании. Новые египетские власти, начав свертывание партнерских отношений с Израилем, взяли курс на сближение с ХАМАС, один из лидеров которого на днях сделал официальное заявление по поводу возможного перемещения штаб-квартиры организации из Дамаска в Каир. В мае 2011 г. новое египетское руководство открыло границу между Египтом и Сектором Газа, сняв, таким образом, его блокаду, существовавшую на протяжении четырех лет. В начале сентября в Египте штурмовали посольство Израиля, а в Иордании прошла акция протеста у посольства США с сожжением американского и израильского флагов. 15 сентября весь штат посольства Израиля в Иордании был эвакуирован на родину, поскольку ожидалось проведение «марша миллионов» для выражения солидарности с арабами Палестины. Как в Египте, так и в Иордании данные акции были организованы опять-таки с помощью социальной сети Facebook. В Иордании поводом для них стали разоблачения сайта WikiLeaks, на которых были опубликованы депеши американских дипломатов, отразившие планы США «превратить Иорданию в дом для палестинских беженцев».

Многие эксперты полагают, что разрыв Израиля с Каиром необратим и может закончиться открытым столкновением. С Египтом налаживают отношения Иран и Турция, настолько ухудшившая отношения с Израилем, что последний пошел на подписание меморандума о военном сотрудничестве с Грецией. Активную антиизраильскую политику проводят Саудовская Аравия и Катар.

В этих условиях рассмотрение вопроса о палестинской государственности в ООН становится механизмом для радикальной «раскрутки» ситуации в интересах глобальной элиты, использующей миф о «сдаче» Израиля для продвижения проекта «Великий Израиль», процесс реализации которого хорошо описал теоретик гиперсионизма, раввин Авраам Шмулевич, в интервью, данном им в мае 2011 г. (7) Здесь, кстати, подробно рассказано и о механизмах изменения сознания арабских масс, примененных американцами.

Объясняя смысл происходящих событий, А.Шмулевич говорит: «Чем больше мир во главе с Америкой будет давить на еврейское государство с целью склонить его к компромиссу с палестинцами, тем более ожесточенную позицию займут власти Израиля. Израиль воспринимает признание государства Палестины как смертельную опасность, а границы 1967 г. считает «границами Освенцима»… Я думаю, в ближайшее время Египет разорвет мирный договор с Израилем… После разрыва мирного договора в Израиле будет внутренний кризис, и к власти придут решительные, жесткие люди, которые поставят задачу: Израиль от Нила до Евфрата». - «Ты считаешь, что нынешние правые - это еще цветочки?» - «Они недостаточно агрессивны. Параллельно на Ближнем Востоке начнется цепной процесс распада и переформатирования. Асад, который сейчас топит революционные процессы в Сирии в крови, все равно больше года-двух не протянет. Начнется революция в Иордании. Поднимутся курды и Кавказ как неотъемлемая часть Ближнего Востока [выделено мною. – О.Ч.]. Знаешь, как это будет выглядеть? Как один сплошной Ирак или Афганистан. Мусульманский мир погрузится в состояние хаоса, и это будет положительным развитием событий для евреев. Хаос - лучшее время, чтобы взять ситуацию под контроль и включить еврейскую цивилизационную систему… Теперь мы должны взять полный контроль в свои руки. Разумеется, для блага человечества. Мы будем не просто покупать арабскую элиту, а сами кормить ее с рук и воспитывать. Как? Идеология гиперсионизма в ее простом приближении заключается в том, что мы берем под контроль «Аль-Джазиру», назначаем муфтия Мекки, приводим своих людей к власти и т. д. В чем тайна любой устойчивой политической системы? Общество дает личности все возможности для развития, а личность несет обязательства перед обществом. Человек, который получает свободу, одновременно должен получать инструкцию, как этой свободой пользоваться. И эту инструкцию человечеству напишем мы, евреи. Пришло время нашего реванша. Еврейский расцвет приходит снова в огне арабских революций» (8).

Технология установления контроля над арабским миром здесь описана точно, но, как всегда, стремление к власти сионизм прикрывает миссией «еврейского народа», который на самом деле становится жертвой политики космополитической секты всемирных ростовщиков. В их планах и «Великий Израиль» должен стать лишь одной из структур созидаемого ими «всемирного государства». Что же касается потенциала самого израильского государства, то он определяется масштабами израильского капитала, который, будучи интегрирован в транснациональный капитал, осуществляет в настоящее время активную экспансию в ключевые районы мира. Но это - тема отдельного разговора.

(Окончание следует)

(1) См.:http://www.youtube.com/watch?v=5tib1lYIsdk
(2) http://www.newsru.co...11/pa_a207.html
(3) ЦАХА и ПА готовятся к худшему // http://mignews.ru/ne...0933_51518.html
(4) http://www.ecfr.eu/c...should_vote_yes
(5) http://www.jewish.ru...ws994300312.php
(6) http://www.newsru.co...hamas_a206.html
(7) См. После арабских революций Великий Израиль будет управлять Ближним Востоком? // http://www.chechenew...ide/3555-1.html
(8) http://orta.dynalias...nprecor?id=1209

http://www.fondsk.ru...j-izrail-i.html

#387      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 20 Сентябрь 2011 - 17:07:30

Дорогостоящая военная машина Америки
"Los Angeles Times", США,Джозеф Стиглиц (Joseph Stiglitz), Линда Билмес (Linda J. Bilmes)


Ведение войны с терроризмом не только подвергает опасности экономику США сегодня, но и угрожает погубить ее в будущем
За десять лет войны с терроризмом Соединенные Штаты добились весьма значительных успехов, сумев дестабилизировать Аль-Каиду и уничтожить ее лидеров. Однако цена этих успехов оказалась крайне высокой, а решения, связанные с финансированием данной войны, нанесли огромный ущерб американской экономике.

Как выяснилось, многие из расходов не были вызваны необходимостью. Мы решили воевать в Ираке и Афганистане небольшими силами, полностью комплектуемыми личным составом по найму, причем поставили воинский контингент в сильную зависимость от гражданских служащих-контрактников. Подобные решения не только увеличили нагрузку на войска, но и привели к резкому росту издержек. Результаты недавних расследований в Конгрессе показали, что, грубо говоря, из каждых 4 долларов, потраченных в рамках контрактов, связанных с войнами, 1 доллар был израсходован не по назначению или вообще выброшен на ветер.

На сегодняшний день Соединенные Штаты уже истратили на эти цели более $2,5 трлн. В эту сумму входят непосредственные издержки на ведение войн в Ираке и Афганистане, сопутствующие расходы Пентагона, который буквально транжирил деньги, и стоимость целого ряда мер в области национальной безопасности, введенных внутри страны после 11 сентября 2001 года.

Каким образом мы расплачивались за все это? Оказывается, оплата производилась исключительно заемными средствами. Расходы на боевые действия и введение дополнительных мер безопасности в стране составили одну четверть от суммы, на которую государственный долг США вырос, начиная с 2001 года. Более того, несмотря на то, что, ввязавшись в эти войны, мы были не в состоянии оплачивать соответствующие издержки, по инициативе администрации президента Джорджа Буша-младшего дважды снижались налоги – в 2001, а затем в 2003 году – что еще больше увеличило государственный долг. Такое пагубное сочетание сокращения доходов и повышения расходов и завело страну в тот политический тупик, в котором она находится сегодня.

В истории США был только один подобный случай, когда боевые действия финансировались целиком с помощью заемных средств без повышения налогов. Это случилось во время Войны за независимость 1775-1783 гг., деньги на которую бывшие английские колонии брали взаймы у Франции.

Даже если мы завтра выйдем из Афганистана и Ирака, государственные долги, связанные с войной, будут расти десятилетиями. Счета, по которым нам придется платить в будущем, включают такие статьи, как забота о ветеранах, замена военной техники, перестройка и восстановление вооруженных сил, а также проценты по взятым ранее кредитам. Все эти издержки отнюдь нельзя назвать незначительными.

История показывает, что расходы, связанные с заботой о ветеранах, растут в течение десятилетий после конфликта. На сегодняшний момент уже половина вернувшихся военнослужащих прошли или проходят курс лечения в медицинских центрах Управления по делам ветеранов, причем более 600 тыс. из них признаны инвалидами и имеют право на получение соответствующих денежных пособий. Таким образом, по различным оценкам общая сумма расходов на лечение и выплату пособий по инвалидности составляет от $600 до $900 млрд., причем издержки наверняка будут расти по мере возвращения домой солдат и офицеров, которые все еще находятся в местах боевых действий.

Более того, последствия этих войн скажутся на экономике нашей страны не в каком-то необозримом будущем, их негативное воздействие ощущается уже сегодня. Войну с терроризмом отчасти можно назвать в числе причин, ускоривших наступление финансового кризиса 2008 года. Вторжение в Ирак и вызванная им нестабильность в районе Персидского залива стали факторами, повлиявшими на то, что цена на нефть достигла своего исторического максимума – стоимость барреля нефти, составлявшая в 2003 году $30, выросла до $140 в 2008 году. Высокая цена на энергоносители поставила США перед угрозой снижения экономической активности, что заставило Федеральную резервную систему снизить процентные ставки по кредитам и ослабить регулирование. Подобная политика и стала одной из причин, вызвавших последующие события – образование «мыльных пузырей» на рынке недвижимости и финансовый кризис.

Сегодня огромные военные расходы довлеют над ходом дискуссии, посвященной дефициту бюджета. Они могут помешать Конгрессу ввести в действие целый ряд мер бюджетного стимулирования, которые очень необходимы стране для того, чтобы излечить болезнь, поразившую ее экономику. Ущерб, нанесенный экономике этими долгами, вероятно, будет сказываться еще несколько десятилетий и не позволят Америке в достаточной мере вкладывать средства в свое будущее.

Годами общественность не задавалась вопросом, как можно столько тратить и брать в долг без каких-либо ощутимых последствий. Сегодня мы пожинаем плоды подобных решений, ставших весьма болезненными для страны. Все прошедшее десятилетие Конгресс запросто санкционировал «безотлагательные» ассигнования на цели, связанные с ведением войн. При этом такие процедуры, как тщательное изучение законопроектов и соответствующие дебаты, которые обычно сопровождают рассмотрение документов, касающихся крупных расходов, были почему-то сведены до минимума.

Отчасти это вызвано тем, что в США отсутствуют инструменты бухгалтерского учета, необходимые для проведения дебатов на основе полной информированности сторон. Наши будущие долги, связанные с войной, вообще не указаны в бюджете федерального правительства. Более того, мы даже не знаем, на что именно были потрачены деньги. За двадцать лет, прошедшие с момента введения аудиторских проверок правительственных учреждений, Пентагон ни разу не предоставил достоверных результатов финансовой ревизии. Военное ведомство даже не разработало систему показателей финансового учета, позволяющую оценить будущие издержки нынешних решений. Все это, безусловно, повлияло на рост общей суммы расходов на военные действия.

Наша реакция на события 11 сентября 2001 года существенно ослабила экономику страны и негативно повлияла на перспективы ее развития в будущем. Более того, вместо того, чтобы укрепить систему национальной безопасности, согласно заявленным целям, она повредила ей ввиду подрыва доверия к руководству военного ведомства и политике «мягкой силы».

Несмотря на то, что война в Афганистане идет уже 10 лет, тенденции к снижению насилия в этой стране отнюдь не наблюдается. В плане потерь август нынешнего года стал самым худшим месяцев для американских войск. В этот период также зарегистрированы многочисленные нападения на силы безопасности Афганистана, правительственных чиновников и гражданских лиц. Всплеск насилия происходит в то время, когда НАТО сокращает численность своего контингента и передает функции по управлению страной в руки местных сил национальной безопасности. Тем не менее, десятки тысяч военнослужащих США, согласно графику, останутся в Афганистане до 2014 года.

Издержки войны с терроризмом уже превышают необходимый уровень. Перед тем, как влезать в новые долги для финансирования военных расходов, Соединенным Штатам следует правильно оценить обстановку и понять, к чему этот путь способен привести.

Линда Билмес - преподаватель Гарвардского университета.
Джозеф Стиглиц – профессор Колумбийского университета и лауреат Нобелевской премии по экономике. Они являются соавторами книги «Война за три триллиона долларов: истинная цена иракского конфликта» (The Three Trillion Dollar War: The True Cost of the Iraq Conflict).
http://www.latimes.c...0,1598244.story
http://rus.ruvr.ru/2...9/56374047.html

#388      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 20 Сентябрь 2011 - 23:06:49

Мышиная возня НАТО у российских границ

Политика двойных стандартов во все времена была визитной карточкой Североатлантического Альянса. Внешне миролюбивые и часто улыбчивые функционеры НАТО всегда все умели организовать так, чтобы выходило, что им можно все, а другим – ничего. Все уже давно успели привыкнуть к этой странной логике, однако Россия, почему-то, иногда позволяет себе «клевать» на натовскую наживку.

Удивительное дело, Россия сегодня, обладая серьезными военными и экономическими потенциалами, продолжает прислушиваться к мнению западных руководителей по поводу того, где нам рекомендуют, а где не рекомендуют проводить военные испытания. Если следовать натовским директивам, что называется окончательно и бесповоротно, то наши бронетанковые части должны стоять никак не западнее Урала, ядерное оружие должно быть если не распилено на металлические болванки, то законсервировано в шахтах, а стратегические бомбардировщики, мол, нужно покромсать на лоскуты.


При этом натовские военачальники активно разрабатывают проекты так называемых соглашений, согласно которым требования предъявляются лишь к российской стороне. Даже саммиты в рамках «Россия-НАТО» - это не более чем журение военных планов России со стороны Западных государств. Стоит только России провести учения любого уровня и массовости или испытать новое оружие на своей, заметим, территории, как у натовских глав начинается настоящая истерика. Мол, «русский медведь» снова проснулся и теперь угрожает миру. Такими словами, которые то и дело звучат из уст высокопоставленных чиновников Альянса в популярных СМИ, можно так запугать западное общество, что у тех зуб на зуб перестанет попадать. Вот и создается стереотип о российской военной агрессивности, которая может превратить весь мир в полигон для испытания российского ядерного оружия. Такая истерия по отношению к нашей стране продолжается еще со времен «холодной» войны.

В то же время, натовские войска ведут самые активные учения буквально по всему миру, в том числе и на территории государств, находящихся в непосредственной близости от российской границы. Так в течение всего 2011-го года учения с подавлением военного сопротивления армии некого «выдуманного» государства проходили на территории Балтийских государств. Можно себе представить, кого имели в виду организаторы учений под видом такого государства. Уж точно не Северную Корею или Афганистан, до которых от Латвии и Эстонии несколько тысяч километров.

Учения НАТО не ограничились сухопутным вариантом. И на Балтийском море были проведены несколько операций по нейтрализации флота опять-таки «выдуманного» противника. Ну, здесь Афганистан с его угрозой реставрации правления «Талибан» отпадает вовсе, вследствие неимения флота как такового.

А затем прошли и учения, согласно сценарию которых натовские военные захватывали крупные железнодорожные узлы противника. И снова можно предположить, что добираться из Риги или Таллина натовские военные станут либо до Москвы, либо Петербурга. В самом деле, не покатят же они на поездах в Иран или Сирию.

В общем, антироссийская составляющая в учениях сил НАТО более чем очевидна. В такой ситуации страны Балтии выступают неким плацдармом для возможно удара по нашему государству.

В нынешних условиях, когда перед миром стоят по-настоящему серьезные угрозы, натовские похождения выглядят какой-то фантасмагорией. В то время как Латвия с Литвой сами еле-еле сводят концы с концами, пытаясь найти выходы из тяжелейшей экономической ситуации, у них возникает желание все же больно уколоть Россию. Брюссель уже готов сам просить у Москвы экономической помощи, но постсоветские карликовые государства никак не могут жить, осознавая, что рядом находится такое государство как Россия.

Самое интересное заключается в том, что сегодня Европа по-настоящему зависит от российских энергоносителей и, вместо того, чтобы вести конструктивный диалог, продолжает воевать с «виртуальными» государствами, придуманные командиры армий которых носят подозрительно русские фамилии. А что тут еще скажешь, если один из функционеров НАТО разработал план, согласно коему группировка сил НАТО должна была уничтожить танковую дивизию некого генерала Заванова (ну, русские фамилии на Западе всегда умели придумать какими-то несуразными) – ладно хоть не Иванова. Видимо, прибалты тоже основательно подзабыли русские фамилии.

В такой ситуации нужно достаточно спокойно реагировать на эту мышиную натовскую возню возле наших границ. В конце концов, можно, не обращая абсолютно ни на кого внимания, провести учения на территории, например, Венесуэлы. Или даже в той же Калининградской области. Можно тоже себе придумать неких генералов Петерса или Адамайтиса, которых нужно повязать и предать военному трибуналу. Можно даже устроить катания на военных катерах по Чудскому озеру и заявить эстонцам, что на них это вовсе не направлено – просто, мол, хотим проверить, удастся ли нам отразить атаку талибов… В общем, нужно играть примерно в такую же игру: улыбаться и делать гадости одновременно. Ну, если никак не хотят воспринимать нас как страну, которая далека от того, чтобы нападать на всякие там Латвии с Эстониями.

Конечно, прибалты боятся повторения грузино-российской войны 2008 года уже на их территории. Но надо думать, что руководство Литвы, Эстонии и Латвии далеко от маразма господина Саакашвили. Если конечно и оно захочет восстановить некий конституционный строй, убивая российских военных, то ответ со стороны России не заставит себя ждать. Но на то прибалты и флегматики, чтобы не позволять себе больших авантюр.

А по поводу натовских учений – да ради бога проводите, но и нам дайте возможно действовать так, как мы того желаем, а не как нам прикажут из Пентагона. В конце концов, можно будет и вентиль перекрыть, так сказать, в качестве профилактических работ.
Автор Алексей Володин
http://topwar.ru/693...kih-granic.html

#389      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 21 Сентябрь 2011 - 12:39:54

Симметрия хаоса или новая мировая парадигма
"Politique-Actu", Франция,Висем Шеккат

После шести месяцев сопротивления режим полковника Каддафи не смог справиться с хорошо подготовленной операцией в собственной столице. Тем не менее, ему удалось сломить тенденцию новых высокотехнологичных, быстрых и медиатизированных войн, которые начались в нескольких арабских странах в 2011 году.

Этот удачный ремейк операции в Заливе свиней на территории Ливии не только ознаменовал собой поворотный момент в системе международных отношений, но и внес несколько негативных моментов в перспективы отношений севера и юга в западном Средиземноморье. 20 лет спустя после развала советской империи и исчезновения так называемой красной угрозы, 2011 год стал годом всеобщего наступления на последние очаги сопротивления господству нового мирового порядка и его идеологии. Первой целью (на очереди, вероятно, государства-сателлиты Китая и противящиеся новому порядку страны Латинской Америки) стали арабские государства. Пожертвовав двумя союзными лидерами (в том числе президентом самой густонаселенной и влиятельной арабской страны), США рассчитывали создать нечто вроде эффекта домино во всем регионе и в частности добиться смены режима в таких государствах как Ливия и Сирия.

Тем не менее, стоившая целое состояние оккупация Ирака Саддама Хусейна и катастрофа в Афганистане вынудили американских стратегов отдать предпочтение новому, более экономному типу войны с использованием информационных ресурсов, социальных сетей, психологических операций, пропаганды, спящих террористических ячеек и «Аль-Каиды» (инструмент, который был создан, профинансирован и вооружен ЦРУ, МИ-6 и множеством других разведслужб для реализации определенных глобальных геостратегических задач). Таким стал этот новый вид быстрой и высокотехнологической войны, которая опирается на поддержку населения, предварительно обработанного массированной, разнонаправленной и приспособленной под местный культурный, религиозный и идеологический гумус пропагандой. Военный путч в Тунис прошел относительно легко, организованно и без лишнего кровопролития, тогда как переворот в Египте доставил неудобства двум ключевым игрокам во внешней политике США: Саудовской Аравии и Израилю. У Иерусалима в частности были все основания выступить против смены режима в Каире, которая вполне могла привести к власти враждебные еврейскому государству силы.

Окончание полувекового мира в западном Средиземноморье
Несмотря на безоговорочное подчинение египетской армии своим наставникам из США, настоящим хозяевам Нила, события на Синайском полуострове стали развиваться по не самому благополучному сценарию. В первую очередь для Израиля. Неожиданный «сопутствующий ущерб» от так называемой глобальной войны. Речь идет о концепции всесторонней и многоуровневой войны, применяемой в конкретных случаях. Не стоит путать его с концепцией войны фон Клаузевица. Это новая форма войны, в которой информационные, пропагандистские, психологические, дипломатические и экономические аспекты используются как оружие в первой линии наступления на государства или группы государств. Кроме того, дипломатические методы с использованием Совета Безопасности ООН и всевозможных СМИ отнюдь не случайно считаются ключевыми этапами любого военного плана США. Так, после Афганистана, Пакистана, Ирана, Ирака, Ливана, Палестины, Сирии, Йемена, Сомали и Судана совершенно не удивительно, что этот прекрасно отлаженный механизм был повернут в сторону Магриба.

Первым слабым звеном в этом страдающем от недостатка интеграции политическом пространстве стала Ливия Муаммара Каддафи, предмет особой ненависти и давний враг немалого числа западных государств и арабских стран Персидского залива. Поспешная военная авантюра НАТО на ливийской земле не только поколебала геостратегический баланс в этом геополитическом пространстве, но и породило риск нарушения всей системы отношений севера и юга в западном Средиземноморье. Кроме того, эта военная авантюра положила конец 50 годам мира, так как последнее военное вмешательство Запада в Северной Африке восходит ко временам сражения за Бизерту (северный Тунис) и войны в Алжире. Еще большее опасение вызывает граничащее с аморальностью вмешательство ряда государств Персидского залива в Магрибе: неистовое преследование ливийскими повстанцами всех выходцев из Центральной и Южной Африки в очередной раз наводит на мысль о продиктованной извне борьбе против африканской ориентации Джамахирии и ее презрения с арабским странам Персидского залива. Подобная тенденция к «африканофобии», вероятно, ляжет в основу будущей ориентации новой Ливии, которую предлагают авторы и финансисты военной агрессии против режима: Ливия без Каддафи станет в первую очередь частью арабского лагеря. Лагеря Иордании, Катара, Объединенных Арабских Эмиратов, Кувейта и Бахрейна. Другими словами, страной, которая будет оторвана от своего африканского окружения.

Несмотря на взятие Триполи в результате операции «Сирена» (она, по-видимому, прочно войдет в военные учебники всех армий), ливийцы, нужно отдать им должное, в целом противостояли агрессии против их страны с куда большей эффективностью, нежели гораздо лучше вооруженные иракцы. Ливия выдержала шесть месяцев интенсивных бомбардировок и ударов НАТО, самолеты которого сбрасывали на страну около 200 бомб в день. В этой войне ливийские мятежники, прежде всего повстанцы из Мистраты получили поддержку частных охранных и разведывательных компаний, а также беспилотных аппаратов (речь идет о БПЛА типа Scout). По всей стане американские беспилотники Predator II курсировали в ливийском небе, беспощадно уничтожая все намеченные цели.

Сопротивление страны без каких-либо технологических ресурсов
Недооцененная Ливия полковника Каддафи и ее атипичная горизонтальная система власти задали НАТО непростую задачу. Ко немалому удивлению своих соседей, Ливия, самая маленькая страна Магриба, едва не добилась быстрого и эффективного уничтожения вооруженного восстания, которое стартовало в Киренаике 16 февраля 2011 года. Помешала ей в этом только военная операция Запада. Как бы то ни было, Ливии удалось устоять на ногах после первого удара агрессии международной коалиции во главе с США, Францией, Великобританией, Катаром и Объединенными Арабскими Эмиратами, которые затем передали руководство НАТО, крупнейшему военному блоку на всей планете.

Такое сопротивление страны без каких-либо технологических ресурсов и с крошечной армией из четырех или пяти бригад можно объяснить лишь особым и выходящим за рамки привычного режимом, который установил Муаммар Каддафи. Речь идет об аморфной системе, в которой власть разделена между сотнями племен, а сама концепция государства (как ее понимают на Западе) кажется чем-то чужеродным. Такое «народное» государство, парадоксальная концепция для страны с населением в пять или шесть миллионов человек, обесценило все использованные ранее в Ираке наработки и вынудило НАТО перейти к новой, почти неизвестной парадигме. Без сомнения, Ливия ознаменовала собой провал цикла арабских революций, которые пустили корни на плодородной почве беспорядка и хаоса, подпитываемой социальными сетями и интернет-мессенджерами. Потому что в отличие от Туниса и Египна (прозападные страны, где под маской цветных революций состоялись военные перевороты), Ливия, Йемен и Сирия входили ранее во фронт сопротивления и неприятия. Просто парадоксально видеть, что такой удаленный город как Брега смог продержаться всю войну и пережил Триполи, который не устоял после молниеносного и тщательно подготовленного удара.

Ложь по Оруэллу
История богата на неожиданные смены альянсов и покровителей. Тем не менее, кому 30 лет назад могло бы прийти в голову, что Организация освобождения Палестины способна выступить против Дамаска? Одряхлевшая и коррумпированная организация палестинского сопротивления так и не смогла простить светскому сирийскому режиму поддержку соперничающего с ней исламского движения, которому удалось взять в свои руки власть в осажденном секторе Газа. Здесь, как и в ливанском эпизоде, явно прослеживается рука Саудовской Аравии. Кроме того, тут нужно отметить стратификацию и наслоение соперничества Саудовской Аравии и ее союзников, гарантов соблюдения строгих законов суннитского ислама, с шиитским Ираном, живым воплощением персидского империализма. Такая схема прекрасно вписывается в планы гегемонии США на Ближнем Востоке, в основе которых лежит игра на этнических и религиозных различиях.

Одной из главных методик обмана в этих новых военных кампаниях против государств служит подмена правды ложью в лучших традициях сталинизма. Так, СМИ без зазрения совести не рассказывают нам ни малейших подробностей использования сирийским правительством армии против собственного мирного населения, и в то же время говорят о числе жертв, которое достойно разве что статистики по ДТП. Разве возможно, чтобы после обстрела с моря такого крупного города как Латтакия было зарегистрировано всего три или четыре погибших? В Ливии градус пафоса подняли еще выше: НАТО, которое придерживается все той же старой и, не побоимся этого слова, дряхлой системы пропаганды, называет кровопролитные налеты на мирное население операциями по его защите! Официальные британские сайты пестрят лживой и бессовестной пропагандой, которая оставляет позади эпоху Сталина. Порочный круг оруэллианской лжи. Этот писатель верно предчувствовал, что английский тоталитаризм может оказаться куда хуже нацизма и сталинизма его времен.

Соединенные Штаты Америки являются главными инициаторами этой кампании. Тем не менее, в ливийском случае они приняли новую линию поведения, сделав вид, что доверили руководство операциями (после уничтожения ливийских систем ПВО) своим союзникам в НАТО. И почти пожалели о таком решении. Франция и Великобритания неважно проявили себя в борьбе с гораздо более слабой и почти не имеющей оружия ливийской армией. Только благодаря логистике США и деньгам Катара и Объединенных Арабских эмиратов эту войну удалось довести до вступления в Триполи сил повстанцев, которые окружили твердое ядро из бойцов спецотрядов ЦРУ, САС, 2-го воздушно-десантного полка, Иорданского легиона, наемников X (экс-Blackwater), а также итальянских и катарских коммандос.

Слабо знакомые с природой власти в Европе наблюдатели задавались вопросом, что вынудило такие страны как Италия без видимой выгоды надолго настроить против себя государства южного Средиземноморья (другими словами, своих ближайших соседей), приняв участие в агрессии против Ливии или присоединившись к истерическим воплям европейских государств по поводу Сирии. Это при том, что до недавнего времени они могли похвастаться хорошим имиджем в южных странах. Дело в том, что реальная власть в Италии и повсюду в Европе де факто принадлежит не жителям этих стран, а невидимым невооруженным взглядом олигархиям, которые действуют подобно оккупационному правительству.

Стратегия двойной изоляции Ирана и Ирака, уничтожение иракского государства и его оккупация, гражданская война в Ливане, раскол в Судане, физическое устранение исторических лидеров палестинского сопротивления, подчинение Ливана, окружение и наступление на Сирию, дестабилизация Йемена, ослабление стран Магриба, создание настоящей огненной стены между Северной Африкой и Сахелем от полуострова Сомали до Атлантики и нынешнее разрушение Ливии - все это непрерывная цепь связанных между собой событий, которая является частью тщательно продуманного и подготовленного плана. В общих чертах его набросал бывший госсекретарь США Генри Киссинджер еще в начале 1970-х годов. Таким образом, нынешняя волна революций, которую повсеместно называют арабской весной (отсылка к цепи событий, обусловивших распад бывшего восточного блока), является ничем иным как продолжением старой стратегии, преследующей одну единственную цель: формирование дальнего и ближнего окружения Израиля для обеспечения существования еврейского государства в ближайшие 50 лет и как следствие его сохранение после 2048 года.

Механизм путча
Энтузиазм, который пытаются раздуть вокруг арабских революций, нередко оканчивается ничем. Пусть все основные СМИ в один голос назвали эти события арабской весной, реальное положение дел не раз всплывало на поверхность благодаря волшебным камерам мобильных телефонов, которые в современном мире есть практически у каждого. Так, нам не показали, как повстанцы со штурмовыми винтовками Gewehr-36 в руках наступают на позиции солдат правительства собственной страны под прикрытием современных боевых вертолетов, беспилотников и бомбардировщиков иностранных государств, а также с огневой поддержкой морской артиллерии, разведданными со спутниковых снимков и бойцами спецотрядов страны, которая обладает поистине огромным опытом диверсий и саботажа. Но именно так и обстояли дела в Ливии. И именно такой сценарий теперь пытаются воссоздать в Сирии и, если получится, в других государствах. Ведь отнюдь не случайно, что с самого начала протестов в стане был дан старт логистической поддержки мятежников, пусть даже их и пытаются представить мирными манифестантами. Кроме того, нельзя не отметить определенную смену стереотипов. Так, с 1960-х годов автомат Калашникова неизменно считался избранным оружием революционеров и повстанцев всех мастей. Использование ливийскими мятежниками модифицированной штурмовой винтовки FN-FAL и противотанковых ракет MILAN (после операции в Триполи они получили немецкие винтовки G-36, которые стоят на вооружении в иорданских отрядах специального назначения) пошло вразрез с устоявшейся традицией. После маоистких, коммунистических, социалистических и националистических восстаний пришла пора неолиберальных революций, которые финансируются богатыми шейхами Персидского залива и получают военную поддержку от международных финансовых кругов.

Тем не менее, возникновение этих новых высокотехнологичных войн, которые опираются на распространение социального хаоса и механизмы научного путча, несет в себе определенные риски и для положивших им начало государств. Великобритания и Франция служат яркими тому примерами. И это несмотря на повсеместный и маниакальный контроль над информационными сетями, который осуществляет армия киберполицейских в обеих странах. Этот надзор куда более плотный, систематический и жесткий, чем хваленое наблюдение за интернетом в такой стране, как Китай. Использование нового информационного оружия (социальные сети и интернет-мессенджеры) против страны, которая применила его одной из первых (предпринятая британцами попытка устроить революцию в Иране в 2009 году), не раз заставляло лондонское руководство просыпаться в холодном поту. Беспорядки в августе этого года вызвали у многих страх эффекта бумеранга, то есть начала британской революции. Факты говорят сами за себя: двоих пользователей Facebook, которые позволили себе опубликовать в сети шутки по поводу беспорядков, приговорили к очень серьезным тюремным срокам. В то же время одержимое войной в Ливии правительство Ее Величества финансирует, вдохновляет и поддерживает тысячи молодых арабов, подталкивая их распространять хаос, беспорядки и мятежи через социальные сети.

Africacom в Сирте?
Использование исламского религиозного символизма для американских и британских спецслужб отнюдь не в новинку. Его история насчитывает больше века с теориями о зеленом плаще, ожиданием мессии и интригами Лоуренса Аравийского. Вокруг всех этих «цветных» пятниц витает резкий запах маркетинга. «Пятница гнева», «пятница мщения» или «пятница протеста» являются 100% продуктами американского маркетинга, которые были адаптированы под местные условия. Приблизительно как и дочерние предприятия Coca Cola на Ближнем Востоке. К этим технологиям нужно добавить целое море разрозненных псевдо фетв (решение по какому-либо вопросу в исламе), большинство из которых распространяют мусульманские «клерки» из суннитских государств Персидского залива, находящихся в зависимости от империи или таких стран, как Египет или Иордания. Речь идет об исламе по-американски, который так же тесно связан с неолиберальной системой, как и биржевая спекуляция с гнилыми активам. Главные инструменты распространения - интернет и спутниковые телеканалы. За анафемой следует «дьяволизация». Так, президента Сирии сравнивают с ханом Хулагу, который возглавлял монгольское нашествие на Ближнем Востоке в XIII веке, тогда как ливийскому вождю все чаще дают птичьи прозвища. Действительно, он нажил себе одних лишь врагов. Пропаганда стран Персидского залива была в первую очередь нацелена именно на него, во время и после его правления. Даже выгнав Каддафи из его укрепленной резиденции Баб-эль-Азизия, США все равно обвинят полковника в сотрудничестве с из антитеррористическими службами. Если учесть, что от всех мусульманских стран требовали сотрудничества в борьбе с терроризмом, который по всей очевидности создали те, кто добивался поддержки, остается лишь поражаться масштабам лжи, окружающей все действия империи вне зависимости от контекста.

Однако все это обречено на провал. Американцы и их союзники оказались не только в экономическом, но и идиосинкразическом тупике. Если на Ближнем Востоке дестабилизация Сирии повлечет за собой серьезнейшие последствия для Израиля, чей ядерный арсенал в этом случае окажется полностью бесполезен, в Магрибе дробление Ливии негативно скажется на перспективах всей системы отношений север-юг в западном Средиземноморье. Нет никаких сомнений в том, что рано или поздно за военное вмешательство в Ливии иностранных держав придется расплачиваться.

В этой связи, некоторые наблюдатели со скептицизмом рассматривают перспективы иностранного контроля над ливийскими ресурсами с учетом ультранационалистических настроений определенных групп ливийских мятежников. Однако говорить такое значит не понимать скрытых механизмов действующей системы подчинения. Повстанцы, в том числе и их наиболее радикальные военные структуры, слишком слабы, чтобы хоть как-то противиться могущественным покровителям. По сути они еще слабее сторонников Каддафи. Именно по этой причине Ливия представляет собой показательный случай - она стала новым эльдорадо для транснациональных компаний и вратами в Северную Африку и Сахель. И, зная качества некоторых стран «гуманитарной» коалиции, которые известны своей алчностью и остервенелым желанием любой ценой удержать попавший им в руки малейший клочок земли, даже если для этого потребуется устроить геноцид, трудно себе представить, что Ливия сможет избавиться от пришедших на помощь в последнюю минуту защитников.

С учетом ливийского эпилога Africom вероятно принял окончательное решение насчет своих баз в Африке. У него будет достаточно стратегически выгодных точек, как в заливе Сирт, так и на границе Сахеля или даже в центральной Сахаре. В тоже время Россия лишается крупного клиента своей оборонной промышленности, а Китай теряет позиции в Средиземноморье, Северной Африке и Сахеле. Некоторые западные страны крайне негативно относятся к присутствию Пекина в сахельском поясе от Судана до Мавритании и в особенности в Нигере, который является главным поставщиком урана для французских атомных электростанций.

Распространение беспорядков в стране - это неотъемлемая часть военного арсенала. Хаос становится новой парадигмой международных отношений. Бывший посол США в Пекине и вероятный кандидат на президентских выборах Джон Хантсмен (Jon Huntsman) знает об этом не понаслышке. Его неуклюжая попытка организовать беспорядки в Китае с помощью социальных сетей вынудила его оставить свой пост.

Тем не менее, наиболее актуальный в настоящий момент вопрос касается долгосрочных последствий этой новой методики хаоса, которая нашла применение в геостратегическом масштабе. Способна ли эта новая форма войны, подразумевающая использование инструментов асимметричного конфликта, в котором государству противостоит куда более сильный в технологическом плане агрессор, создать симметричный хаос в обоих лагерях? Будущее покажет.

Оригинал публикации: « La symétrie du chaos, vers un nouveau paradigme international ? » http://www.politique...chekkat/304987/
http://www.inosmi.ru.../174930007.html



#390      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 22 Сентябрь 2011 - 11:39:06

ОДКБ на дуге нестабильности
Юрий АНДРЕЕВ 22.09.2011

Создание эффективных союзов - одна из основополагающих функций государства, укрепляющая его международное положение. Неслучайно исчезновению СССР предшествовала ликвидация двух важнейших межгосударственных союзов – Организации Варшавского Договора и Совета Экономической Взаимопомощи. К возникновению устойчивых организаций, усиливающих государства-члены, может и должно вести стратегическое партнерство. В такой группе объединений находятся ОДКБ и ШОС – наиболее важные современные союзы, созданные при активном участии России.

Организация Договора о коллективной безопасности была развернута в 2002 г. на базе Договора о коллективной безопасности, заключенного в 1992 г. шестью бывшими советскими республиками – Арменией, Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном, Узбекистаном и Российской Федерацией. В 1993 г. к ним присоединились Белоруссия, Азербайджан и Грузия. В 1994 г. договор вступил в силу после обмена ратификационными грамотами. В 1999 г. Грузия, Азербайджан и Узбекистан не пролонгировали договор на очередные 5 лет, так что в 2002 г. организацию создавали лишь 6 стран. Позже, в 2006 году, было восстановлено членство Узбекистана, и в настоящее время членами ОДКБ являются 7 постсоветских республик.

Пакт возник в весьма сложной геостратегической обстановке, когда внешнеполитические позиции России драматически ослабли. Возникший однополярный мир ставил перед российским руководством всё новые проблемы… На главном направлении – в отношениях с Западом и, прежде всего, с Соединёнными Штатами и НАТО Россия сохраняла свой статус почти исключительно благодаря обладанию стратегическими ядерными силами. НАТО неуклонно, невзирая на возражения Москвы, продвигалось на восток. В 2001 г. началась война США и НАТО в Афганистане, в южном подбрюшье России. Сложная стратегическая обстановка, усугубившаяся в 2003 г. началом войны в Ираке, также потребовала активных действий внутри и вне страны.

В этом контексте и возникла Организация Договора о коллективной безопасности. Она должна была быть и не могла не быть военно-политическим союзом с главной целью отражения внешней агрессии против членов ОДКБ (статья 4). Первые совместные вооруженные силы ОДКБ были сформированы в 2001 г. и назывались Коллективными силами быстрого развертывания Центральноазиатского региона (КСБР ЦАР). Однако межгосударственное соглашение по этому решению удалось выработать только к 2007 г., а на утверждение Госдумы РФ проект закона об этом соглашении был представлен лишь в 2009 г.

Тогда же прошли первые военные учения этого контингента, включающего в себя подразделения из Казахстана, Киргизии, Таджикистана и РФ. Всего в КСБР ЦАР насчитывается 4 тыс. чел., 10 самолетов и 14 вертолетов. Наиболее крупный контингент – из РФ (три батальона из десяти). Уже без былого нарочитого торможения были созданы КСОР (Коллективные силы оперативного реагирования), которые насчитывают около 20 тыс. военнослужащих (17 тыс. солдат и офицеров и 2 тыс. сотрудников спецназа). Подготовлена юридическая и материальная база для комплектования миротворческого контингента ОДКБ (6 стран без Узбекистана) в 3,5 тыс. чел. и 500 сотрудников правоохранительных органов. Правда, высказывалось мнение, что ОДКБ вообще не военно-политический, а просто международный региональный союз, но в последнее время подобные голоса стихли.

Высший орган ОДКБ – Совет коллективной безопасности – собирается на официальные и неформальные заседания достаточно часто (как правило, раз в полгода). Активно работают органы второго ряда – совет МИДов, совет Минобороны, комитет секретарей Советов безопасности, другие органы. Решения, кроме процедурных, принимаются на основе консенсуса. В настоящее время в их повестке дня наиболее актуальными являются две проблемы: внутренняя – отношения к событиям в Киргизии и вообще к внутренним беспорядкам в странах-членах организации и внешняя – афганская проблема.

События в Киргизии интенсивно обсуждались в ОДКБ на всех уровнях. Хотя с правовой точки зрения вмешательство во внутренние дела членов организации исключается, трактовалось это положение руководителями стран-членов ОДКБ нередко по-разному. Если, например, президент Белоруссии А. Лукашенко, хотя и в опосредствованной форме, выступал за оказание помощи президенту К. Бакиеву во время событий в Киргизии, то позиция президента Узбекистана И. Каримова была, скорее, противоположной – ОДКБ, по его суждению, не должна ни в коем случае вмешиваться во внутренние дела стран-членов; требования национальных законодательств и региональные реалии должны иметь приоритет.

Этот вопрос был предметом экспертного изучения и переговоров между участниками организации и в ее структурах, в том числе и на недавней неформальной встрече глав государств в Астане. Белоруссия развивала свою позицию в том смысле, что потенциал ОДКБ должен использоваться для предотвращения государственных переворотов, против терроризма и экстремизма в странах-членах. Москва высказывается в поддержку такой позиции, памятуя, в частности, о недавних драматических событиях в Северной Африке.

Весьма актуальна для ОДКБ и афганская проблема. У южных границ России создана очень опасная дуга нестабильности, которая охватывает Афганистан, Таджикистан, Киргизию и Узбекистан. Наряду с войной в Афганистане существуют серьезные споры между Узбекистаном и Таджикистаном по важнейшему для них вопросу о воде, а также по ряду экологических проблем. Что касается трений между Киргизией и Узбекистаном, то речь идет о нахлынувших из Киргизии летом 2010 г. 100 тысячах беженцах-узбеках. Подспудно проблема заявляла о себе уже не одно десятилетие. Новые конфликты подобного рода здесь вполне вероятны, и участники ОДКБ поступят разумно, если заранее примут эффективные меры к их предотвращению.

Летом 2010 г. был дан старт «Кабульскому процессу» – налаживанию сотрудничества РФ, Афганистана, Пакистана и Таджикистана в торгово-экономической области, в борьбе с наркопроизводством и наркотрафиком, терроризмом и организованной преступностью. Хотя с точки зрения большинства исследователей, разделяемой автором этих строк, единственно верным решением был бы незамедлительный и безусловный вывод всех оккупационных войск из Афганистана, сегодня это маловероятно. Дело надо вести хотя бы к постепенному освобождению страны, чтобы она была в состоянии взять свою судьбу в свои руки. Роль стран-членов ОДКБ здесь может стать весьма заметной.

Однако ни в коем случае нельзя допустить втягивания России и других государств-членов ОДКБ в идущую в Афганистане войну. Именно поэтому вызывают настороженность последние действия российских наркополицейских, участвовавших вместе с американцами в операциях в Афганистане против нарколабораторий (были уничтожены всего четыре из нескольких сотен таких объектов.)

ОДКБ, как и ШОС, в состоянии стимулировать позитивные процессы в Афганистане. Эта страна входит в число приглашенных к работе ШОС, а Пакистан является наблюдателем в ШОС. Обе указанные организации смогут способствовать подключению Афганистана к системе регионального экономического и политического сотрудничества. ОДКБ, как и ШОС, в определенной мере располагает шансами и для влияния на обстановку вокруг Ирана в сторону снижения создавшейся здесь напряженности. Иран рассматривается сейчас как возможный наблюдатель в ОДКБ. (В ШОС Иран уже является наблюдателем).

ОДКБ развивает тесные и плодотворные отношения с СНГ, ШОС и Евроазиатским экономическим сообществом. Здесь надо выделить возрастающее значение сотрудничества с ШОС - международной региональной организацией, где чрезвычайно активна Китайская Народная Республика.

Таким образом, у РФ уже есть союз, который действует на здоровых началах политики защиты мира и безопасности в одном из самых сложных по обстановке регионов планеты.
http://www.fondsk.ru...tabilnosti.html

#391      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 23 Сентябрь 2011 - 12:39:56

Китайская карта мировой политики (I)
Виктор КУЗНЕЦОВ |23.09.2011

Анализ глобальных процессов, происходящих в Мир-системе, показывает, что в последние десятилетия происходит резкий слом тенденций, формировавшихся в индустриальную эпоху. Запад начинает довольно быстро утрачивать неоспоримое лидерство в экономико-социальной сфере.
Несмотря на то, что третья мировая («холодная») война между мировым гегемоном - США и претендентом на лидерство - СССР (возглавлявших, соответственно, Западный и Восточный политические блоки) закончилась поражением Советского Союза и, казалось бы, установилось неоспоримое господство либерально-рыночной модели мироустройства («конец истории» по Ф.Фукуяме), именно в это время либерально-рыночная модель стала давать системные сбои.

Устойчивость либерально-рыночной экономики, построенной на конкуренции, возможна только в условиях её постоянной подпитки дополнительными ресурсами. Именно получение дополнительных ресурсов является целью политики глобализации, проводимой Западом. Однако, будучи реализованной, глобализация ставит предел росту, основанному на внешней экспансии. По завершении глобализации неизбежен переход к «игре с нулевой суммой», что в свою очередь приведет к необходимости коренного переустройства Мир-системы.

Период экстенсивного роста на планете заканчивается. Об этом свидетельствует и разразившийся в 2008 г. финансово-экономический кризис, являющийся продолжением кризиса 2000 года. На очереди – следующая, более серьезная фаза кризиса, когда он примет уже не только экономический, но и политический характер.

Исследования, проводимые в Российской Академии Наук в рамках проекта «Комплексный системный анализ и моделирование мировой динамики», показывают, что в ближайшие десятилетия мир ожидает ряд сильных изменений:
• глобальный демографический переход (стабилизация численности населения Земли);
• радикальное изменение современной экономической системы и экономических отношений (прежде всего в сфере финансов), ограничение экономического роста;
• радикальное изменение современной политической системы, в рамках которого с завершением глобализации неизбежен переход к распределительной системе, к глобальному регулированию;
• неизбежное обострение вопроса о том, на каких основаниях будет осуществляться глобальное регулирование. Ответ на этот вопрос станет основным «камнем преткновения» мировой политики, будущим источником военных, политических, экономических столкновений.

В ближайшие годы миру может грозить война за ресурсы. Чтобы избежать катастрофы, нужен фундаментальный слом потребительской этики поведения. Вместе с тем финансовые элиты Запада, скорее всего, захотят решить все проблемы по сценарию, обкатанному 11 сентября 2001 года, с опорой на военную мощь. Что в связи с этим может ждать Россию, Европу, США и Китай в ближайшем будущем?
* * *
США постепенно сдают позиции, в значительной мере повторяя путь Великобритании столетней давности. Их сила держится на «трех китах»: технологическом, финансовом и военном лидерстве.
Технологическое лидерство США обеспечено:
1) созданием среды, восприимчивой к инновациям и рождающей их,
2) притоком ученых из-за рубежа (второе, правда, резко сократится, когда в связи с кризисом финансирование уменьшится).

Финансовое лидерство США обеспечено развитостью финансовых институтов, но прежде всего тем, что ФРС печатает доллары – резервную валюту, пока нужную всем. Объективная потребность мира в увеличении долларовой монетизации сыграла злую шутку с Соединёнными Штатами: в последние десятилетия они привыкли жить в долг, оплачиваемый остальным миром, и отвыкли жить по средствам. Когда доллар рухнет, «халява» кончится. Трудно сказать, как поведет себя население Америки, когда доходы уменьшатся в два раза, но совершенно ясно, что социальная напряженность в этой мультиэтнической стране резко возрастет и пресловутый «плавильный котел американской нации» лопнет.
Военное лидерство США обеспечено большими военными расходами, но когда доллар рухнет, военные программы придется сворачивать (или развязывать большую войну).

Еще один фактор нынешнего лидерства США – контроль над информационным пространством и успешно распространяемый ореол «столпа демократии и свободы». Однако контролировать информационное пространство в эпоху сетей все сложнее, ореол же тускнеет (список неудач становится длиннее списка побед).
Для возрождения Соединённым Штатам необходимы пассионарность народа и внешний враг, но внешнего врага нет, а пассионарность всё ниже (что закономерно для общества потребления).
В общем, Америку ждут нелегкие времена.

Россия сейчас находится в «ловушке сырьевых стран», что со временем может привести к распаду страны. В условиях демографического спада и депопуляции нужны сверхусилия, чтобы переломить ситуацию, и, соответственно, - незаурядная политическая воля.

Китай – пока на подъеме. Ему не нужен сильный мировой кризис (он лишит Китай покупателей), зато полезен слабый кризис (он ослабляет геополитических конкурентов; беднеющие потребители на Западе с большей готовностью отказываются от своих дорогих товаров в пользу дешевых китайских). Правда, подъем Китая – это лишь переходный период, который рано или поздно закончится. У Китая нарастают проблемы: растет доля старого населения; для усиления внутреннего спроса надо повышать зарплаты, но это увеличивает себестоимость продукции и снижает конкурентоспособность; растущий уровень жизни повышает запросы и может привести к снижению идеологического влияния КПК. Однако в силу высокой демографической инерционности Китай может сохранять ситуацию подъема еще сравнительно долго. Пока правящая Коммунистическая партия Китая делает всё очень разумно и своевременно.

Ситуация в Европе весьма сложная. Долговой кризис неминуемо грянет. Вера в единую Европу существенно девальвируется. Напрашивается историческая параллель: в начале ХХ века тоже много говорили о «Соединенных Штатах Европы», а кончилось всё двумя мировыми войнами. Сейчас война в Европе, конечно, маловероятна (хотя европейцев и ждёт существенное усиление социальной нестабильности), но откат от идей европейской интеграции неизбежен. Европе придется «затянуть пояса», а она от этого отвыкла.

Важнейшее влияние на динамику глобальных процессов в ближне- и среднесрочной перспективе будут оказывать китайско-американские отношения. При этом уровень интенсивности межгосударственного конфликта, в котором находятся Китай и США, определяется действием разнонаправленных факторов.

С одной стороны, быстро сокращающий «геополитическую дистанцию» с Америкой Китай рассматривается американцами как основная потенциальная угроза. Джульетто Кьеза недавно заметил: «...если миллиард китайцев начнут есть мясо и пить молоко так, как это делаем мы – через десять лет нам всем не останется места на этой планете. А когда не будет места – что это будет означать? Ещё в 1998 году в США был опубликован документ «Project for the New American Century». В этом документе пророчески написали, что в 2017 году Китай станет самой большой угрозой для безопасности США. Все сбывается. Мы живем в 2011 году – ещё осталось 6 лет».

Даже поверхностный анализ внешнеполитической активности США показывает, что в последнее время главной головной болью Вашингтона и главным стимулом его действий на мировой арене является Китай. В недавнем докладе МВФ говорится, что "эпоха Америки заканчивается" и в течение пяти лет китайская экономика обгонит американскую, оттеснив США на второе место. Отсюда - стремление CША остановить рост экономики Китая путем блокирования доступа к энергетическим ресурсам.

C другой стороны, глобализация в определенной мере стабилизировала западную (и прежде всего американскую) экономику путем переноса многих нестабильных видов промышленного производства из Америки и Европы в Китай. Это сделало индустриальные страны несколько менее подверженными циклическим колебаниям, связанным с пополнением сырьевых запасов и инвестициями в капитальное оборудование. Китай фактически является «промышленным цехом» США, и в этом качестве в настоящее время имеет большое значение для Америки.

В принципе возможны два базовых (существенно различных) сценария развития будущих взаимоотношений Китая и США.
Первый - «мягкий» сценарий («ползущий тигр»).
В соответствии с этим сценарием Китай не будет активно «валить» США в ходе развивающегося экономического кризиса. Он будет постепенно занимать все более выгодную позицию, додавливая Америку. Китаю для развития успеха нужны время и международная стабильность, поэтому он будет постепенно добиваться для себя все лучших условий, не делая при этом (пока) резких движений. Россия нужна Китаю в основном как поставщик сырья, не более. Объединяться с русскими (например, для противодействия Соединённым Штатам) Китай, скорее всего, не будет - ему это не надо. Да и Россия, когда она готова уступать Западу, не очень подходит в глазах пекинских руководителей для роли стратегического союзника. С Соединёнными Штатами Китай будет договариваться о разграничении сфер мирового влияния.

Возможность реализации данного сценария обусловлена наличием в среде китайской правящей элиты очень влиятельного слоя управленцев и политиков – так называемых «конфуцианцев» (китайский термин), придерживающихся во внешней политике подходов, ориентированных на достижение консенсуса.

Оценивая визит председателя КНР в США в январе 2011 г., российские специалисты отмечали, что главным его содержанием является впервые обнародованная характеристика отношений США и КНР: «Взаимное уважение коренных интересов другой стороны». Сие означает, что стороны взаимно признали правомерность разграничения интересов и не намерены нарушать условную разграничительную линию. Это также означает, что народный Китай занял место Советского Союза как мощного, обладающего ядерным оружием партнера США в глобальной двухполюсной схеме, в которой двигателем прогресса является противоборство двух сил…

Вместе с тем, оценивая шансы «мягкого сценария», нельзя не отметить следующее.
Во-первых, достигнутые договоренности КНР и США не носят статус межгосударственных соглашений. Это намерения, заявленные при администрации Б.Обамы, и нет никаких оснований полагать, что в условиях кризиса новые администрации эти намерения сохранят. Последние события в Африке, в том числе и в Ливии, показывают, что уже сейчас США активно выталкивают Китай из Африки. Об этом, даже не стесняясь, открыто заявляют высокопоставленные американские чиновники, объясняющие роль США в ливийских событиях. Бывший заместитель министра финансов США Пол Крейг Робертс, комментируя позицию Вашингтона по Ливии, заявил, что цель Америки – выдавить КНР из Средиземноморья. По его словам, Китай осуществлял масштабные энергетические инвестиции на востоке Ливии, и сегодня в результате военной операции в этой стране китайские компании теряют сотни миллионов долларов: "У них там 50 массивных инвестиционных проектов, и всё уходит в унитаз, и в Пекине прекрасно понимают, что военное вмешательство – это игра против Китая". Одновременно Робертс признал, что "дело не только в нефти, но в политике китайского внедрения в Африку и в том, как Китай выстраивает поставки для своих энергетических нужд".

Во-вторых, хотя Китай пока и «терпит» крайне недружественные действия США, включая явное ущемление его, Китая, жизненно важных интересов, не ясно как долго это будет продолжаться. «Стратегия тигра», которой, как представляется, придерживается Китай, предполагает на первом этапе приближение к цели ползком (главное, чтобы не заметили), а затем - прыжок. Однако трудно не замечать, что «ползущий тигр» (Китай) уже начинает слишком сильно «обдирать себе брюхо» о всевозможные препоны, выдвигаемые американцами. Это в условиях быстро меняющейся ситуации в мире вполне может спровоцировать его на «прыжок». Таким образом, в современных условиях также весьма вероятен второй («жесткий») сценарий («Китайский джокер»).
В этом случае состояние конфликтного взаимодействия двух основных действующих лиц международного конфликта (Америки и Китая) переходит из латентной фазы в демонстрационную, которая вполне может завершиться новой «холодной войной», приводящей, как известно, к «горячей» фазе локального (регионального) военного конфликта, а то и к «большой войне».

Китай уже «показал желтую карточку» Западу (и Америке, в частности). В марте 2009 года в КНР (и Тайване) была издана массовым тиражом книга – сборник статей влиятельных журналистов под общим названием «Китай недоволен. Великая эпоха, великие цели и наши внутренние и внешние неурядицы». Публикация имела большой международный резонанс. В ней предлагается ответ на вопросы о том, каким должно быть отношение китайцев к внешнему миру, прежде всего к США, но также и к России.

Авторы ставят вопрос таким образом, что среди значительной части китайской общественности и военных кругов нарастает недовольство политикой Запада в отношении Китая. Авторы книги выступают за более жесткий курс и требуют, «крепко держа в руках меч, заниматься делами экономики и внешней торговли», обеспечивать поставку в Китай необходимых ему природных ресурсов. При этом население страны ориентируют на то, что, с одной стороны, власти Китая глубоко понимают проблемы простых людей, а,с другой - на то, что во внутренних и внешних бедах китайцев виноват Запад, который следует «заставить отвечать за оскорбления и унижения народа Китая и выполнять справедливые требования Китая».

До заграницы доводят мысль о том, что к настоящему времени из-за политики Запада в отношении Китая, проводимой более 20 лет, «у китайцев созрели понимание несправедливости этой политики и протест против нее; этот протест может выливаться в различные формы вплоть до вооруженной защиты своих экономических и иных интересов».

В подготовительной фазе самоопределения Китая в Мир-системе сказочным образом мудрости у китайцев была сидящая на горе Обезьяна, которая сверху взирает на битву в долине двух Тигров. В активной фазе сказочным образом будет повелитель стихии воды Дракон, который проснулся, взлетел и способен смести всё на своем пути. Именно Дракон выступает в настоящее время национальным символом Китая. Просыпаться он начал с 1979 года (начало реформ), а взлетать начнет в 2012-м – в год «Черного Дракона»…

(Окончание следует)
http://www.fondsk.ru...politiki-i.html

#392      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 23 Сентябрь 2011 - 17:54:32

ООН - Все животные равны
Colonel Cassad
Президент Ирана Ахмадинежад
Собственно вчера президент Ирана Ахмадинежад по старой доброй традиции воспользовался трибуной расположенной в цитадели "мирового сатаны" и обрушился с резкой критикой на Запад в целом, США в частности, ООН и СБ ООН, а так же на Израиль и индустрию Холокоста.

Судя по истерике "мирового сатаны", Ахмадинежад удачно зашел на огонек.
Если кратко, Ахмадинежад обвинил США и Запад в:
1. В распространение бедности на Земле.
2. В систематических агрессиях и войнах.
3. В нарушении принципа суверенитета наций.
4. В расширении мирового экономического кризиса.
5. В ядерной бомбардировке Хиросимы и Нагасаки.
6. В организации рабовладельческой системы, на которой была построена Америка.
7. В установлении диктаторских и тоталитарных режимов в Азии и Америке.
8. В манипулировании ООН и СБ ООН, а так же в общем несправедливом устройства СБ ООН.
9. В попустительстве сионизму и притеснениях палестинцев.
10. В использовании 11 сентября как предлога для новых агрессий.
11. В поддержке мифа о "холокосте".
12. В попытках самостоятельно управлять миром при неспособности осуществлять это управление.

"Ясно как божий день, что те самые рабовладельцы и колониалисты, которые некогда спровоцировали две мировые войны, продолжают и по сию пору вызывать массовые страдания и глобальные бедствия с далеко идущими последствиями. Но достаточно ли у этих гегемонистских сил компетентности и способностей управлять миром?".
Но собственно, от президента Ирана другого и не ожидаешь – это действительно один из немногих действительно независимых мировых политиков возглавляющих независимое государство.

И поэтому он может позволить себе даже в таком клоповнике как ООН – резать правду-матку, вызывая истерику у США, которые привыкли к тому лакейству и лизоблюдству, которое их окружает в подобных структурах. Ну, никакого уважения.
В итоге, США и их сателлиты просто убежали с заседания, впоследствии обвинив президента Ирана в антисемитизме, конспирологии и нарушении прав человека.

Примечательно, что такая рукопожатая газета как Утро, вышло с заголовком "Плач Ахмадинежада все проигнорировали".
Давайте как посмотрим http://www.utro.ru/a...3/1000209.shtml, кого в газете "Утро", считают "всеми".
Итак, во время выступления Ахмадинежада, зал покинули дипломаты:
1. США
2. 27 стран ЕС
3. Австралии
4. Новой Зеландии
5. Сомали
6. Лихтенштейна
7. Монако
8. Сан-Марино
9. Македонии
Итого 35 из 193. "Все животные равны, но некоторые животные равнее других". (с) Оруэлл
Причем по утверждению самого "Утра", оставшиеся полторы сотни представителей других стран вполне себе аплодировали речи Иранского президента. Интересно, представители России в аплодисментах участвовали?

Собственно, разве Ахмадинежад сказал что-то новое, чего мы не знали? Да конечно же, нет.
Опорой этой речи (и ей подобных) служит мировой антиамериканизм и мировое антизападничество, которое вполне логично выдвигает региональных лидеров, которые выступают трибунами сопротивления западному диктату.

Ахмадинежаду объективно не достает одной маленькой вещицы, а именно ядерного оружия. Ведь такие систематические оскорбления правдой Запад очевидно не простит, и совсем не случайно Иран попал в список на уничтожение. Поэтому, не имея ультимативной защиты, Иран пытается "раскачивать лодку" мирового порядка, опираясь на неприязнь к США различных стран или региональных группировок/союзов. Как показывает вчерашняя истерика США и список убежавших, определенная поддержка у Ирана есть, но она скорее моральная, подавляющее большинство аплодировавших, конечно же может и согласны с тезисами Ахмадинежада, но вот вступаться за него против США, пока что страшно. А то ведь глядишь, и самих впишут в какой-нибудь нехороший список, где соседствуют слова "демократия" и "бомбардировки", ведь хоть ООН и проповедует, что все животные равны, но некоторые животные таки действительно равнее других.
Дата: 23.09.2011 14:45 (Прочтено: 345)
Copyright © ПРАВДИНФОРМ Все права защищены. http://trueinform.ru...s...le&sid=2135



#393      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 24 Сентябрь 2011 - 11:07:33

Новые американские базы для беспилотников-убийц в Азии и Африке


Соединенные Штаты Америки, по заявлению газеты Washington Post, создали систему секретных баз для размещения своих беспилотников в Алжире и на Сейшельских островах. По данным этого же издания, американские БПЛА присутствуют в Джибути и заканчивается устройство базы на Аравийском полуострове. Американские чиновники объясняют это требованиями борьбы с международным терроризмом, а Пентагон воздерживается от каких-либо комментариев.

Впрочем, не такой уж это и секрет, о «секретной» базе в Могадишо известно как минимум с 1998 года. По непроверенным данным, эта база используется для подготовки агентов, предназначенных для сбора информации о работе террористической организации «Аш-Шабаб», взявшей под свой контроль значительную часть площади южного Сомали.

До сих пор ударные БПЛА находили активное применение преимущественно в Пакистане, где, согласно программе ЦРУ, патрулировали «зону племен», расположенную вдоль границы между Пакистаном и Афганистаном. Время от времени результатом такого патрулирования становилась гибель мирных жителей, вызывавшая бурные протесты Исламабада.

Еще одно оправдание для создания новой сети баз БПЛА американские чиновники нашли в необходимости усиления борьбы с международным пиратством. На Сейшелах беспилотники присутствовали с 2009 года, а теперь Сейшелы становятся местом промежуточной посадки для аппаратов, следующих транзитом из Невады и Нью-Мексико. Американцы уверяют, что цель этих полетов сугубо мирная и заключается лишь в мониторинге деятельности морских пиратов близ Сомали.

Новая сеть баз с размещенными на них беспилотниками может служить американцам для решения других задач, самая важная из которых – контроль над стратегически важным регионом мира. По заявлению военного аналитика Дэвида Рома, «Размещение баз беспилотников в Сомали является на самом деле вполне логичным продолжением политики Белого Дома. В 2001 году в рамках «войны с международным терроризмом» администрация приняла решение о создании объединенного командования силами Африканского Рога. В рамках этой программы, начиная с 2002года, около 900 военнослужащих и сотрудников спецслужбы было размещено на бывшей французской военной базе Camp Lemonier в Джибути. Размещение беспилотников в Сомали только усилит позиции США в регионе».

Совместно с расквартированными в Бахрейне силами Пятого флота расположенные на базах Сейшел и Африканского Рога беспилотники предоставляют Вашингтону возможность лучшего контроля акватории западного сектора Индийского океана, в частности Аденский залив. Из-за расположенного неподалеку Суэцкого канала этот участок представляет собой главную транспортную артерию Мирового океана, и этим маршрутом идут транзитные нефтяные и газовые транспорты из Африки в Восточную Азию.

На базах будут размещены беспилотные аппараты MQ-Reaper. Это вооруженная версия БПЛА «Альтаир», при взлетном весе 4760 кг. способная взять на борт две бомбы лазерного наведения GBU-12 Paveway и 4 ракеты «воздух-земля» AGM-114 «Хеллфайр». Время его полета без посадки составляет 36 часов, а крейсерская скорость находится в диапазоне 276 – 313 км. ч.

В мире возникают опасения по поводу широкого распространения компьютерного управления вооружением вообще и беспилотниками в частности. Вооруженные роботы-часовые патрулируют демилитаризованную зону между Северной и Южной Кореями и используются в других зонах, где существует возможность боевых действий. Ученые не могут дать ответа на вопрос как скоро встанут в строй машины, которые смогут сотрудничать в боевой обстановке с человеком и адекватно реагировать на возникающие ситуации. Самый маленький срок для этого, по их словам, составляет не меньше 30 лет. Между тем сама идея машин, воспринимающих окружающий мир, способных рассуждать и действовать без программы, бросает вызов международному гуманитарному праву, так как положения Женевской конвенции будут требовать от робота различать мирных жителей и солдат.

Пока вся эта техника управляется человеком, и решение об открытии огня принимает только человек. Тем не менее, проблему элементарных сбоев еще никто не отменял, например, в 2007 году в ЮАР полуавтоматическая пушка из-за такого сбоя расстреляла девятерых солдат своей армии. Это общеизвестный факт. Группа инженеров-робототехников и правозащитников основала в Берлине «Международный комитет контроля роботизированных вооружений» и вынесла решение, что технологии робототехники могут позволить политикам думать, что война от применения роботов станет менее кровопролитной.

По мнению Иоганна Борнстейна, завлабораторией мобильной робототехники Мичиганского университета, в бою главное здравый смысл, а у роботов его нет и не будет, по крайней мере, в ближайшем будущем. Так что, не роет ли Америка сама себе яму?
Автор Макаров Роман
http://topwar.ru/706...ovyh-bazah.html

#394      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 24 Сентябрь 2011 - 18:10:21

Скаут NetGeo:, Переводчик: Анна, Редактор: BadgerS
Страна: США,Издание: Stratfor Global Intelligence
Автор: Джордж Фридман,Дата опубликования статьи: 13 сентября 2011 года

Кризис Европы и европейского национализма
Когда в 2008 году я был в Европе, многие лидеры этого региона относились к мнению о том, что Европа не собирается превращаться в единый политический субъект, как к откровенной ереси. «Европейское предприятие» рассматривали как структуру, находящуюся в состоянии постоянного и неизбежного движения по направлению к объединению – как группу государств, связанных единой судьбой. То, что считалось центральной точкой зрения в 2008 году, теперь кануло в лету. То, что считалось недопустимым (главенство традиционного национального государства), теперь повсеместно обсуждается, а дальнейшее развитие Европы как единого целого (например, исключение Греции из еврозоны) - обдумываются. И это не тривиальное событие.

До 1492 года Европа была захолустьем, в котором маленькие нации боролись за сравнительно небольшой кусок холодной, дождливой земли. Но одно технологическое изобретение сделало Европу центром международной системы: навигация дальнего плавания.

Возможность заниматься безопасной транспортировкой на дальние расстояния позволила компаниям легко взаимодействовать друг с другом на различных судоходных реках Континента, способствуя созданию столиц государств преимущественно по берегам рек. Навигация дальнего плавания также позволила многим европейским государствам завоевать обширные территории за пределами Европы. А непосредственная близость этих государств друг к другу в сочетании с их все более увеличивающимися доходами, способствовала развитию технологических инноваций и прогресса в таком темпе, который до этого времени не наблюдался нигде на планете. В целом, Европа стала очень богатой, она принялась за масштабное создание империи, которая переопределила условия жизни человечества и стала отличным орудием для ведения войны. Европа мгновенно превратилась из культурной и экономической «заводи» в двигатель мира.

Дома, в Европе, растущая жестокость местных конфликтов подавляла экономический рост региона. За рубежом наоборот, Европа достигла способности применять военную силу для достижения экономических целей. Жестокая эксплуатация богатств одних регионов (в частности, Южной Африки) и деспотичное подчинение других с навязыванием этим регионам своей торговой системы (в частности, в Восточной и Южной Азии), создали основу современного порядка. Такая чередование традиционных систем резко увеличило благосостояние Европы.

Но слово «двигатель» не подразумевает слово «единство», а богатства Европы были распределено неравномерно. Какая бы страна не получала выгоду, эта страна всегда имела решительное преимущество, так как у нее было больше средств для вложения в военную сферу, и она могла убедить другие страны стать ее союзницами. В результате должно было произойти следующее: ведущая мировая империя должна была объединить Европу под своим флагом. Этого не произошло, хотя совершались многократные попытки это сделать. Европа оставалась раздробленной, в конфликте с самой собой, и в то же время она главенствовала в мире и перекраивала его.

Причины этого парадокса сложные. Для меня ключевой причиной всегда был пролив Ла-Манш. Главенство Европы требует солидных сухопутных войск. Мировое господство требует флота, сильно ориентированного на морскую торговлю. Ни одна из европейских сил не была настолько оптимизированной, чтобы пересечь пролив, нанести поражение Англии и заставить ее войти в состав Европы. Испанская Армада, французский флот при Трафальгаре и Люфтваффе над Великобританией – никто из них не смог создать условий для вторжения в страну и ее подчинения. Что бы ни происходило в континентальной Европе, Англия оставалась независимой силой с собственным мощным военно-морским флотом, способной управлять балансом сил в Европе, заставляя (большую часть времени) европейские державы оставаться сосредоточенными друг на друге, а не на Англии. А после поражения Наполеона, Королевский флот создал самую могущественную империю из всех, какие видела Европа, но сам по себе он не смог доминировать на Континенте. (Очевидно, что и другие географические факторы осложняли объединение Европы, но, так или иначе, все эти факторы были преодолены. Все, за исключением пролива Ла-Манш).

Глубинные противоречия
Европейские противоречия, лежавшие в глубине системы, вырвались наружу с объединением Германии в 1871 году и с появившейся необходимостью интегрировать ее в европейскую систему, для которой Германия являлась важной и вместе с тем трудно усваиваемой частью. В результате в Европе произошли две катастрофические мировые войны, которые начались в 1914 и закончились в 1945 году оккупацией Европы со стороны Соединенных Штатов и Советского Союза и распадом европейской империалистической системы. Экономика была истощена, а население погрузилось в кризис морали и отсутствие доверия элитам. У Европы не было ни заинтересованности в создании империи, ни желания предпринимать попытки для создания таковой.

Европа была истощена не только войнами, но и внутренним психозом двух своих крупнейших составляющих. Внешне гитлеровская Германия и сталинский Советский Союз, возможно, и вели себя в соответствии с предсказуемыми законами геополитики. Но внутренне эти две страны сошли с ума, устроили резню и среди своих собственных граждан, и среди граждан оккупированных стран, давая этому объяснения, которые едва ли можно назвать обоснованными, не говоря уже о разумной мотивации. С моей точки зрения, давление и массовые убийства, причиной которых стали две войны, стали причиной коллективного нервного срыва в обеих странах.

Я понимаю, что такой ответ удручает и кажется неадекватным. Но подумайте о Европе после Второй мировой войны. Во-первых, регион пережил 450 лет мировых авантюр и все более кровопролитных войн, а в конце растратил все, что накопил. Внутри себя Европа наблюдала, как Германия – а она в какой-то мере была высшим выражением европейской цивилизации – опустилась до уровня беспрецедентного варварства. И наконец, Европа видела, как Соединенные Штаты выбираются с «задворок» истории, чтобы взять на себя роль оккупационной силы. США стали предметом зависти со стороны Европы: стабильные, богатые, единые и способные навязывать свою экономическую, политическую и военную волю крупнейшим державам на разных континентах. (Русские были частью Европы, и их исторический путь можно было бы объяснить в рамках европейской модели. Таким образом, хотя европейцы, возможно, и относились к русским презрительно, считая Россию «бедной родственницей» европейской семьи, она все-таки более или менее следовала европейским правилам игры). Новые и ранее не известные, в одно мнгновение ока истории, США возвысились над Европой, которая опустилась с вершин господства в бездну военного, политического и культурного подчинения.

Это звучит парадоксально, но именно Соединенные Штаты сделали первые наброски будущего Европы, начав с ее западной части. В результате Второй мировой войны США и СССР попали в центр Германии, разделив страну на две половины. Была возможна новая война, а реалии и опасности «холодной войны» были очевидны. Соединенным Штатам была нужна Западная Европа, чтобы сдерживать Советский Союз. Они создали НАТО, чтобы объединиться с Европой в политическом и военном смысле. Это положило начало принципу международных организаций, объединяющих Европу. Соединенные Штаты также поощряли экономическое сотрудничество как в рамках Европы, так и между Европой и Северной Америкой ( эта система разительно отличалась от недавнего имперского меркантилизма), что способствовало развитию предшественников Европейского Союза. В период нескольких десятилетий «холодной войны» европейцы посвятили себя осуществлению межнационального проекта по созданию объединенной Европы определенного типа, сущность которого не была в полной мере определена.

Это стремление к объединению имело две причины. Во-первых, на ситуацию влияла «холодная война» и понятие коллективной безопасности. Но более важная причина состояла в надежде на воскрешение Европы из пепла ужасов 20 века. Было ясно, что объединение Германии в 1871 году стало причиной конфликтов, а разделение Германии в 1945 году снова стабилизировало Европу. В то же время, Европа не хотела оставаться загнанной в тупик развязывания нового военного конфликта. Европейцы искали способ побороть собственную историю.

Одной из проблем было определение статуса Германии. Еще одной более глубокой проблемой был национализм. Европа не только не смогла собраться под единым флагом путем завоеваний, но и получила ряд новых маленьких борющихся за свободу государств, которые образовались после Первой мировой войны. Считали, что история 20 века сложилась так не только из-за национализма в Германии, но и из-за внутриевропейского национализма в целом. Таким образом, задачей Европы было преодолеть национализм и создать структуру, которая объединит Европу и сохранит уникальные нации как культурное явление, а не как политические и экономические субъекты. В то же время, проблема Германии была бы решена путем вовлечения страны в этот процесс.

Средства спасения
Европейский Союз был создан не просто в качестве действенного экономического союза , но и как средство спасения Европы. Сосредоточение на экономической сфере было необходимо. Союз не хотел становиться военным,потому что такие военные союзы были причиной европейской трагедии. Сосредоточившись на экономических вопросах и оставив вопросы военного характера в сфере влияния НАТО и США, не создавая при этом объединенных европейских вооруженных сил, европейцы избежали той части своей истории, которая их так пугала, и обратились к той части, которая их привлекала: к экономическому процветанию. Идея состояла в том, что свободная торговля, регулируемая центральным бюрократическим аппаратом, подавит национализм и обеспечит процветание, не уничтожая при этом национальное самосознание. Единая валюта – евро – является высшим выражением этой надежды. Европейцы надеялись, что создание какой-либо пан-европейской структуры сможет гарантировать благосостояние, не умаляя сущности национальных черт французов, голландцев, итальянцев и других.

Но даже в период после Второй мировой войны, эпохи безопасности и процветания, некоторые европейцы отказались от идеи передачи суверенитета. Компромисс, в который верили многие из сторонников объединения Европы, просто не существовал. А нынешний кризис евро – это первый серьезный кризис, с которым Европа столкнулась с тех пор, и национализм теперь начинает возрождаться с новой силой.

В конце концов, немцы – это немцы, а греки – это греки. Германия и Греция – это две разные страны, имеющие разное географическое положение, разные системы ценностей и разные интересы. Проявление жертвенности ради друг друга – это сомнительная идея. Более того, это бессмысленная идея. Европейский союз не предъявляет Европе моральных требований помимо обещаний процветания и предложения путей ухода от конфликтных ситуаций. Не существует незначительных целей, но когда достатку приходит конец, большая часть оправданий исчезает, а отвращение к конфликтам (по крайней мере, к политическим разногласиям) начинает испаряться.

У Германии и Греции есть свои объяснения, почему противоположная сторона виновата в том, что произошло. С точки зрения немцев, всему виной безответственность греческого правительства, которое покупало политическое влияние на деньги, которых у этого правительства не было, при этом происходили махинации с экономическими отчетными данными, чтобы сохранить членство в еврозоне. С точки зрения греков, проблема состоит в том, что Германия «взяла Европу в заложники». Германия контролирует финансовую политику еврозоны, страна создала нормативную систему, которая, по мнению греков, предоставляет незаконные преимущества экспорту Германии, а также экономической структуре и финансовой системе страны. Каждая нация верит в то, что другая извлекает выгоду из сложившейся ситуации.

Политические лидеры ищут поддержки, но их возможность поддерживать друг друга все больше ограничивается общественным мнением, которое в свою очередь становится все более враждебным по отношению не только к деталям конкретных ситуаций, но и к общему принципу оказания поддержки. Важнее всего не то, что между Германией и Грецией возникли разногласия (хотя эти разногласия действительно носят серьезный характер), а то, что жители этих стран все чаще рассматривают друг друга как чужаков, которые преследуют свои собственные корыстные цели. Обе стороны заявляют, что они хотят «больше Европы», но только если это «больше Европы» означает больше того, чего они хотят от другого.

Жертвы управления
Национализм – это вера в то, что твоя судьба связана с твоей страной и твоими согражданами, и полное безразличие к судьбе остальных. Европейцы пытались создать институты, которые бы сделали проблему выбора между «я» и «они» неактуальной. Но они сделали это, руководствуясь не воинственным духом или европейскими преданиями, которые их так пугали. Они привели расчетливый довод: вы полюбите Европу потому, что она будет богатой, а если вся Европа в целом будет богатой, то вам не придется выбирать между своим народом и другими народами. Основным заявлением было то, что Европе не потребуются жертвы. Для людей, живших в 20 веке, отсутствие жертв было привлекательным обещанием.

Но, конечно же, богатство приходит и уходит, а когда оно уходит, возникает потребность в жертвах. А жертвы – как и богатство – всегда распределяются неравномерно. Это неравномерное распределение обусловлено не только необходимостью, оно определяется теми, у кого есть власть и контроль над институтами. С национальной точки зрения, власть есть у Германии и Франции, причем Великобритания довольна тем, что она находится в стороне от основных конфликтов. Остальная часть Европы слаба, это те, кто отказался от своей независимости в пользу Германии и Франции, и кто теперь несет бремя жертв их управления.

В конце концов, Европа останется невероятно богатым регионом. Удельный вес Европы – ее экономической базы, интеллектуального капитала, организационных способностей – огромен. Эти качества не исчезают. Но кризис изменяет порядок управления этими качествами, порядок их использования и распределения. Теперь этот порядок под вопросом. Очевидно, что будущее единой европейской валюты активно обсуждается. И поэтому вопрос будущего зоны свободной торговли выходит на первый план. Германия - это сама по себе мощная экономическая держава, объемы ее экспорта составляют больше, чем ВВП многих других стран мира. Действительно ли Греция или Португалия хочет выдать Германии карт-бланш на экспорт, чтобы Германия экспортировала то, что выгодно ей, или эти страны предпочтут торговлю под своим собственным управлением? Разыграйте эту комбинацию в условиях кризиса евро, и основы единой Европы пошатнутся.

Это вопросы, о которых должны беспокоиться политики и банки. Причина более сильного беспокойства – национализм. Двигателем европейского национализма всегда было нечто большее, чем простое себялюбие. Зерно этого национализма растет на почве обиды на других. И не обязательно, чтобы в этом плане Европа была уникальна, но этот регион пережил самые страшные свои катастрофы именно из-за этого. Исторически сложилось, что европейцы всегда умели ненавидеть. Мы находимся на ранней стадии процесса создания конфликтов, мы только начинаем вспоминать, что такое «ненавидеть», но мы уже внутри этого механизма. Чем это обернется, как истолкуют свои обиды политики, финансисты и СМИ – все это выльется в определенные последствия для Европы. Отсюда может появиться более глубокое чувство национального предательства, то есть произойдет именно то, что Европейский союз должен был предотвратить.
Оригинал статьи http://www.stratfor....f3ee4c7f3a5f74b
Перевод: Глобальный хуторок http://p-w-w.ru/index.php?topic=6357.0


#395      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 26 Сентябрь 2011 - 19:10:46

Цитата(so_and_so @ 23.9.2011, 13:38) <{POST_SNAPBACK}>
Китайская карта мировой политики (I)
Виктор КУЗНЕЦОВ |23.09.2011
........................
(Окончание следует)
http://www.fondsk.ru...politiki-i.html

Продолжение
Китайская карта мировой политики (II)
Виктор КУЗНЕЦОВ 26.09.2011

Западные исследователи для описания международной политики часто применяют модель игры в шахматы. Китайцы же оценивают расклад и действия политических сил по модели игры в карты, где игроков может быть три и больше. С позиции игры в шахматы текущая партия в глобальной политике разыгрывается между США (белые) и Китаем (черные). Противоборство ведется за контроль над природными ресурсами планеты (поле шахматной доски), значительная часть которых находится на территории России. Для Китая как мировой фабрики XXI века главные ресурсы – это нефть и газ.
Задача «белых» состоит в том, чтобы не дать «черным» занять клетки «Великой шахматной доски», где залегают нефть и газ. Дестабилизация Судана и его раздел разрушили долгосрочные планы Китая получать нефть из этой страны. Дестабилизация и военный переворот в Ливии «выдавила» Китай из нефтедобычи в Северной Африке. Ответом «черных» стал нажим на контролируемые США белые клетки мировых финансов.

Эти общие рассуждения легко проиллюстрировать фактами. Как известно, активное присутствие Китая в Африке насчитывает уже более двадцати лет, за это время КНР стала одним из основных партнеров Ливии, Нигера, Анголы и других стран. Укрепляя свои позиции на Африканском континенте, Китай не только вкладывает огромные деньги в добычу необходимых ему стратегически важных ресурсов (нефти, урана и др.), но и развивает местное производство, одновременно «экспортируя» на континент свою «модель мира». Своеобразным «асимметричным ответом» на эти шаги стали похищения китайских дипломатов, военные перевороты именно в тех африканских государствах, которые уж очень активно сотрудничают с Пекином, и некоторые иные действия, направленные против китайских компаний. Приведём примеры. Почти сразу после того, как Нигер стал продавать Китаю уран и заключил соглашение о разработке нефтяного месторождения на севере страны, там произошел государственный переворот (в феврале 2010 г.). Новая власть расторгла с Китаем часть контрактов. Как только Китай начал добывать нефть в Судане, в этой стране сразу же обострились межплеменные противоречия, закончившиеся её разделом. После того как дочерняя (ангольская) нефтяная компания Китая внедрилась в добычу нефти на шельфе Кот-д'Ивуара, в этой стране началась "цветная" революция «африканского образца» (в ноябре 2010 г). Политический кризис перерос в вооруженное противостояние. Всё завершилось вмешательством ООН и серией «миротворческих» ударов по резиденции бывшего президента Гбагбо, после чего к власти пришел ориентированный на Запад президент Уаттара.

По прогнозам аналитиков, в скором времени доля американского импорта нефти из Африки может существенно увеличиться и достичь 25%, и Америка самым серьезным образом готовится отстаивать свои интересы на Африканском континенте с помощью военной силы. С этой целью в 2008 г. было создано «Объединенное командование вооруженных сил США в зоне Африки» (Африком). В задачи указанной структуры кроме проведения «миротворческих операций» по поддержанию порядка и подавлению вооруженных столкновений, дестабилизирующих обстановку в регионах, где работают американские компании, входит организация противодействия экономической экспансии Китая.

Что касается столкновения США с Китаем в Азии, то там действия американцев направлены прежде всего на блокирование транспортных и энергетических путей. Это относится к нефтепроводу Иран – Пакистан – Индия – Китай, а также к транспортным магистралям, связывающим Китай с портами на берегу Индийского океана, через которые в страну идет нефть с Ближнего Востока. Значительная часть этих магистралей проходит по территории Пакистана. В связи с этим такие проекты Китая, как строительство в пакистанском Гвадаре глубоководного порта, предназначенного для приема нефтяных танкеров большого водоизмещения и развертывания базы ВМС, вызывают нервозную реакцию Вашингтона. Дошло до того, что американцы потребовали от китайской стороны объяснений (!) относительно планов ввода в боевой состав ВМФ КНР авианесущего крейсера «Варяг».

Одной из существенных причин, обусловивших переход США к стратегии "АфПак" с переносом усилий по борьбе с Талибаном на пакистанскую территорию, является реакция на усиление китайского присутствия в Пакистане. В результате ситуация в этой стране осложняется с каждым днем. Все больше населения гибнет от ударов американской авиации, усиливается террористическая активность по отношению к пакистанским военнослужащим. Как следствие, все активнее поднимается (в целом правомерный) вопрос о том, что ядерное оружие в такой нестабильной стране представляет большую угрозу, ибо есть вероятность того, что это оружие может попасть в руки террористов. Все вместе формирует предпосылки к развёртыванию кампании, оправдывающей внешнее вмешательство в дела Пакистана. Представляется, что в Пекине вполне адекватно оценивают происходящее. В мае 2011 г. Китай заявил, что Пакистан является его стратегическим партнером и любые шаги, направленные против Пакистана, будут рассматриваться как вызов Китаю.

Очень похожие события происходят также в Шри-Ланке, Бангладеш, Мьянме и других государствах региона, где реализуются китайские проекты. Как только (в 2010 г.) было развернуто строительство газопроводов и нефтепроводов между Китаем и портами Мьянмы, сразу же «активировалась» такая неправительственная организация (со штаб-квартирой в Вашингтоне), как Freedom House, бюджет которой на 70-80 % финансируется правительством США. Freedom House определил Мьянме одно из ведущих мест в «проскрипционных списках» злостных нарушителей прав человека (рядом с КНДР). После этого ряд мировых СМИ принялся распространять негативную информацию о «преступной хунте», стремящейся заиметь собственное ядерное оружие.

Однако центральным направлением политики США по противодействию Китаю являются всемерные усилия по поддержанию индийско-китайского конфликта в демонстрационной (приближенной к «горячей») фазе противостояния, подчинение своему влиянию южных соседей Китая и обеспечение полного контроля над Малаккским проливом, через который проходят основные пути танкерного снабжения Китая ближневосточной нефтью.

Руководство США даже не стремится завуалировать свою конфронтационную политику, направленную на противостояние с Китаем и генерацию потока угроз его энергетической безопасности. Хотя Китай еще нужен Америке как ее «обособленный промышленный цех», но слишком бурное развитие китайской экономики, сопровождаемое ростом военной мощи КЕР, американцев пугает. Такое развитие Китая квалифицируется (даже в официальных документах) как серьезная угроза национальной безопасности США. В военной доктрине США содержится положение о том, что Америка "испытывают тревогу по поводу масштаба и стратегических целей проводимой Китаем модернизации вооруженных сил, действий Китая в Желтом море, Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях". Это обуславливает планы США "активизировать сотрудничество в сфере безопасности с южными соседями Китая – Вьетнамом, Филиппинами, Индонезией, Малайзией".

Что касается Россия, которую США вкупе с многочисленными российскими «агентами перемен» настойчиво убеждают в наличии растущей "китайской угрозы", то её в Вашингтоне рассматривают как важный инструмент антикитайской политики, готовя условия для того, чтобы направить «прыжок» обозленного «Китайского тигра» в северном направлении. Ну и, конечно, встаёт вопрос: «А нам это нужно?»
Применительно к России одним из объектов противоборства на мировой шахматной доске выступает контроль над запасами ее природного газа. Китай («черные») добиваются выполнения Россией стратегических соглашений о строительстве двух газопроводов из Сибири в Китай. А США («белые») пытаются блокировать как строительство этих двух трубопроводов, так и возможный третий маршрут подачи газа в Китай с острова Сахалин. Не исключено, что этой цели служит проработка проекта строительства газопровода с Сахалина в Южную Корею. А поскольку с Россией граничит не Южная Корея, а Северная, то «ход конем» невозможен и обойти договоренность с вождем Северной Кореи американцам никак не удастся.

Скорее всего, для этих переговоров и приезжал в Сибирь Ким Чен Ир. Наверняка основным условием льготных поставок газа в КНДР из транзитной трубы в Республику Корея был весьма актуальный для США вопрос свертывания северокорейской ядерной программы. При этом ясно, что, когда дойдёт до дела, Ким Чен Ир согласится с условиями «белых» лишь в обмен на БЕСПЛАТНЫЙ газ для КНДР. Пойдёт ли российская сторона, несмотря на большой отрицательный опыт с транзитом российского газа через Украину, на строительство транзитного газопровода в обмен на уступки КНДР в ядерных делах?

Китай до сих пор очень сдержанно реагирует на действия США, ограничиваясь довольно вялой игрой против доллара. Создается впечатление, что Китай все время пытается избежать прямой конфронтации, тогда как Америка использует любые средства для наращивания давления. США, опираясь на свою военную и экономическую мощь и влияние в мировой политике, видимо, уверены, что могут позволить себе активную и рискованную антикитайскую политику.

Как отмечают российские специалисты, в данных условиях Китай может «подменить игру» в конфликтном противоборстве с Америкой и перейти от модели «шахматной игры» к «игре в карты». С тем, чтобы США, вроде бы выиграв противоборство в шахматах, проиграли бы в карты паре КНР – «Финансовый интернационал».

В этой игре, по мнению аналитиков из «Института российско-китайского стратегического взаимодействия», Китай как бы «разыгрывает партию в бридж», где за «карточным столом истории» сидят две пары игроков. В текущей сдаче карт игру заказали США. Их партнером выступает «Группа восьми» (G-8), которая играет роль «болвана» с открытыми картами и лишь подыгрывает Соединённым Штатам. Другую пару составляют Китай и «Финансовый интернационал». Их задача - не дать Америке и G-8 взять заявленные взятки. «Козырной мастью» в игре США объявили военную силу. Однако разыграть козыри в полной мере американцам не удается. С позиции силы США пока сумели взять контроль над нефтью и газом, но никак не удается силой овладеть ситуацией с «мировыми финансами». Здесь взятки уходят от США, о чём и говорят результаты визита вице-президента США Джо Байдена в Пекин.
Однако «козырный туз» США – большая война – ещё ждет своей очереди и может быть введен в игру тогда, когда других сильных карт у США не останется.
Как представляется, если США текущую «карточную партию» проиграют, то вместе с ними в проигрыше будут и их партнеры по G-8. Больше всех может проиграть Россия, природные ресурсы которой и будут делить в покрытие проигрыша.

Вместе с тем необходимо отметить, что не в последнюю очередь под влиянием антикитайской политики США в Китае сформировались и укрепляются национально ориентированные силы, ставшие влиятельным компонентом китайской элиты. Они ориентируются на необходимость более резких действий по отношению к США, чем те, на которые готовы «конфуцианцы». Их манифестом и стала упоминавшаяся в первой части нашей статьи книга «Китай недоволен. Великая эпоха, великие цели и наши внутренние и внешние неурядицы».

Политика - это в том числе ответ на вопрос "кто враг?", так вот, в данной книге ответ однозначен: враг - это Запад и в первую очередь США. С точки зрения авторов книги, КПК и всему населению страны следует добиться единого понимания того, что собой представляют великие цели Китая.
Таких целей выдвигаются две.
Первая цель - навести порядок в мире в целом, то есть устранить возможность применения насилия, кем бы то ни было.
Вторая цель - гарантировать для Китая возможность распоряжаться по своему усмотрению гораздо большими и гораздо более многообразными природными ресурсами, чем те, которыми Китай обладает в настоящее время; кроме того - «принести счастье» народам всего мира.

Это - вселенский замах. Предусматривается наведение «китайского порядка» во всем мире. На этом пути природные ресурсы в ряде других государств мира должны перейти в распоряжение Китая. Методы достижения этой цели могут быть самые разные. Китай предлагает человечеству передать в его руки распоряжение природными ресурсами (очевидно, со временем включая воду и воздух). При этом условии Китай будет решать, кому и сколько выделять из имеющихся в наличии на Земле ресурсов. Это все должны воспринимать как принесение Китаем счастья человечеству.

Авторы данной работы, ратуя за возвышение Китая, видят путь к такому возвышению в изменении нынешних взаимоотношений между Китаем и Западом. Они считают, что это должен быть «обусловленный разрыв», или «отделение Китая от Запада на определенных условиях». Иными словами, речь идет о выработке новых условий сосуществования Китая и Запада или новых условий взаимного приспособления Китая и Запада друг к другу.
С точки зрения авторов книги, развитие ситуации в мире поставило перед Китаем в повестку дня вопрос о том, готова ли страна к войне. Они исходят из того, что Китаю требуется срочно перестроиться на подготовку к возможным экономическим и реальным войнам. Только в этом случае он выживет и сможет заняться в будущем решением своих экономических и социальных проблем.

Таким образом, в Китае уже активно заявляют о себе силы, поднимающие вопрос о необходимых изменениях во внешней политике Пекина и о заблуждениях «конфуцианцев».В области внешней политики предлагается отход от принципов уклонения от прямого противоборства и указывается на необходимость «быть сильными; крепко держа в руках меч, заниматься экономикой и торговлей; смело вставать лицом к лицу с Западом; изгонять из души сомнения и заблуждения, препятствующие действию».
* * *
Россия и мир ислама, где сосредоточены основные ресурсы углеводородов на планете, фактически становятся сегодня театром военных действий в финансово-экономической войне за эти богатства. По некоторым признакам США намерены сдержать экономический рост своих конкурентов - Китая и Европы – путём организации крупного регионального военного конфликта в Центральной Азии, с последующей блокадой путей поставок сырья и топлива. Северная Африка - всего лишь «детонатор», а «мина» может взорваться ближе к Китаю, России и Узбекистану… Удар по Ирану ещё окончательно не снят Вашингтоном с повестки дня как основной вариант действий. Вспомогательный вариант (более выгодный Израилю), способный вызвать ответный удар Ирана, – развязывание индо-пакистанского военного конфликта (к чему и была направлена провокация в Мумбаи), при котором возможна эскалация вплоть до применения ядерного оружия. Резервный вариант – организация войны непосредственно в Центральной Азии. И самым слабым звеном здесь является не входящий ни в один региональный блок Туркменистан - основное, по сути, нефте-газохранилище Прикаспия. А оттуда пожар какой-нибудь «хлопковой революции» моментально перекинется на соседей, кровавые последствия чего будут просто несопоставимы с беспорядками 2005 года в Андижане. Надо ли это России, Узбекистану, другим государствам Центральной Азии? Ответ очевиден.
http://www.fondsk.ru...olitiki-ii.html

#396      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 27 Сентябрь 2011 - 10:54:42

20-летние поиски России собственного пути развития
"Жэньминь жибао", Китай,27.09.11

Тандем Медведева и Путина продолжит существовать в виде тандема Путина и Медведева. По информации, поступившей из Москвы, ожидается, что в будущем году Владимир Путин будет избран в качестве президента страны, а Дмитрий Медведев возглавит правительство.

В этом году исполнилось 20 лет с момента распада СССР, Россия предпримет новую попытку в области изучения политической трансформации. Переход от тандема Медведева и Путина к тандему Путина и Медведева возможен в рамках конституционного строя России, вернет РФ политическую традицию, когда «сильные люди управляют страной», а также успокоит российское общество, которое беспокоилось за неопределенность в политике. С объективной точки зрения, такие действия могут снизить риск раскола между интеллигенцией и обществом, будут гарантировать путь России по сохранению стабильности, стимулированию развития и возрождению статуса великой державы.

В начале 90-х годов прошлого века российская политическая элита рисовала обществу прекрасные перспективы, в основе которых лежали западные ценности: путем «шоковой терапии» осуществить переход от плановой к рыночной экономике, посредством «разделения властей» претворить в жизнь переход от централизованной политической власти к «демократическому строю», путем взращивания среднего класса построить «гражданское общество» из функционально неразвитого общества. Предполагалось, что Россию ждет стремительный экономический подъем, политическая демократия, общественная справедливость и национальное процветание.

Однако реальность оказалась далека от прогнозов. В начальный период реформирования произошли изменения в утвержденных целях, немало пробелов было в системе, происходили частые кризисы власти. Россия вступила в длительный болезненный процесс трансформации. В период пребывания у власти Бориса Ельцина наблюдалась острая политическая борьба и длительные беспорядки. После прихода Владимира Путина, путем «расправы» с олигархами, укрепления вертикали власти, установления отношений между центром и местами, был установлен «демократический контроль», таким образом, политические беспорядки сошли на нет.

Политическая трансформация – это не физический эксперимент, который проводится в закрытой лаборатории, это сложной общественный процесс, который затрагивает жизни и интересы сотни миллионов человек. В ходе процесса происходит новое распределение интересов, регулирование общественной структуры может сформировать новую группу интересов, а также может повлечь за собой новые социальные конфликты. Каким образом гарантировать то, что новое перераспределение интересов будет соответствовать интересам большинства жителей, как регулировать общественную структуру для того, чтобы избежать расслоения – это вопросы мирового характера, которые гарантируют стабильный процесс социальной трансформации, а также препятствуют возникновению масштабных социальных конфликтов.

Один азиатский политик говорил, что культура – это судьба. Культурные традиции, можно сказать, являются генами политической системы государства. При поиске подходящей для страны системы развития нельзя использовать «хирургический подход» для того, чтобы вырезать гены, переданные культурой, и в то же время необходимо следовать тенденциям эпохи с той целью, чтобы новые культурные гены постоянно росли. Россия – страна, которая обладает длительной историей и культурой, любое изменение культурных генов требует сложного процесса притирки.

20-летние поиски России свидетельствуют о том, что политическая трансформация – это «множественная формула», на влияние многочисленных факторов, в том числе конституционных принципов, исторических традиций, политической культуры, распределения реальной прибыли, невозможно дать единый ответ. Это сложный системный процесс, в котором нет «одностороннего движения» и не существует простого «шаблона».
Жэньминь жибао http://russian.peopl...81/7605543.html

#397      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 28 Сентябрь 2011 - 13:58:43

«Энергетическая война» в Средиземном море
Дмитрий ТЫМЧУК 28.09.2011

Морская и воздушная блокада Кипра, организованная Турцией, большим сюрпризом не стала. Анкара подошла к этому решению без долгих раздумий, пытаясь решить в Средиземном море одновременно две задачи: не допустить выхода из-под контроля добычи Республикой Кипр нефти и газа на шельфе возле острова и подготовиться к дальнейшему обострению отношений с Израилем…
В начале сентября Анкара заявила, что корабли турецких ВМС будут сопровождать гражданские суда, следующие с гуманитарными грузами в Газу. Затем, 22 сентября, турецкие власти объявили о решении увеличить количество фрегатов, несущих дежурство в Средиземном море, до восьми единиц (до этого дежурные силы ВМС Турции в регионе насчитывали три фрегата и одну подводную лодку).

Это было воспринято как продолжение истории с «Флотилией свободы», но был здесь и аспект, не связанный с гибелью турецких граждан от рук израильского спецназа во время штурма судна «Mavi Marmara» в 2010 году. Как заявил премьер Турции Реджеп Тайип Эрдоган, что его страна предпринимает шаги для того, чтобы остановить одностороннуюю эксплуатацию Израилем природных ресурсов восточного Средиземноморья.

Анкара оперирует международными нормами, согласно которым разработка газовых и нефтяных месторождений в восточной части Средиземного моря (так называемый «блок 12») невозможна ни со стороны Израиля, ни со стороны Республики Кипр без согласия Турецкого Кипра (Турецкая Республика Северный Кипр – ТРСК). Однако ТРСК – государство непризнанное (в ООН ее признает только Турция), а потому рассматривать данный вопрос в контексте международного права никто, кроме Анкары, не собирается.
12 сентября Анкара выставила израильской стороне свои условия. В частности, доклад ООН, подтверждающий законность блокады Израилем Сектора Газа, был объявлен «не имеющим законной силы», а израильскую сторону предостерегли от принятия каких-либо мер против турецких кораблей, следующих курсом на Сектор Газа. Израильским военным кораблям, пересекающим 12-мильную линию его территориальных вод, грозят ответные действия со стороны турецких ВМС. В турецком ультиматуме отдельно упомянуто, что данные правила распространяются также и на израильские нефтяные и газовые буровые платформы на дальности более 60 миль от израильского берега.

В середине сентября по СМИ прокатилась лавина сообщений о том, что в начале месяца Израиль и Греция заключили пакт о взаимной обороне. Израиль вышел на эти договоренности на основании решения израильского «кабинета восьми» (кабинет министров), который был экстренно созван из-за возникновения турецкой угрозы израильским нефтегазовым буровым установкам, расположенным между Израилем и Кипром. По мнению «кабинета восьми», силовые действия Анкары против Кипра в случае их начала будут сопровождаться и действиями против израильских нефтегазовых платформ в Средиземном море.
Одновременно Турция выступила активным защитником прав еще одной стороны – Ливана, борющегося с «энергетической экспансией» Израиля в Средиземном море. Здесь как нельзя кстати пришелся израильско-ливанский конфликт вокруг разработки Израилем недавно открытых на средиземноморском шельфе месторождений газа «Левиафан» и «Тамар», на которые претендует ливанская сторона. С середины сентября 2011 г. конфликт начал стремительно развиваться.

Напомним: специалисты говорили о наличии крупных нефтегазовых месторождений в данных районах еще с 2008 г., а разведочное бурение, проведенное в декабре 2010 г. американскими и израильскими компаниями, дало результаты, превзошедшие все ожидания. В общей сложности оценочные запасы газа в трех месторождениях (включая месторождение «Далит») составляют 700 млрд. кубометров, чего Израилю при нынешних газовых потребностях хватит на 150 лет. Это позволило израильскому руководству говорить не только о полном удовлетворении внутреннего спроса, но и об экспорте газа в Европу. Однако дело газом не ограничивается: по мнению специалистов, тут же находятся и залежи нефти, запасы которых могут составить более 3 млрд. баррелей, что для Израиля является серьезным показателем.

Но речь пока идет о перспективных разработках, поскольку месторождения находятся на большой глубине – более 1500 м, но в Израиле уже заговорили о полном отказе от экспорта углеводородов (что, кстати, бьет и по планам «Газпрома»).

В то же время свои права на данные месторождения предъявил Ливан, к которому эти залежи газа географически ближе. Однако здесь в силу вступили правила большой политики: на запрос министра иностранных дел Ливана Али Шами в адрес генсека ООН Пан Ги Муна с требованием остановить разработку Израилем месторождений «Левиафан» и «Тамар» ООН ответила отказом вмешиваться в ситуацию. По словам пресс-секретаря ООН Мартина Незирки, «мандат международного миротворческого контингента UNIFIL не позволяет перекраивать уже имеющиеся морские границы».
Это и было использовано Анкарой, которая выступила с полной поддержкой Бейрута. Беря на себя роль защитницы ливанских интересов, Турция автоматически получает поддержку большей части арабского мира и внерегиональных держав, не испытывающих симпатий к Израилю.

Что касается Республики Кипр, то она с 2011 года начала работы по изучению своих нефтегазовых запасов на шельфе. Турция заявила о незаконности таких работ и о своей решимости к противодействию. В частности, турецкие власти пообещали отправить к Кипру военные корабли для эскортирования своих геологоразведочных судов. Тем не менее в середине сентября американской компанией Noble Energy, которой правительство Кипра дало разрешение на добычу газа (выбор компании представляется не случайным), было начато пробное бурение на месторождении газа на шельфе к югу от острова.

21 сентября Турция и ТРСК заявили о готовности подписать соглашение о границах в акватории Средиземного моря, что позволило бы сторонам приступить к разработке шельфовых месторождений. В этот же день в беседе с министром иностранных дел Турции Ахметом Давутоглу госсекретарь США Хиллари Клинтон заявила: «Кипр проводит свою промышленную деятельность под протекторатом ООН и имеет на это право».
А уже 22 сентября Турция получила от Северного Кипра разрешение на проведение геологоразведки к югу от острова. В тот же день из Стамбула по направлению к Эгейскому морю вышли три боевых корабля, а за ними - исследовательское судно «Piri Reis». По данным турецкого издания Hurriyet, это судно принадлежит норвежской геологоразведочной компании CGGVeritas, которая базируется во Франции, а в 2009 году приобрела норвежскую компанию Wavefield Inseis, также занимающуюся геологоразведкой. «Piri Reis» должно начать изучение участка шельфа как раз там, где ведет геологоразведку американская компания по контракту с Республикой Кипр.

Одновременно с началом блокады Кипра турецкие власти засвидетельствовали свою полную решимость идти до конца в начавшейся «энергетической войне». Перед этим Анкара заявила, что отношения Турции с Евросоюзом будут полностью заморожены, если в 2012 году к Республике Кипр перейдет председательство в ЕС без предварительного решения кипрской проблемы. «Если мирные переговоры не принесут результатов и ЕС передаст председательство южному Кипру, в отношениях Турции и ЕС наступит настоящий кризис», - заявил заместитель премьер-министра Турции Бешир Аталай.

И это было лишь первым дипломатическим ходом Анкары. Свои действия Турция подкрепила еще одним довольно неожиданным шагом – реанимацией вопроса «турецко-армянских протоколов». Практически одновременно с началом блокады Кипра Совет министров Турции принял решение вернуть в повестку дня парламента не утвержденные предыдущим созывом 166 законопроектов из 171, в том числе и подписанные в Цюрихе, но не ратифицированные армяно-турецкие протоколы.

Перед этим власти Турции заявляли о том, что цюрихские протоколы превратились в «пройденный и ненужный этап», что заставило все заинтересованные стороны (Армения – Россия – США – ЕС - ООН) забыть о возможности налаживания конструктивного диалога между Анкарой и Ереваном, по крайней мере, в ближайшей перспективе.
Итак, Турция, которая обеспечивает восточный фланг НАТО, затеяла сложную многоходовую игру, общий замысел которой пока не ясен… Любое неверное движение с её стороны, как и со стороны тех, кто втягивается в эту игру, может спровоцировать последствия, выходящие далеко за пределы Ближнего и Среднего Востока.
http://www.fondsk.ru...emnom-more.html

#398      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 29 Сентябрь 2011 - 14:54:01

Треугольник соперничества
Вячеслав Петров,29.09.2011

Индия, Пакистан и Китай: географические соседи и геополитические соперники
С наступлением эры геополитики эксперты и политики при анализе мировых событий и тенденций все чаще прибегают к образным сравнениям, во всю заимствуя термины из точных и других наук. И это не случайно. Взаимозависимость в мире растет, чему в немалой мере способствовала глобализация, а наука давно оперируют образами, описывающими разного рода взаимосвязи и противоречия.
Среди таких терминов, несомненно, лидирует "треугольник". "Треугольник стабильности", "треугольник нестабильности", "сломанный треугольник" и т.д. – подобные словосочетания довольно часто встречаются в аналитических текстах. Применительно к рассматриваемой теме этот образ, как никакой другой, лучше характеризует ситуацию, складывающуюся между столь разными государствами - Индией, Пакистаном и Китаем, географически обреченными на соседство, а геополитически – на соперничество и отстаивание каждым своих интересов.
Доминирующие факторы
На протяжении многих десятилетий Южная Азия, включая Индокитай, служила ареной столкновения политических и военных интересов многих стран, что объясняется важным стратегическим положением субконтинента, близостью богатого нефтью Персидского залива.

Эксклюзивность ситуации в этом регионе дополнительно обусловлена рядом существенных факторов.
*Во-первых, непосредственным соседством трех ядерных держав – Индии, Китая и Пакистана – первые две из которых официально входят в т.н. мировой ядерный клуб.
**Во-вторых, принадлежностью этих стран к разным древним цивилизациям и религиям, наложившей свой отпечаток на мировоззрение населяющих их народов, на их самобытность и культурные традиции.
***В-третьих, наличием постоянного очага напряженности между Индией и Пакистаном, Индией и Китаем вследствие неразрешенности пограничных проблем и взаимных территориальных претензий, становившихся поводом для широкомасштабных военных конфликтов - пакистано-индийских (1947-1949 гг., 1965 г., 1971 г., 1999 г.) и китайско-индийских (1959 г., 1962 г.). И хотя "горячая фаза" конфликтов осталась в прошлом, никто не даст гарантий, что они в любой момент не вспыхнут вновь и с новой силой.
****В-четвертых, нарастающим соперничеством между Индией и Китаем в торгово-экономической и военной сферах, их стремлением к региональному лидерству.
*****В-пятых, близостью этих стран к Афганистану и Ираку, в которых продолжаются боестолкновения между исламскими экстремистами, с одной стороны, и войсками НАТО и сил международной коалиции, с другой стороны, а также к Ирану, изоляции которого добиваются в первую очередь Соединенные Штаты и Израиль.

Существуют и другие менее значимые факторы, которые, тем не менее, также влияют на напряженность ситуации в этом регионе. Но, даже перечисленных факторов достаточно для того, чтобы понять, что треугольник Индия – Пакистан – Китай требует к себе самого пристального внимания.
Управлять Пакистаном все равно, что скакать верхом на тигре
В рассматриваемой тройке стран Пакистан занимает особое место. По большому счету, найти ключи к Исламабаду, это значит найти ключи к Афганистану, в большей мере влиять на ситуацию во всей Южной Азии вплоть до Персидского залива, на трансформацию Большого Ближнего Востока. Сделать это крайне сложно. Неслучайно существует пословица, "управлять Пакистаном все равно, что скакать верхом на тигре". С позиции Китая и Индии, Пакистан – наиболее проблемный сосед, от которого во многом зависит судьба региона.
Сегодня Пакистан столкнулся с тремя основными угрозами. Первая из них – талибанизация. Движение "Талибан", созданное в конце 70-х годов прошлого века при активном участии пакистанских спецслужб на американские деньги как ударная сила в борьбе с находящимся тогда в Афганистане ограниченным контингентом советских войск, по отношению к пакистанским властям долгое время вело себя достаточно миролюбиво. Оно использовали территорию страны для подготовки боевиков, вербовки новых сторонников и т.д. Но это были афганские талибы.

Пакистанские талибы (организация "Техрик-е талибан Пакистан") соорганизовались гораздо позже, в конце 2004 года, а в декабре 2007 года на базе этой организации было создано самостоятельное движение пакистанских талибов, выступившее за скорейшую исламизацию Пакистана, повсеместное введение законов шариата. Сначала ее центром стала территория свободной зоны пуштунских племен (СЗПП) в Вазиристане. Затем под давлением пакистанской армии ареал противостояния талибов и сил безопасности сначала переместился в племенную область Баджаур, а затем в округа Дир и Сват. Достигнутое было перемирие между ними, было в одностороннем порядке нарушено талибами, захватившими соседний округ Бунер в сотне миль от Исламабада. В ходе последовавшей вслед за этим войсковой операции основные силы талибов были частично уничтожены, либо рассеяны.

*Эксперты отмечают, что угроза талибанизации Пакистана сводится в основном к пуштунскому фактору. Ибо, конечно же, хотя не все пуштуны талибы, но почти все талибы – пуштуны, что создает предпосылки для возможного объединения пакистанских и афганских талибов.
**Вторая угроза тесно связана с талибанизацией – это исламизация. В рядах талибов воюет много афганцев и пакистанцев не из числа пуштунов, а также иностранцев (арабов, узбеков, чеченцев, уйгуров и т.д.), предпочитающих создание своих боевых исламистских групп. И хотя между исламистами в Пакистане нет единства, существуют многочисленные разногласия, это не мешает им при определенных обстоятельствах координировать свои усилия. При этом, что примечательно, они не ставят целью захват власти в стране, их вполне устроила бы атмосфера хаоса и неуправляемости, при которой сам народ призвал бы исламистов во власть, как это уже имело место ранее в Афганистане.
***Третью угрозу для Пакистана представляет сепаратизм в Белуджистане. Она напрямую не связана с предыдущими угрозами, но, по мнению экспертов, на сегодня является наиболее реальной. С 1974 года белуджские националисты (в основном представители племени бугти) неоднократно поднимали восстания против центральной власти, в феврале 2008 года бойкотировали выборы и сейчас продолжают требовать либо полной провинциальной автономии, либо создания независимого государства.
Положение усугубляется наличием глубоких противоречий в среде пакистанской элиты, между основными политическими игроками – Пакистанской народной партией и Мусульманской лигой. Наметилась пока еще слабая тенденция снижения политической роли армии и всего силового блока, что не может не тревожить военную верхушку, привыкшую к доминирующему положению. В последнее время серьезной проблемой становится наркомания.

Все это дает основания экспертам прогнозировать в перспективе пяти-десяти лет наихудший вариант развития событий в Пакистане, связанный с потерей управляемости и неразрешимыми внутриполитическими конфликтами, результатом которых первоначально станет фрагментация государства и затем его распад на Свободный Белуджистан, Синд с центром в Карачи, Пенджаб с прилегающими к нему частями бывшего княжества Джамму и Кашмир и Пуштунистан (карта "Петерса"). Этому может способствовать борьба американских и пакистанских спецслужб за контроль над наркотрафиком, стремление получить доступ к значительным энергетическим запасам углеводородного сырья, имеющимся в недрах Белуджистана, обеспечить контроль над строящимся стратегическим газопроводом Иран-Пакистан-Индия и портом Гвадар.
Такой сценарий возможен лишь в сочетании с сохраняющейся напряженностью в регионе как непосредственно вокруг Пакистана, так и в более широком ареале, включающем всю Южную и Центральную Азию.

Вряд ли мы найдем на этом субконтиненте государство, которое было бы заинтересовано в подобном развитии событий, поскольку распад Пакистана приведет к внутренней дестабилизации Китая, Индии, Ирана и других соседних стран. Возникнет реальная угроза утраты контроля над пакистанским ядерным арсеналом, который даже в условиях экономического кризиса продолжает наращиваться (по оценкам западных военных экспертов, сегодня он составляет 80 боезарядов).

Новым явлением последних лет стало охлаждение пакистано-американских отношений. Участились факты проникновения американских военных через афгано-пакистанскую границу под предлогом преследования талибов, ракетных и авиационных ударов по населенным пунктам и лагерям беженцев на территории Пакистана. Результатом этого стали рост в стране антиамериканских настроений, усиление позиции исламских фундаменталистов, частичный отказ Исламабада пропускать натовские военные грузы в Афганистан. Последовали резкие заявления о недопустимости переноса боевых действий войск США на пакистанскую территорию.

В свою очередь, американская сторона обвиняет Исламабад в потакании террористам из движения "Талибан", в утрате контроля над значительной частью территории страны, представляющую "смертельную угрозу" мировой безопасности (Хиллари Клинтон). Известно, что еще в 2009 году в США был разработан план вторжения в Пакистан и захвата его ядерного арсенала в случае возникновения угрозы прихода к власти "экстремистов". Не секрет, что подобная задача поставлена перед американскими спецподразделениями в Афганистане.

На этом фоне диссонансом прозвучало заявление официального представителя МИД Китая Цзян Юй о необходимости уважения суверенитета и территориальной целостности Пакистана. "Любое нападение на Пакистан – это нападение на Китай", - добавил дипломат.
Китайский ультиматум был сделан в мае этого года во время визита пакистанского премьера Гайлани в Пекин, в ходе которого было достигнуто соглашение о немедленном и безвозмездном предоставлении Пакистану 50 новейших китайских многоцелевых истребителей. "Мы гордимся тем, что Китай наш лучший и самый верный друг, - заявил Гайлани при отъезде из Пекина, - Пусть и Китай знает, что Пакистан всегда и во всем рядом. Когда мы говорим о дружбе, выше, чем Гималаи, и глубже, чем океан, это реальность".
По мнению экспертов, сегодня Пакистан де-факто является главным "яблоком раздора" между США и Китаем на Большом Ближнем Востоке. Но если Китай сделал ставку на использование "мягкой силы", то Соединенные Штаты все больше склоняются к прямолинейной опоре на грубую силу, как это имеет место в Афганистане, Ираке и Ливии.
Индия: вместе дружить против… или антикитайский альянс
У Индии также много проблем. Внутренние связаны с диспропорциями в экономическом развитии отдельных регионов страны, запредельной социальной дифференциацией индийского общества, с наличием межрелигиозных разногласий, нередко выливающихся в кровавые столкновения, с сепаратизмом.
Но главные угрозы Индии, как считают в Дели, исходят извне, с северо-запада (Пакистан) и северо-востока (Китай). Противостояние с Пакистаном продолжается уже более полувека, что подстегивает взаимную гонку вооружений, заставляет сконцентрировать на границе крупную группировку вооруженных сил. Индийское руководство убеждено, что Исламабад ведет непрекращающуюся тайную войну против Индии, активно поддерживает сепаратистов в штате Пенджаб, перебрасывает группы мусульманских экстремистов в штат Джамму и Кашмир.

Другим источником угроз для своей безопасности Индия традиционно считает Китай. Территориальные споры между этими странами не раз приводили к военным конфликтам. Дели озабочен продолжающимся сотрудничеством Китая и Пакистана в деле тайной реализации последним программы создания собственного оружия массового поражения, а также продажей Исламабаду китайского ракетного вооружения. Беспокойство вызывают наращивание китайского ядерного и ракетного потенциала, модернизация Китаем своей военной инфраструктуры на границе с Индией.
У определенной части индийской элиты сложилось мнение, что Китай проводит курс на создание кольца агрессии вокруг Индии. Дели настораживает стремление Китая наладить военные и дипломатические отношения с Бангладеш и, что более важно, с Мьянмой, где китайскими военными быстрыми темпами ведется строительство военно-морской базы близ г. Янгун.

Кроме того, Пакистан предложил Китаю разместить военно-морские базы в порту Гвадар, расположенном в непосредственной близости от входа в Персидский залив на побережье Индийского океана, всего в 18 милях через Персидский пролив от Дубая. По оценкам военных аналитиков, этот порт является идеальным местом наблюдения за перемещением торговых судов и боевых кораблей, идущих из Персидского залива в восточном направлении, а также - в случае необходимости - может быть использован для защиты транспортных коммуникаций, по которым доставляются энергоносители на Дальний Восток. В пользу данного предположения свидетельствует, в частности, активное участие китайских специалистов в модернизации баз и стоянок подводных лодок ВМС Пакистана, которые могут быть использованы для захода китайских субмарин.

Аналитики К. Маккерас, П. Танеджа, Г. Янг считают, что конфронтация между Индией и Китаем во многом обусловлена их стремлением к региональному лидерству, основанном на концепции национальной исключительности, традиционном стремлении к культурной экспансии и политическому доминированию в регионе. Южная, Юго-Восточная и Центральная Азия рассматриваются Индией и Китаем как рынки сбыта своих товаров и сферы приложения финансового капитала. Конкуренция между Китаем и Индией на азиатских рынках неизбежна.
На фоне негативно складывающихся индийско-китайских отношений можно прогнозировать создание в ближайшем будущем некоего союза между США и Индией, направленного против Китая. В Дели не исключают возможность в долгосрочной перспективе открытого китайско-индийского столкновения. Сближение с Соединенными Штатами рассматривается индийским руководством как способ нейтрализации Китая.

В свою очередь, по мнению британского журналиста Эдварда Льюса, США также нацелены на сближение с Индией. В Соединенных Штатах помнят, что именно Индия в 2001 году одна из первых поддержала планы администрации Дж. Буша по созданию системы ПРО. Еще в 2005 году официальный представитель Белого дома заявил о намерении США оказать помощь Индии в становлении ее в качестве одной из ведущих мировых держав XXI века. Тогда же в одном из отчетов ЦРУ отмечалось, что к 2012 году Индия выйдет на четвертое место среди стран-лидеров по совокупным показателям экономической, военной и технологической силы, она была названа "естественным союзником", тесное сотрудничество с которой будет способствовать "пролонгации американского могущества на десятилетия вперед". Именно США инициировали вопрос о включении Индии в "большую восьмерку", принятие ее в состав постоянных членов Совета Безопасности ООН, против чего резко выступает Китай.

Американцы с энтузиазмом смотрят на перспективы более тесного сотрудничества с индийской стороной.
* Во-первых, в администрации США считают Индию "самой большой демократией в мире".
** Во-вторых, в Соединенных Штатах удовлетворены ответственным обращением Индии со своими ядерными арсеналами, строгим соблюдением международных норм нераспространения ядерного оружия (отметим, что США подозревают Пакистан в передаче ядерных технологий государствам-изгоям).
***В-третьих, сотрудничество Индии и США стремительно развивается в военной сфере. Так, двумя странами проведены крупные совместные учения у индийско-китайской границы, организовано совместное патрулирование у берегов Индийского океана вплоть до Малаккского пролива близ Сингапура. Спецслужбами обоих государств налажено сотрудничество в рамках борьбы с террористической угрозой.
****В-четвертых, обе страны располагают резервами для развития торгово-экономических отношений между собой. В-пятых, в США выходцы из Индии (около 2 млн человек) представляют самую богатую и высококвалифицированную этническую группу.

Американские политики и высокопоставленные военные неоднократно высказывались за дальнейшее расширение НАТО путем присоединения Израиля, "готового помочь в борьбе с терроризмом", а также Японии, Австралии, Индии и Сингапура, отличающихся "хорошей властью", "военной готовностью" и "глобальной ответственностью". Если внимательно проанализировать это предложение, то становится ясно, что речь идет о планах трансформирования НАТО в глобальный антикитайский альянс, фактическое признание того факта, что мир идет к новой биполярности, в которой роль антагонистических полюсов уготовлена США и Китаю.
Китай: стратегические замыслы
Сложная, противоречивая внутриполитическая реальность Пакистана заставляет Китай пересмотреть свою геополитическую стратегию в отношении этой страны и Южной Азии в целом. Можно сказать, что сегодня между этими странами сформировался долговременный альянс, который, кроме того, помогает им выстраивать и свои международные отношения. И во многом Китай обязан своей открытостью к внешнему миру именно Пакистану.

По мнению экспертов, Пекин исходит из того, что под воздействием вовлеченности США в военные действия в Афганистане малозаметно, но неуклонно происходит ослабление американских позиций в Пакистане. Новое "уравнение" геополитических сил в Центральной Азии, видимо, зафиксирует ведущую роль Китая в данном районе. При этом китайская сторона прибегает к испытанному способу мягкого вытеснения соперника (в данном случае США) путем расширения внешнеэкономических связей. Если в 2008-м году объем товарооборота между двумя странами составил 6,8 млрд долларов, в 2009 году – 7 млрд долларов, то в 2011-м ожидается его удвоение до 15 миллиардов. Помимо этого, Исламабад рассчитывает на значительную финансовую помощь Пекина, а также на сотрудничество в энергетической области, прежде всего в строительстве высокогорных гидроэлектростанций (с учетом опыта реализации проекта "Три ущелья" на Янцзы). Но и сам Китай заинтересован в Пакистане, являющемся своеобразным энергетическим коридором из Ирана и Ирака.

Верный своему главному стратегическому принципу "экономика определяет геополитику", Китай активно участвует в модернизации транспортной инфраструктуры Пакистана, решая при этом две стратегические задачи – обеспечение безопасной транспортировки энергоносителей по маршруту Персидский залив - Южно-Китайское море и ограничение влияния США в "чувствительных" для Китая регионах Среднего Востока, Южной и Центральной Азии.

Несмотря на протесты индийской стороны, Китай приступил к активному освоению находящихся под пакистанским контролем спорных территорий Джамму и Кашмира в рамках почти двух десятков масштабных проектов. Среди них – разработка месторождения молибденовой руды, возведение гидротехнических сооружений, строительство мостов. Но самый значительный – проект прокладки железнодорожной ветки и шоссейной трассы протяженностью 750 километров через пустыню Каракорум. Реализация проекта позволит соединить крайние западные территории Китая – Синцзян-Уйгурский автономный район (СУАО) с побережьем Индийского океана, заселить этот проблемный район этническими китайцами, сведя на нет преобладание там мусульманского населения.

Пекин стремится к расширению своего военного присутствия на пакистанской территории путем открытия там своих военных баз. При этом, как отмечают эксперты, Китай преследует как минимум три стратегические цели: оказание военно-политического давления на Индию; ограничение влияния Вашингтона в Пакистане и Афганистане; непосредственное наблюдение за деятельностью "уйгурских сепаратистов" в СЗПП.
По информации газеты Times of India, Пекин сегодня является крупнейшим поставщиком вооружений Пакистану, активно участвует в модернизации пакистанского ядерного оружия и средств его доставки.

Помимо развития пакистано-китайского военного сотрудничества Китай рассматривает Пакистан как стратегического партнера в диалоге с набирающим силу исламским миром. Пекин никогда не забывает, что исламские экстремисты занесли Китай в список своих главных врагов. В частности, выступая как лидер исламского мира, Пакистан помог Китаю наладить связи с арабскими странами и другими мусульманскими государствами. А после жестокого подавления Китаем волнений в Урумчи в 2009-м пакистанское правительство приложило большие усилия для того, чтобы объяснить другим исламским странам, как Китай относится к этим событиям.
Пекин стремится к партнерским отношениям с Пакистаном еще и для того, чтобы чувствовать себя безопасно и спокойно в таких пограничных регионах, как Синьцзян и Тибет. Поскольку, не имея партнерских взаимоотношений с Исламабадом, добиться стабильности в Синьцзяне и Тибете Китаю просто не удастся.
http://rus.ruvr.ru/2...9/56918085.html

#399      so_and_so

so_and_so

    Дядя Миша

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 465

Отправлено 30 Сентябрь 2011 - 12:58:23

О «демографической революции» в США и её влиянии на мировую политику
Владимир КОТЛЯР 30.09.2011

В последние годы внимание демографов, социологов и политологов Америки и Европы всё больше привлекает фактор, уже сейчас начинающий влиять на политику США, а со временем способный повлиять на общее направление развития международных отношений.
Речь идёт об ускорении демографических изменений в Соединённых Штатах Америки.
Анализируя доклад Бюро по переписи населения США о результатах переписи 2010 г. и приведённые в нём данные о демографических изменениях в стране в предыдущем десятилетии (1), специалисты подчёркивают, что если ещё в 1970 г. потомки белых европейских иммигрантов составляли 83,4% населения США, то в 2010 г. их доля упала до 65%, а к 2050 г., по прогнозам экспертов, их доля сократится до 46-48%... (2)
Особенно бурно растёт население испанского происхождения (иммигранты из Латинской Америки и их потомки). Не намного отстаёт по темпам увеличение численности населения азиатского и афроамериканского происхождения. По прогнозам, общая численность всех групп населения США неевропейского происхождения к 2050 г. возрастёт до двухсот миллионов человек; из них 25% составит население испанского происхождения, 16% - афроамериканцы и 10% - выходцы из Азии и стран тихоокеанского региона.

Уже сейчас динамика роста этих трёх этнических групп в американских штатах с наибольшим населением подтверждает такие расчёты. Так, в Калифорнии численность населения европейского происхождения к 2010 г. упала до 40,1%, в то время как численность населения испанского и азиатского происхождения выросла соответственно до 37,6% и 12,8%, и оно, таким образом, уже сегодня составляет 50,4% от всего населения штата. В Техасе население латиноамериканского происхождения к 2010 г. выросло до 37,6%, а европейского – снизилось до 45,3%. Если выходцы из Европы составляют пока большинство в штате Нью-Йорк (57%), то в Большом Нью-Йорке их численность за 10 последних лет снизилась с 54,3% населения до 49,6% в 2010 г.
У специалистов не вызывает сомнения, что эта демографическая тенденция в США будет продолжаться – её подтверждает и недавний доклад Брукингского института (3). Спорить можно лишь о том, станет ли население европейского происхождения национальным меньшинством в США к 2050 г. или это произойдёт раньше.

Такое «гигантское изменение» этнического состава населения США объясняется ускорением старения «европейского» населения, его постоянно снижающейся рождаемостью, а также продолжающейся массовой иммиграцией представителей населения испанского и азиатского происхождения соответственно из Латинской Америки и стран Азии и бассейна Тихого океана. Если показатели рождаемости у этих последних составляют сегодня соответственно 3,2% и 2,7%, то рождаемость населения европейского происхождения упала в последнем десятилетии до 0,2% и в последующие десятилетия «может свестись по существу к нулю». В 2008 г. 47% всех детей до 5 лет и 44% молодёжи до 18 лет в США были испанского, азиатского и афроамериканского происхождения, и половину из этих 44 % составляет молодёжь испанского происхождения. В результате в 2000-2009 гг. естественный прирост (превышение рождаемости над смертностью) населения испанского происхождения в США составил 8,2 млн. чел., европейского происхождения – только 2,4 млн. чел., иммиграция – соответственно 4,8 и 1,3 млн. чел., а прирост каждой из этих групп в целом – соответственно 13,1 и 4,3 млн. чел. (4)

Французские эксперты уже отмечают важные социальные последствия такой динамики роста народонаселения (5). Хотя понятие «иммигранты европейского происхождения» включает иммигрантов из всех стран Европы, с конца XVIII века ядро их составляли WASP - White Anglo-Saxon Protestants, или белые англо-саксонские протестанты из Англии, Шотландии и Ирландии. Они, занимая господствующее положение в обществе, изначально задавали тон в формировании культуры, в том числе политической, системы образования, традиций и устоев жизни. На протяжении истории США в её культуре всегда доминировали европейски традиции, и американское общество оставалось обществом «неоевропейского типа». Теперь США, по мнению указанных экспертов, вступили на путь превращения в общество «постевропейского типа», для которого характерны этническая мозаика и смешение культур. При этом масштабы прироста в США численности трёх основных групп населения неевропейского происхождения таковы, что они уже не умещаются – или вообще не хотят попадать - в пресловутый «плавильный котёл» (meltingpot), который раньше исправно работал и переплавлял пришлые этнические группы в стопроцентных американцев. Теперь эти группы населения зачастую предпочитают не ассимилироваться, а жить полузакрытыми диаспорами.

Демографический сдвиг в Америке в самой этой стране вызывает противоречивую реакцию. Как отмечают социологи, близкие к политическому центру или к левому крылу Демократической партии, эрозия «англо-саксонских традиций» означает, что отныне «Соединённым Штатам придётся считаться с разнообразием культур и субкультур и научиться жить с этим, вместо того чтобы навязывать, как раньше, ценности, идеи и традиции англо-саксонской культуры, доминировавшей до сих пор» (6).

В то же время в традиционном политическом истеблишменте, особенно на его правом фланге, массовая иммиграция в США представителей неевропейского – и особенно латиноамериканского – населения вызывает серьёзное сопротивление, имеющее мощную поддержку в Конгрессе США и среди значительной части населения страны. Так, на границе с Мексикой, являющейся основными «воротами» латиноамериканской иммиграции, установлен военизированный контроль, который осуществляется при поддержке американской армии, и из США только в 2010 г. было выслано около 400 тыс. нелегальных иммигрантов. Заметно усиливается в обществе и оппозиция предоставлению полноправного гражданства неевропейским иммигрантам.

В поддержку этих настроений в 2004 г. выступил Самюэль Хантингтон, подвергший резкой критике политику мультикультурализма и поощрения иммиграции, проводимую «элитой интеллигенции, экономистов и политиков с космополитическими и транснациональными взглядами»; эта политика, писал С.Хантингтон, «подрывает основополагающую культуру» США, ведёт к созданию групп населения, организованных по расовому и этническому критерию вместо критерия гражданства, к «росту потока иммигрантов с двойным гражданством и с двойной лояльностью» (7).
Ностальгия в США по «золотому веку» культурной однородности с преобладанием культуры «белых англо-саксонских протестантов» распространена сегодня достаточно широко. С избранием первого в истории страны чернокожего президента она только обострилась. Это показывает и успех Tea Party («Партии чаепития») - политического авангарда неоконсерваторов.

Растущее в американском обществе сопротивление неевропейской иммиграции не всегда носит такой «безобидный» характер, как, например, начатая сразу после президентских выборов 2008 г. миллиардером Д.Трампом кампания в СМИ с целью доказать, что президент Б.Обама не имеет законного права на американское гражданство и поэтому не может занимать пост президента страны. Помимо случаев бытового насилия в отношении этих категорий иммигрантов имели место и террористические акты против государственных учреждений. Достаточно вспомнить взрыв в Оклахоме в 1995 г. или рассылку писем и бандеролей, которые содержали патогенные бактерии или взрывались при попытке открыть их. Та же направленность протеста не против самих иммигрантов, а против правительственных учреждений и их политики поощрения иммиграции была характерна для двойного террористического акта А.Беринга Брейвика в Осло 22 июля 2011 года (9).

Дальнейшее развитие существенных изменений этнического состава населения США – и соответственно этнического состава избирателей – неизбежно ведёт к изменениям во внутренней и внешней политике этой страны.
По западным оценкам, Вашингтон будет «уделять всё больше внимания Латинской Америке, Азии и Африке, отворачиваясь от Европы» (8). Тема приоритета развития отношений с этими тремя регионами действительно проходит красной нитью в официальных заявлениях администрации и в политике США с момента избрания Обамы президентом. Однако прогноз о том, что при этих изменениях США будут «отворачиваться от Европы», заслуживает осторожного отношения. Темпы роста экономического и военного потенциала Китая, других стран АТЭС, ведущих стран Латинской Америки и Африки, а также усиление России делают затруднительным, если вообще возможным, для Соединённых Штатов пытаться контролировать мировые процессы без использования ресурсов Еросоюза и НАТО.

Указанные демографические тенденции и продолжающаяся массовая иммиграция в США неевропейского населения, будучи одной из причин общей активизации выступлений противников мультикультурализма в области внутренней политики, неизбежно выплёскивается и в область внешней политики, и дальше это будет всё более заметно.

Возникает вопрос: сумеют ли в будущем республиканская и демократические партии как политический авангард WASP ассимилировать в свои структуры складывающееся новое большинство избирателей США неевропейского происхождения или же грядущая «демографическая революция» приведёт к созданию третьей политической силы в США, которая совсем необязательно будет поддерживать традиционную внешнюю политику Америки образца ХХ века? Как следует из докладов американских исследовательских центров, среди складывающегося нового («неевропейского») большинства избирателей усиливается недовольство тем, что оно серьёзно недопредставлено в органах законодательной и исполнительной власти. Сегодня представители населения латиноамериканского происхождения составляют лишь 4 % состава высокопоставленных государственных чиновников США (Senior Executive Service), к 2030 г. они составят лишь 6,8 %, хотя на долю этой этнической группы среди работающего населения США будет приходиться 23 %, а к 2050 г. они составят 9,5 - 12,5 %, хотя их доля среди занятых поднимется уже до 30 % (10).

Это недовольство, наряду с возмущением части американской интеллигенции в связи с циничным цирком, устроенным республиканцами в Конгрессе США в сентябре 2011 г. при рассмотрении вопроса о финансовых расходах администрации на оказание помощи жертвам стихийных бедствий, привело в последнее время к очередному всплеску дискуссии о создании в США третьей партии и о выдвижении независимого кандидата на президентских и парламентских выборах 2012 года.

Перспективы происходящей в Америке «демографической революции», её влияние уже в самом ближайшем будущем на жизнь американского общества и политику США можно рассматривать и в свете последних европейских событий - волнений с участием иммигрантской молодёжи и роста общественного неприятия мультикультурализма в целом, о чём ещё раз напомнили беспорядки в Великобритании в августе 2011 г. и двойной террористический акт в Норвегии 22 июля 2011 г.
Владимир КОТЛЯР - доктор юридических наук http://www.fondsk.ru...a-politiku.html
________________________
(1) U.S.Census Bureau, Cumulated Estimates of the Components of Resident Population Change by Race and Hispanic Origin for the United States: April 1,2000 to July 1,2009 (NC-EST2009-05), June 2010 /http://www.census.gov.
(2) Jim Cohen, Phillip S.Golub. Etats Unis, vers une societe post-europeenne/Le Monde diplomatique. 5 juillet 2011.
(3)Sabrina Tavernise. U.S. looking more Hispanic and Asian, and less white/The International Herald Tribune, 1.9.2011.
(4) Table 5. Components of Population Change by Race and Hispanic Origin. U.S.Census Bureau, Cumulated Estimates of the Components of Resident Population Change by Race and Hispanic Origin for the United States: April 1,2000 to July 1,2009 (NC-EST2009-05), June 2010 /http://www.census.gov.
(5) Подробнее см. об этом Jean-FrancoisBoyer. “Etats-Unis, version “Latinos”/http://www.monde-diplomatique.fr/ 2005/12/ BOYER/13000. Le Monde diplomatique, decembre 2005.
(6) K.Anthony Appiah. “Culture, Subculture, Multiculturalism: Educational Options”, in Randall Curren (ed), “Philosophy of Еducation”, Blackwell, New York, 2006.
(7) Samuel Huntington. “The Hispanic Challenge”, Foreign Policy, March-April 2004.
(8) Scott Shane. Killings in Norway Spotlight Anti-Muslim Thought in US. /The New York Times,24.07.2011// http:// www. nytimes.com/2011/07/25/us/25debate.html?_r=1&ref=world&pagewanted. STRATFOR, 28.07.2011. Norway: Lessons from a Successful Lone Wolf Attacker/http://www.stratfor.com/print/199672.
(9) См.сноску2 выше.
(10) Joe Davidson. Report: Latinos in SES will be “vastly underrepresented” by 2030/The Washington Post, 22.9.2011.


#400      Савва

Савва

    Завсегдатай

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 247

Отправлено 01 Октябрь 2011 - 18:53:10

Все прекрасно помнят как оголтело укропы стремились доказать нашу российскую "быдловатость" и значительный прорыв украинства в европейскую "мечту". Все самые идиотские действия оранжевой украинской власти были произведены и, естественно, в первую очередь заклятые европейские и заокеанские "партнеры" потребовали вступить в ВТО, чтобы всласть пограбить относительно зажиточную укроевропейскую державу.
Зажиточность - понятие очень относительное, но таки укропы жили (и до сих пор еще живут) получше, чем зимбабвийская общественность.
А если Зимбабве еще далеко, значит, есть еще доллары в карманах укроевропейцев,т.е. грабить еще есть кого.
И вот Украина вступила, нет, "влетела" в ВТО. Значит, прошло три года.
Есть на что посмотреть, оглянуться (и ужаснуться).
А нам кое-что намотать на ус соответственно.
Я не буду копипастить статью, сходите сами. почитайте и сами увидите, что нам надо бежать из ВТО, как ужаленным.
И сказать спасибо украм - вы на собственной шкуре показали то, что нам было понятно еще вначале нулевых.
Дай бог, наш Айфон, не уступит за оставшееся время ни на йоту и нам будет отказано оказаться в этой "прелести".
А уж ВВП снова начнет пересмотр условий, в связи со вновь открывшимися обстоятельствами.
Итак, Украина и ВТО. Три года реальности, это я так вопринял эту статейку.
Добро пожаловать в светлый капиталистический кредитно-долговой рай.
http://www.warandpea...sis/view/62249/




Рейтинг@Mail.ru